Пользовательский поиск

Книга Четырежды Ева. Содержание - Вместо эпилога

Кол-во голосов: 0

Она задумалась о том, что дневной и ночной животный мир на этой планете различаются гораздо больше, чем на Земле… Было удивительно, что планета, так похожая на ее родину, настолько отличается скоростью своего вращения. Правда, здешнее солнце гораздо ближе к планете, так что земледелие неизбежно. Но все же притяжение светила не может оказывать столь сильное действие. Даже луна лишь слегка подтормаживает вращение Земли. А этот мир, скорее всего, гораздо моложе ее родины, значит, по законам звездной маханики должен вращаться быстрее. Этой звезде предстоит развиваться еще миллионы лет. А у планеты отсутствуют спутники. По крайней мере, видимых размеров, а значит, и способные замедлить скорость вращения. Нормальное действие угловой скорости движения гарантирует любой безлунной планете, не слишком близко вращающейся от своего светила, период вращения в… скажем, не более ста часов. Но что же замедляет вращение этого мира?.. А как прекрасна эта бесконечная звездная ночь.

Шорох заставил Терезину обернуться. На миг она испугалась — в смутном свете, звезд ей показалось, что к ней приближается парочка троллей. Но тени приблизились и превратились в Лори и Камалу, одетых в плащи из одеял.

— Здрасьте, давно не виделись, — сказала Терезина слегка дрожащим от пережитого волнения голосом. В темноте хотелось разговаривать тихо-тихо. — Похоже, и вам не спится?

— А вы что, страдаете от бессонницы? — в свою очередь поинтересовалась Камала. — Лично я захотела полюбоваться чудной ночью на этой планете. Внутренний покой достигается путем долгих тренировок… Но я могу показать вам несколько простейших дыхательных упражнений, с помощью которых…

— Дело не в этом, — перебила Лори. — Я тоже не могла уснуть и ворочалась с боку на бок до тех пор, пока не заметила, что ты, Камала, отправилась прогуляться, тогда я выбралась из мешка и присоединилась к тебе. Потом мы заметили Терезину.

— Но если бы вы освоили дыхательные упражнения… — начала индианка.

— Я не…

— …и повторите их одиннадцать раз, поднимаясь на носках, потом сядете, скрестив ноги и пригнув голову к коленям…

— Да не желаю я спать! — закричала Лори. — Я хочу присесть и подумать.

— Хорошо, постараюсь вам не мешать, — сказала Камала. — Спокойной ночи.

— Камала, не уходи. Терезина, думаю и тебя заинтересуют мои размышления. На мой взгляд, нам надо сейчас посидеть и подумать.

Терезина почувствовала, что краснеет.

— Ты имеешь в виду… этот… в общем, нашу проблему… — заплетающимся языком пролепетала она.

— Разумеется, именно об этом свинстве я и хочу поговорить. Он и к тебе приставал?

— Нет. То есть разумеется. Но у меня была винтовка и я…

— А я в школе занималась дзю-до, — ответила улыбающаяся Лори. — Для стюардессы владение приемами дзю-до бывает весьма полезно. А у тебя, Камала, как дела?

— А… — безмятежно махнула рукой индианка. — Я рассказала ему о трех основах и уже почти дошла до рассказа о пяти философских трактатах, когда он решил, что лучше продолжить разговор в лагере…

Лори рассмеялась.

— Надо будет взять ваш метод на вооружение…

Терезина, довольная тем, что темнота скрывает румянец, проступающий на ее щеках, добавила:

— Я порекомендовала ему начать с того, кто сам его уговаривает.

— Я посоветовала то же самое, — поддакнула Лори. — И мне кажется, что мы говорим про один и тот же объект, не так ли? Но в связи с тем, что его интерес к ней, мягко говоря, невелик, он не пытается потребовать от нее исполнения закона, — девушка передернула плечами. — Но, друзья, это не может продолжаться вечно. Он молодой, здоровый мужчина. Во многих отношениях выше среднего… Если у него ничего не получится с нами, то, думаю, он последует нашему совету, и тогда спустя несколько месяцев он сможет с полным основанием потребовать от одной из нас…

— Пусть только попробует, — фыркнула Терезина.

— Но на его стороне закон, — мягко напомнила Камала. — Они, разумеется, захотят, чтобы на планете была большая колония. Да и о старости забывать не стоит… Речь здесь идет даже не о законе, а о долге.

— Закон! Долг! Да пошли вы… — Терезина несколько секунд в задумчивости смотрела на реку, наконец заговорила, и голос у нее больше не дрожал. — Задумывались ли вы по-настоящему хоть раз, насколько этот закон отвратителен и глуп? Становись шеренгой в затылок и ставь в списке галочку. Во-первых, это покушение на гражданские права. Конституция защищает права граждан на самоопределение. Что же касается брака по принуждению, то он, в сущности, не является таковым и не признается. Во-вторых, ситуации подобного типа так-редки, что необходимость их регулировать в законодательном порядке отсутствует. А кто будет выдумывать закон, о котором, если и вспомнят, то не раньше, чем через несколько сотен лет? Они что, думают, что в космос летают идиоты? Случаи вынужденных посадок крайне редки. Даже разведчики и изыскатели летают по заранее согласованным трассам. Звезды, к которым они улетают, предварительно изучаются земными астрономами и спутниками. Если же корабль в условленное время не возвращается, то на его поиски отправляется спасательная экспедиция!

— Правильно, — подтвердила Лори. — Но меня удивляет, откуда вы, сугубо гражданское лицо, так хорошо знакомы с правилами навигации.

— Совсем не знаю, — ответила смущенная Терезина. — Просто я исходила из того, что космонавты не идиоты.

— Что ж, — подытожила Камала. — Этот закон, как вы только что абсолютно верно подметили, практически не нужен. Но мало ли ненужных и нелепых законов? К примеру, в Америке, в одном из штатов, запрещается утреннее купание по воскресеньям с левой стороны дороги. Этот закон относится к числу подобных, хотя раньше я никогда не слышала о подобных ситуациях.

— Все ясно, — вынесла приговор Терезина. — Один Ферми может узнать, что случится, если Всепланетный Парламент закусит удила. Но надо рассматривать каждый, даже самый глупый, закон с позиции его возможной ценности. Наш закон должен гарантировать получение самых различных наследственных признаков для последующих поколений. Но… — она вновь порадовалась темноте, скрывающей румянец. — Задумывались ли вы о том, что закон, по идее, должен предохранить колонию от вырождения путем возможно более интенсивного размножения? Но потребуется ли это? Я хотела сказать, что раз в какой-то колонии не могут додуматься до этого самостоятельно, то… ее обитатели просто глупцы. А если они глупцы, то не лучше ли им не мешать и позволить… выродиться. Ведь все, что им необходимо, это додуматься до регулировки браков между детьми и внуками, достигая максимального контраста между семьями. И так далее в том же духе.

— Согласна, — сказала Лори. — Я живо себе представляю несколько пар, потерпевших кораблекрушение, в подобной ситуации им нужно постоянно меняться партнерами, иначе эмоциональное напряжение отодвинуло бы на второй план проблемы наследственности!

— К тому же, — перебила Терезина, добавив свое славянское слово, поскольку оно подходило как никогда, — … нечто вроде посева зерен цивилизации. Да! Если на планете нет собственной разумной жизни. Но, может быть, попросту подождать, пока разум не родится на планете естественным путем? Если же есть, то страшно представить, к чему может привести появление чужаков… Может разгореться война со всеми вытекающими отсюда последствиями. Короче, закон, если он придуман умными людьми, должен бы был не поощрять, а, наоборот, запрещать размножение!

Девушка смолкла. Несколько минут слышалось лишь шуршание листьев, о чем-то шептавшихся с травой.

Наконец Камала нарушила тишину:

— Да, милая, вы совершенно правы. Этот закон воистину смехотворен. Если мне удастся когда-нибудь вернуться домой… Я первым делом уговорю отца подать на рассмотрение билль. А пока…

— А пока, — подхватила Лори, — мы должны смотреть фактам в лицо. Попробуем забыть об этом свинском законе… У нас есть один мужчина на, бог знает, сколько парсеков, четыре женщины и никаких надежд на спасение… Боюсь, мы будем вынуждены уступить его домоганиям… — Затем после секундной паузы она добавила: — Как вы только что говорили… закон тут ни при чем.

9
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru