Пользовательский поиск

Книга Звёзды в ладонях. Содержание - 5

Кол-во голосов: 0

Я с трудом удержался от громкого вздоха. Всё-таки я полечу. Полечу в настоящий космос, к настоящим звёздам!..

Рашель заметно оживилась:

— Значит, вы решили помочь мне?

— Ах, моя юная леди, ну конечно же! Ведь тем самым мы помогаем не только вам, но и себе. Ваше правительство должно знать об истинном положении дел на нашей планете, чтобы скорректировать свои планы. Нас не нужно готовить к восстанию, мы давно к нему готовы. Теперь дело за вами. Вскоре чужакам будет не до охраны дром-зоны, у них появится масса проблем на самой Махаварше.

Некоторое время Рашель молчала, затем произнесла:

— Так вы думаете, что в этом и состояло задание папиного отряда? Подготовить восстание и вынудить Иных вторгнуться на планету?

— Я не просто думаю, мисс Леблан, я уверен. Чужаки, впрочем, тоже не дураки, но они не в курсе одной важной вещи.

— Какой?

— Что вы наблюдаете за нами уже двадцать лет. Будь им это известно, они бы не сунулись на Махаваршу, а сосредоточили бы своё внимание исключительно на подступах к системе. Вдобавок, их решение оккупировать планету свидетельствует о том, что они не знают о катастрофе вашего корабля, а также о том, что вы — единственная оставшаяся в живых из всего экипажа. Наверняка они решили, что в данный момент Махаварша наводнена вашими агентами. И мы — я имею в виду как наше Сопротивление, так и власти Терры-Галлии, — должны воспользоваться этим. Сейчас наша первоочередная задача — установить контакт и согласовать дальнейшие действия.

— И кто же будет официальным представителем Сопротивления на переговорах? — поинтересовался я.

— А как вы думаете? — С этими словами император быстро взглянул на спящего Шанкара. — Кому же ещё можно поручить такую ответственную миссию? Да и он сам ни за что не согласится на любую другую кандидатуру. В конце концов, он наш патриарх и больше всех других заслужил право представлять Махаваршу на первых за последние сто лет международных переговорах.

— Ему понадобится помощник, — с неожиданной робостью в голосе отозвался Агаттияр. — Ну, вроде референта или секретаря…

— И переводчик не помешает, — так же несмело добавила Рита. — Да и врач на корабле должен быть.

Император усмехнулся:

— Конечно, вы тоже полетите. И вы, мисс Амрита, и вы, профессор. Тогда на Махаварше останется только один-единственный человек, который догадывается об истинных планах правительства Терры-Галлии. — Он ткнул себя пальцем в грудь. — Но я уж постараюсь не проболтаться.

5

На сей раз наше трёхчасовое путешествие по Катакомбам не закончилось очередным подъёмом на лифте. Миновав несколько шлюзов, мы оказались не в подземном гараже, вроде тех, что располагались под убежищами Шанкара и императора, а в просторном, тускло освещённом ангаре. Там стояли на приколе с полдюжины таких же гравикаров, как наш, и две машины побольше, в которых мой намётанный глаз инженера безошибочно распознал старые армейские амфибии класса «Крылатая саламандра», совмещавшие в себе функции боевого флайера и глубоководной субмарины.

Ещё при прохождении шлюзов, император затемнил прозрачный колпак нашего гравикара, поэтому четверо находившихся в ангаре людей не могли нас увидеть. Впрочем, их лица я тоже не рассмотрел, поскольку яркость освещения оставляла желать лучшего, да и стояли они поодаль, в тени одной из амфибий.

Падма несколько раз мигнул фарами, очевидно, давая условный сигнал. Двое из этой группы остались на месте, а другая пара, поприветствовав нас взмахом рук, забралась внутрь ближайшего гравикара. Запустив двигатель, они сразу направили капсулу к выходу из ангара. Только когда перегородка шлюза за ними задвинулась, император откинул колпак кабины и сказал:

— Ну всё, можем выходить. Те двое, — он кивнул в сторону оставшейся парочки, — из вашей команды, капитан Матусевич. Вам ведь понадобится не только врач, но и второй пилот с бортинженером.

Все мы, за исключением Шанкара, погружённого в обещанный Ритой «крепкий и здоровый восьмичасовой сон», выбрались из гравикара. Между тем, мои будущие второй пилот и бортинженер не спеша приблизились к нам. Теперь уже я мог разглядеть лица и к своему удивлению обнаружил, что одного из них хорошо знаю.

— Ахмад! — вырвалось у меня. — Ты?

Одновременно со мной, не менее удивлённо, воскликнул и Агаттияр:

— Арчи! Мой мальчик…

По всему было видно, что и для моего напарника Ахмада Рамана, и для сотрудника профессора Агаттияра, Арчибальда Ортеги, который оказался высоким молодым человеком лет на семь или восемь младше меня, наша встреча явилась такой же неожиданностью, как и для нас. А спустя несколько секунд, узнав среди нас императора, они и вовсе ошалели.

Поздоровавшись с ними, Падма заверил их, что обращение «ваше величество» излишне и сгодится простое «сэр». После чего он предложил им подождать дальнейших объяснений в обществе Агаттияра и Риты, а сам, пригласив меня и Рашель следовать за ним, направился в дальний конец ангара.

Там тоже располагался шлюз, на вид гораздо мощнее, рассчитанный на куда бóльшую нагрузку, чем все предыдущие. Диаметр бронированного люка составлял не менее двадцати метров, чего было вполне достаточно, чтобы через него свободно проходили амфибии.

— Итак, мисс Леблан, — обратился император к Рашели, — отсюда до места с указанными вами координатами чуть более трёхсот километров. Это ближайший к вашему челноку океанический терминал Катакомб. Надеюсь, вы сможете вызвать его прямо отсюда, и нам не придётся пользоваться субмаринами — они не слишком быстроходны, к тому же не обладают «призрачной» защитой, поэтому есть риск, что их могут заметить с орбиты.

— На такое расстояние мощности должно хватить, — сказала Рашель, доставая из кармана дистанционный свой пульт. — Если только между нами и челноком нет никаких труднопроходимых пород.

— Ничего, кроме воды и двух вот таких люков, — заверил её император. — Если понадобится, можно пройти в шлюзовую камеру.

— Вряд ли это что-то изменит, — пожала плечами девочка.

Она явно собиралась нажать кнопку «APL», но император быстро остановил её.

— Погодите же, мисс. Вы же ещё не знаете, куда направлять луч. И будьте осторожны, чтобы сигнал не вышел на поверхность. Ведь тогда его могут перехватить чужаки.

— Не беспокойтесь, не перехватят. Сейчас пульт работает в режиме ближней связи. Я просто хочу вызвать меню настройки.

Она нажала «APL» и, пока дисплей высвечивал текст «Connexion. Attendez…», ткнула ещё одну кнопку, обозначенную буквой «P» в кружке. На дисплее тотчас возникло меню из доброго десятка пунктов, часть из которых, вроде «Capacité»,[4] были понятны без всякого перевода. Рашель установила максимальную мощность, минимальный угол рассеяния, затем произвела ещё целый ряд манипуляций и поинтересовалась у императора точными координатами расположения ангара.

Тот был готов к этому вопросу и достал из кармана бумажку, где были указаны широта, долгота и глубина ниже уровня моря. Девочка быстро ввела данные в память пульта и сказала:

— Теперь он автоматически определит нужное направление и пошлёт туда сигнал. Его внутренний компас уже настроен на местные магнитные полюса и сетку координат. Когда связь установится, пожалуйста, молчите, не перебивайте меня. Компьютер челнока станет задавать мне вопросы для идентификации, я должна отвечать на них быстро и точно. Если я один раз собьюсь, он выдаст предупреждение, а после второй ошибки активирует систему самоуничтожения. Ну, вы понимаете, требования безопасности.

— Да, мисс, понимаю, — кивнул Падма и взял меня за локоть. Мы вместе отступили на несколько шагов от девочки.

Рашель направила пульт в сторону люка и нажала кнопку. Почти сразу в ответ раздался сухой механический голос. Мигом сосредоточившись, девочка торопливо, но отчётливо произнесла несколько слов. Затем последовал какой-то вопрос. Она ответила. Ещё один — и снова быстрый ответ.

вернуться

4

«Мощность» (фр.).

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru