Пользовательский поиск

Книга Что там, за дверью? (“Фантастика 2006” сборник). Содержание - Меконг Начало пути

Кол-во голосов: 0

Меконг

Начало пути

Свадьба была в самом разгаре. После торжественного шествия по пыльным улочкам деревни и чтения монахом никому не понятной молитвы на санскрите молодые, их родители и гости собрались на дебаркадере, украшенном двумя драконьими головами — символом новобрачных. Веселье продолжалось под навесом из пальмовых листьев. Старый Ван Дзон-Ю, дед жениха, некоторое время принимал участие в церемонии, затем погрузился в себя. Подобное случалось с ним часто, никто уже не обращал внимания.

Ван Дзон-Ю смежил веки и умер.

Его дух отлетел тихо, но тело пустовало недолго.

…Андрей Гур открыл глаза. Его новая (не очень качественная) инкарнация сидела на циновке в позе лотоса. В кормовой части дебаркадера, почти у самого борта. За бортом плескалась вода. Судно отчалило от берега и теперь плыло вниз по течению, оставляя широкий кильватерный след.

Меконг. Один из основных виртуальных каналов. Медленный, величавый поток информации. Гур — часть этого потока. А еще, где-то позади, другая часть — его преследователи. Наверняка они будут, такова данность, неизбежная карма — Настигнут или нет — иной вопрос. “Я помогу, — сказал Рагнарек там, в буфере. — Но знай, что в Меконг впадают многие реки. И у них есть свои хозяева. Кто-то из них встанет на сторону твоих врагов”. И Рагнарек забросил агента на дебаркадер, островок иллюзий, где люди-программы играют зацикленные роли, написанные божественным режиссером. Все — чтобы прикрыть человека Конфедерации.

Постоянно контактируя с ИскИнами, понимаешь, что их нейтралитет — фикция. За сотню лет войны в реале тысячи разведчиков и курьеров прибегали к их помощи. Надо отдать сетевым разумам должное: между собой те не грызлись. Поддерживали, не вмешиваясь.

Рано или поздно Гур столкнется с погоней. Вероятность… он не мог ее просчитать. Но уж слишком цеплялся Кондоминиум за свои секреты. За этот — в особенности.

Он встал, подошел к фальшборту. В мутной глади отразилось морщинистое лицо, седые волосы, стянутые в пучок на затылке. Выцветшая красная рубаха навыпуск. Глаза: узкие бойницы, усталый знойный август. За спиной ела и пила толпа, он же ни в чем не нуждался. Даже во сне. Интересно, смогут ли его здесь убить? Никогда не проверял. Теория гласит, что да.

Подключенный к нормальному киберспейсу пользователь умирает, ибо связан телесной оболочкой. Гур не связан ничем. Что может случиться? Он свихнется, растворится в нирване, распадется на биты… Теория не дает ответа.

Судно вырулило на середину реки. Очень широкой реки, берега сжались в тонкие зубчатые полосы. Не больше сантиметра. Весенний разлив.

Старик вновь опустился на циновку.

Дорога будет длинной. Несколько сотен извилистых километров на жалких пяти-шести узлах (“Вероятно, они быстрее тебя”). До самой дельты, где сбиваются в кучу неисчислимые джонки, баржи, тримараны и катера. Перевалочный пункт, финиш. Там он затеряется среди бедняцких лачуг, в пестрой многоголосой суете причалов. Рагнарек вытянет его в буфер, а оттуда — в реал.

Если Кондоминиум не помешает.

Агент приготовился к долгому бездействию. Далеко за кормой чернели точки рыбацких лодок. Около дюжины. Некоторые неподвижны, иные — приближаются…

Свадьбу заклинило.

Полдня Гур развлекался, перекраивая облик персонажей или вынуждая их совершать дурацкие поступки. Для этого хватало легкого ментального усилия. Вот, к примеру, толстяк, поглощающий жареных змей. Гур приказывает ему громко рыгнуть и захихикать. Марионетки подчиняются безоговорочно, куклы, надетые на пальцы.

Затем ему наскучило.

Музыкантам он велел играть тише, детям — успокоиться и не бегать. Погрузился в медитацию, сосредоточившись на дыхании.

ФОРМА ЕСТЬ ПУСТОТА; И ПУСТОТА ЕСТЬ ФОРМА[3].

Гур знал, что и война, и корабль, и его телесная оболочка — дешевый аттракцион, иллюзия для несовершенных существ. Энергия и разум — вот что является сущностью, изнанкой мира. И уровни. Множество уровней. Последняя реальность — не Сеть ли это? И почему — последняя? Может быть — первая, изначальная. Базовая.

Гур мог просидеть три—четыре часа, и это не предел, но он никогда не достигал главного — не прерывал потока сознания. Несмотря на хваленый индекс ментальной силы. Участие в боевых действиях — возможность раз за разом проникать в Сеть, лететь сквозь инкарнации, исследуя себя. Цель очевидна.

Он чувствовал ветер, чувствовал реку и движение. Понимая, что окружающего не существует. Он дышал, и Сеть дышала им. Ничего нет, и все есть…

Вечером пришел Рагнарек.

Собственно, понятие светлой и темной половины суток было условным, как и все здесь. Солнце, луна, звезды — фальшивые фонари, вспыхивающие и затухающие согласно программе. Видимая данность — русло реки, ее берега, прибрежные села — растворялась с расстоянием в бессвязной мути реализованных идей. ИскИны не напрягались, упорядочивая (перекраивая) бесхозное пространство. Либо они лишены амбиций, думал иногда Гур, либо их амбиции направлены по иному вектору. Скажем, вовне. Впрочем, второе утверждение спорно, учитывая их политику.

Бог Меконга явился в облике даосского жреца. Возник внезапно, материализовавшись в метре от агента. Остальные его не заметили.

Гур встал и почтительно приветствовал гостя.

— У меня есть кое-что для тебя, — сказал Рагнарек. — Неприятные вести.

— Я слушаю.

— Наш брат, Белый Журавль Трех Рек, покровительствует Земле. За тобой идут.

Гур собрался.

— Далеко?

— Сейчас — да. Но приближаются. Их скорость выше.

— Когда мы встретимся?

— Завтра.

— Сколько их?

— Достаточно. Отряд, все вооружены. Это будет холодное оружие, стрелковое запрещено в моих владениях.

— Они узнают, кто я?

— Зависит от тебя.

Нет, Гур не боялся. Он выиграл много боев. Если Кондоминиум выслал отряд, значит, в штабе спешили, не тратили драгоценное время на подбор сильных охотников. Решили взять количеством…

— Свежая информация. — Жрец, на секунду обратившись в каменного истукана, вновь ожил. Задвигались фьорды морщин. — Сеть приняла человека. Он спрашивает о тебе.

Гур вздрогнул.

— Кто?

— Не знаю.

Из недр памяти выплыл образ. Смертоносная игла, самый настырный тритонский перехватчик. Ведь он отстал… Да? Заноза, пуля, рвущая черноту космоса и трехмерную сетку координат… Ты же оставил его позади. Да и не способны рядовые пилоты-земляне путешествовать сквозь виртуальный слой. Или способны?

Рагнарек внимательно следил за реакцией человека.

Гур присел на краешек фальшборта.

— Бог… что, если меня убьют? Что потом?

Невежественный вопрос того, кто не познал Просветления.

Последовал ответ:

— 99,9 процента людей идут дальше, крутят колесо. Не помнят себя, возвращаются в физический мир.

— А ты?

— Меня нельзя убить. Если ты это имеешь в виду.

вернуться

3

“Сердечная сутра”.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru