Пользовательский поиск

Книга Бесконечная свобода. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

Алиса Бертрам спросила, когда можно будет приступить к полевым работам. Я совершенно ничего об этом не знал, но и без меня нашлось много знатоков, у каждого из которых было свое мнение. Никто из жителей Центруса не был крестьянином, зато крестьяне из Пакстона были незнакомы с местными условиями. Тем не менее было очевидно, что проблема заключается вовсе не в том, чтобы просто возобновить обработку полей, заброшенных предыдущими арендаторами. Сельское хозяйство здесь было специализированным и велось по интенсивной технологии. Нам следовало придумать, как пахать землю и орошать плантации без помощи электричества.

Лар По, тоже не имевший ни наклонностей к крестьянскому труду, ни опыта в этом деле, не слушал спор, а серьезно доказывал, что наилучший шанс для выживания должно нам дать переселение в Пакстон, где, при условии, что будем напряженно трудиться, мы сможем получить урожай, достаточный для того, чтобы прокормиться. Хотя для этого понадобится долгая прогулка.

— У нас впереди масса времени для экспериментов, — напомнил я. — Мы, вероятно, сможем прожить здесь весь срок, отпущенный нашему поколению, убирая мусор и подъедая корабельные рационы. — Хотя несколько недель на корабельных рационах заставят кого угодно обратиться к сельскому хозяйству. Это было, несомненно, частью плана.

Шериф возвратился с долгожданными новостями: они нашли над рекой спальный корпус, который даже не потребовалось взламывать. Комнаты запирались на электронные замки, и после того, как пропала энергия, все двери открылись.

Я направил Чарли осмотреться и набросать график работ. Нам было необходимо как можно скорее наладить водоснабжение и временные уборные, а затем организовывать поисковые партии, чтобы определиться с количеством и местоположением запасов в городе.

Ну а мы с Мэригей намеревались отправиться в центр города и поискать там в Управлении межпланетных коммуникаций какие-нибудь дополнительные фрагменты для нашей мозаики.

Глава 6

Как и Дворец Законов, здание центра связи в середине дня было не заперто. Шериф высадил нас возле входа, мы вошли внутрь — и были поражены, обнаружив за дверью искусственный свет! Здание не зависело от городской энергетической системы и, независимо от того, какой источник в нем использовался, свет все еще горел.

Прямая радиосвязь с Землей не имела смысла, так как до нее было 88 световых лет. Но обмен сообщениями при помощи коллапсарного скачка занимал всего лишь десять месяцев, и где-нибудь обязательно должен был иметься журнал регистрации поступивших и отправленных депеш.

Был также Мицар на расстоянии каких-нибудь трех световых лет. На тамошней тельцианской планете Цогот имелась колония Человека, и мы могли услышать что-нибудь от них или, по крайней мере, вызвать их и через шесть лет услышать ответ.

Для того чтобы воспользоваться системой межпланетной связи, недостаточно было взять в руки микрофон и щелкнуть выключателем. Необходимо было знать, какой взять микрофон и какими выключателями в каком порядке щелкать. Конечно, ни один из приборов не имел английских подписей, а мы с Мэригей знали стандартный язык лишь в объеме, необходимом для бытового разговора.

Мне пришлось воспользоваться рацией и попросить шерифа приехать и перевести нам надписи на пультах. Правда, сначала он должен был загрузить в центре города продовольствие, доставить его в занятое нами общежитие, а лишь затем, во время следующей поездки, завернуть к нам.

За время ожидания мы довольно подробно изучили здание. В главном зале имелось два пульта, надписи на которых мы перевели как «прием» и «передача» (хотя слова были настолько похожи, что мы могли ошибиться в обоих случаях). Каждый пульт был разделен на три консоли: Земля, Цогот и что-то еще, вероятно, «другие абоненты». Возле цоготской консоли стояли человеческие стулья и тельцианские сиденья.

Шериф приехал в обществе Марка Талоса, который до полета работал на телефонной станции Центруса и довольно хорошо знал стандартный язык.

— Они не поддерживают непрерывный канал связи с Землей, — сказал Марк. — Это было бы бессмысленно, а может быть, и просто невозможно. Но существует одна частота, за которой они все же следят и все время ведут запись. Это нечто вроде архива. Важные сообщения в обе стороны направляются через коллапсарную антенну — беспилотный корабль-передатчик, мотающийся туда и сюда, — ну, а по этому каналу мы в основном узнаем о том, что случилось на Земле восемьдесят восемь и больше лет тому назад.

Он склонился над пультом и внимательно осмотрел его.

— А-а, вот оно, монитор 1. — Он щелкнул выключателем. Откуда-то послышался высокий голос, быстро тараторивший что-то на том языке, который Человеки называли стандартным.

— Значит, вот это, рядом, монитор 2?

— Не совсем так. Скорее 1-а. — Он выключил первый монитор и включил 1-а. Никакой реакции. — Я думаю, что это предназначено для связи с коллапсарной антенной, и возможно, пилотируемыми кораблями, находящимися между планетой и коллапсаром. Хотя, пожалуй, такое устройство полезнее было бы расположить в космопорте.

— Мы можем послать сообщение на Землю? — спросила Мэригей.

— Наверняка. Но вы… мы все изрядно состаримся к тому времени, когда оно попадет туда. — Он ткнул пальцем в сторону кресла. — Просто сядьте туда и нажмите красную кнопку, под которой написано «hin/han». А когда закончите, нажмите еще раз.

— Дайте я сначала приготовлю текст. — Она взяла меня за руку. — Мы все его прочтем и убедимся, что ничего важного не пропущено.

— Думаю, что все это должно их изрядно заинтересовать, — предположил Марк.

— Неужели? — деланно удивился я. — Тогда где же они? — Я взглянул на шерифа. — Может ли быть, чтобы наше население занимало столь незначительное место в картине мира землян? Похоже на то: население целой планеты внезапно исчезло, а они даже не потрудились послать корабль, чтобы узнать, в чем дело!

— Ну они еще могли не заметить перерыва в радиосвязи…

— Конечно, восемьдесят восемь лет, и все такое. Но, прах побери! Неужели они не считают, что двадцатичетырехлетнее молчание, отсутствие даже срочных сообщений через коллапсарную антенну может быть поводом для беспокойства? Мы каждый год посылали по нескольку штук.

— Я не могу говорить за них…

— А я — то думал о вас, как о ё-ном групповом сознании!

— Уильям! — предостерегающе воскликнула Мэригей.

Губы шерифа сжались в твердую линию; я хорошо знал это выражение.

— Мы не можем утверждать, что они не отреагировали. Если они прибыли сюда и нашли то же самое, что и мы, то им вовсе не обязательно было оставаться здесь. С какой стати? По плану, до нашего возвращения должно было пройти еще сорок тысяч лет.

— Вы правы, прошу прощения. — Но эта мысль продолжала все так же беспокоить меня. — Однако они не могли прибыть сюда, осмотреть планету и вернуться, не оставив никаких следов.

— Мы не можем утверждать, что они не оставили следов, — почти слово в слово повторила за шерифом Мэригей. — Возможно, их удастся найти где-то на космодроме.

— А может быть, здесь.

— Если это так, то следы не бросаются в глаза, — заметил Марк. Он перешел к следующей консоли. — Хотите попробовать Цогот?

— Да, давайте сделаем это, пока шериф здесь. Он знает тельциан лучше, чем мы.

Он щелкнул несколькими выключателями и недовольно покачал головой. Повернул регулятор громкости, и комнату заполнил белый шум.

— Вот и вся их передача, — сказал он.

— Испорченная линия? — спросил я, уже почти точно зная, что услышу в ответ.

— Техника в порядке, — медленно ответил он. — Это включенный микрофон на том конце линии.

— Значит, там случилось то же самое, — проговорил шериф и тут же поправил сам себя: — Могло случиться.

— Запись идет непрерывно? — поинтересовался я.

— Да. Если мы обнаружим перерыв спустя 3,1 года после того самого дня, это окажется непререкаемым подтверждением. Я могу проверить. — Он убавил громкость и принялся что-то переключать на пульте. Затем отодвинул тельцианскую клавиатуру и поставил на ее место человеческую.

40
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru