Пользовательский поиск

Книга Звёзды в ладонях. Содержание - 4

Кол-во голосов: 0

Как я и ожидал, Рита была там — почему-то она предпочитала лазарет своей каюте. Сидя на диване, она читала какую-то книгу и, когда я вошёл, встретила меня какой-то вымученной, немного напряжённой улыбкой.

— Ты тоже устала? — спросил я, присев рядом с ней на диван и обнял её за талию.

— Да так, немного, — рассеянно ответила она.

— Так давай отдохнём, — предложил я. — Вместе. И активно.

Я хотел было поцеловать её, но Рита проворно уклонилась и убрала мою руку со своей талии.

— Нет, дорогой, сейчас неподходящее время. Да и вообще… — она умолкла в нерешительности.

— Что «вообще»?

Рита потупила глаза.

— Ну… я думаю, что пора с этим завязывать. Терапия оказалась успешной, однако не стóит ею злоупотреблять.

— Что ты такое говоришь?! — Я поражённо уставился на неё. — Для тебя это была только терапия? Ты просто лечила меня?

Она покачала головой:

— Нет, Стас, это была не только терапия. Наши отношения значили для меня больше, гораздо больше, но… но дальше я не могу. Просто не могу.

— Чего ты не можешь? — всё ещё не понимая ничего, спросил я.

— Не могу дальше выносить ревность Рашели — тихую, затаённую, но очень лютую. Это выше моих сил. Я не хочу становиться между вами.

— О, Боже… Она что, знает о нас?

— Да, знает. Она сразу обо всём догадалась. А ты даже не заметил?

— Нет, — ошарашено пробормотал я. — Не заметил. Я думал, Рашель ничего не знает.

— Знает-знает. И ей это страшно не нравится. Она видит в тебе своего отца, а наши с тобой отношения никак не вписываются в эту картину. С её точки зрения ты изменяешь ей — с какой-то незнакомой, посторонней женщиной. Это очень ранит её.

Я откинулся на спинку дивана и закрыл ладонями лицо.

— Господи, что же делать? Ведь я… я, кажется, начинаю влюбляться в тебя. Я думал, что наконец встретил женщину, о которой мечтал всю…

— Молчи! — перебила меня Рита с мукой в голосе. — Ты встретил меня слишком поздно. Перед этим ты уже повстречал девочку, о которой мечтал многие годы. Девочку, которая воплотила в себе твой идеал дочки. А я в вашей компании оказалась третьей лишней.

— Но…

— Никаких «но», Стас. В этой ситуации нет места для компромиссов. Ты должен отказаться либо от меня, либо от Рашели. Третьего не дано.

Я посмотрел Рите в глаза. Там я увидел слёзы, боль и отчаяние. А за ними робко прятались нежность и любовь. Та самая любовь, которую я так долго искал. Наконец-то я нашёл её. Однако…

— Я не могу отказаться от Рашели, — тихо, почти шёпотом произнёс я. — Не могу…

— Да, — обречённо кивнула она. — Я это знаю.

4

На следующее утро, когда мы уже находились в предстартовой готовности, ожидая приказа отшвартоваться от станции, на связь с нами вышел сам главнокомандующий флотом, адмирал-фельдмаршал Дюбарри, и распорядился отменить старт. Меня, Шанкара, Агаттияра и Ортегу он пригласил к себе на флагман, а остальным членам нашего экипажа дал увольнительную на неопределённый срок, вплоть до особого распоряжения.

Полёт на быстроходном катере к флагманскому линкору Первого Флота Освобождения занял не более четверти часа. Там, прямо у швартовочного терминала, нас встретил адъютант адмирала-фельдмаршала и провёл в конференц-зал корабля, где, помимо самого главнокомандующего, находилось ещё несколько высших офицеров, включая Клода Бриссо, а также трое штатских. В момент нашего появления они что-то живо обсуждали, причём во главе стола сидел не Дюбарри, а один из штатских — среднего роста худощавый мужчина лет шестидесяти, скуластый, темноволосый, с проницательными серыми глазами и высоким выпуклым лбом.

Когда мы вошли, большинство военных, поприветствовав нас, быстро покинули конференц-зал, и с нами остались лишь трое штатских да ещё адмирал-фельдмаршал Дюбарри с вице-адмиралом Бриссо. Мужчина, который председательствовал на недавнем совещании, поднялся со своего кресла и энергично пожал нам руки — сначала Шанкару, потом Агаттияру и мне, а после нас уже Ортеге.

— Меня зовут Поль Карно, — представился он. — Я министр иностранных дел Терры-Галлии и, по совместительству, глава временной администрации Земли и Солнечной системы. Прошу вас, присаживайтесь, господа.

Пока мы устраивались в предложенных нам креслах, Дюбарри счёл своим долгом объяснить:

— О прибытии господина министра нам стало известно ещё вчера вечером, но о вашем новом статусе мы узнали лишь два часа назад, когда его корабль долетел до Земли. Иначе мы предупредили бы вас заблаговременно.

— Что за новый статус? — поинтересовался Шанкар.

Поль Карно сделал нетерпеливый жест рукой.

— Давайте обо всём по порядку. — И прежде всего он представил нам двух других штатских, которые, как и следовало ожидать, оказались первым и вторым заместителями министра иностранных дел. Затем Карно продолжил: — Наше ведомство было восстановлено совсем недавно, с началом операции «Освобождение», но до этого весь наш штат почти в полном составе руководил секретным проектом «Ответный удар». На Землю я направлен не только в качестве главы временной администрации, но и для подготовки встречи на высшем уровне руководства всех освобождённых планет. Мы решили провести её здесь, а не на Терре-Галлии, как предполагалось вначале. Это будет более символично.

Шанкар хмыкнул, но ничего не сказал. Впрочем, и так было ясно, о чём он подумал: ведь Земля-то по-прежнему во власти габбаров.

Выдержав паузу в ожидании реплики Шанкара, министр заговорил снова:

— В ближайшие дни в Солнечную систему должны прибыть полномочные представители правительств других государств для проведения предварительных консультаций. Что касается вашей родины, Махаварши, то она со своим представительством уже определилась: главой делегации назначен месье Раджив Шанкар, а его помощниками — господа Агаттияр, Матусевич и Ортега. Что касается мадемуазель Агаттияр, то в соответствующем постановлении вашего правительства она фигурирует в качестве переводчика, но на нашу первую встречу мы решили её не приглашать, поскольку все присутствующие здесь более или менее сносно изъясняются по-английски.

Слова «более или менее сносно» были явным преуменьшением — Поль Карно говорил настолько бегло и безукоризненно, что если бы не «месье» и «мадемуазель», его можно было бы принять за уроженца Полуденных островов.

— Кто сейчас возглавляет наше правительство? — спросил Шанкар.

— Сам император Махаварши. По имеющимся у нас сведениям, все ключевые посты в новом кабинете заняли руководители Сопротивления.

«Значит, ему всё-таки не удалось удержаться в тени», — подумал я.

А вот Шанкар удовлетворённо кивнул:

— Это правильно, так и должно быть. Как я понимаю, господин министр, наша система уже полностью очищена от чужаков?

— Да, сэр. Несколько эскадрилий лёгких кораблей спрятались было в метеоритном поясе, но нам удалось убедить их капитулировать. Нереи-пятидесятники и дварки, в общем, здравомыслящие существа, они быстро поняли безнадёжность своего положения и предпочли сдаться. То, что мы полностью закупорили каналы, предотвратив даже возможность прибытия подкрепления, произвело на них очень сильное впечатление.

— На нас, кстати, тоже, — признался Шанкар. — Интересно, как давно вы это умеете? Двадцать лет? Пятьдесят? Восемьдесят? Или, может, с самого начала? Хотя последнее вряд ли. Скорее, я поставил бы на семьдесят лет.

Все пятеро наших собеседников уставились на него с таким видом, словно этот девяностолетний старик совершил перед ними несколько умопомрачительных кульбитов, а потом прошёлся колесом по всему конференц-залу.

Первым опомнился адмирал-фельдмаршал и грозно посмотрел на Клода Бриссо:

— Это вы проболтались?

Тот страстно принялся открещиваться от своей причастности к утечке информации, но Шанкар перебил его:

— Успокойтесь, господа. Мне никто об этом не говорил, я сам обо всём догадался. Я много прожил на свете, у меня богатый опыт подпольной деятельности, и я за версту чую, где пахнет конспирацией. Так когда же вы научились закупоривать каналы?

62
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru