Пользовательский поиск

Книга Ушелец. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

Глава 12

Против всех ожиданий Эндрю Алмейда пришелся Скипу по нраву: ровен и прост в обращении; разговорчив, но умеет и слушать; недурно знает историю, тонко чувствует живопись; глава милого семейства, искреннее радушие которого Скип мог оценить во время уик-эндов на их горной вилле.

Скип наслаждался ничегонеделанием. Ему была предоставлена отдельная комната для отдыха, и, когда совещания заканчивались, он занимался самостоятельно. Ему надлежало изучить материалы проекта «Сигма» за все три года и понять суть, чтобы в случае, если его идея сработает, им не пришлось действовать вслепую. Тем более что трудно было сказать заранее, как поведет себя сигманец. Впрочем, все это оказалось не так уж и сложно. Скип так увлекся, что его не особенно смущало даже отсутствие женщин. Когда его взяли на околоземную орбиту, чтобы он научился вести себя в невесомости, когда он своими глазами, живьем, а не в планетарии, увидел старушку Землю, сияющую среди звезд, — это был самый счастливый час в его жизни!

Меж тем ФБР занималось изучением его прошлого. Скип, посмеиваясь, пожелал им успеха. Однако протекция Ивонны сделала свое дело, и Скипа временно допустили к секретным материалам.

Тем не менее месяц спустя слова полковника Алмейды на заключительной встрече прозвучали для Скипа как удар грома.

Полковник сидел за столом в своем кабинете. Скип с Ивонной — в креслах напротив. В открытое окно тянуло свежим воздухом, доносились шумы базы Армстронг, были видны дома вдоль дороги и маячивший за ними, словно колокольня, космический корабль, которому надлежало подняться на струе пламени и исчезнуть в синих небесах.

— Разумеется, надо было бы готовиться подольше и получше… — произнес полковник, попыхивая трубкой.

Ивонна достала сигарету. Хотя она была напряжена и явно нервничала, Скип любовался ее точеным профилем, ее иудейскими глазами, великолепными волосами, чертовски изящной фигурой, которую скрывало лишь строгое платье, ее длинными ногами…

— Мы сделали все, что могли, — сказала Ивонна. — Если мы отложим полет, сигманец может опять устроить себе каникулы, а то, глядишь, и вовсе улетит домой.

— Верно, — согласился полковник. — Или кто-нибудь додумается до того же самого, что и Скип. Ивонна села прямо.

— Энди, — сказала она. — Не очень-то мне нравится, что мы отрабатываем эту идею в полной тайне. Кроме того, мне не мешало бы посоветоваться с моими зарубежными коллегами. Особенно с Дуклосом. Он хорошо знает жизнь и наверняка посоветует что-нибудь дельное. До сих пор я не возражала, мы и так были по горло заняты разработкой нашего плана. Но я не могу больше молчать!

— Знаешь, Ивонна, — заметил Скип, пощипывая себя за мочку уха, — я думаю, секретность нам не помешает. Тем более после всего того, что с тобой случилось. Не следует ли нам пока оставить такие мысли, пока ничего еще толком не сделано? Если у нас ничего не выйдет, значит, мы просто потеряли месяц. А вот соблюдать режим секретности, оказавшись на борту звездолета, нам все равно не удастся.

— Именно это я и хотел обсудить, — поддержал Скипа Алмейда.

Его трубка неожиданно вспыхнула, и что-то в ней громко щелкнуло. Ивонна смотрела на полковника. Скип пощупал рукой свой клинок, о котором он не счел нужным ставить в известность кого бы то ни было.

Алмейда выпустил изо рта целое облако дыма, затем поставил локти на стол и твердо сказал:

— Мы оповестили всех заинтересованных лиц за границей, что завтра утром произведем запуск. У них такие же радары, как и у нас. Но мы объявили, что этот полет связан с обычной проверкой периферии силового поля звездолета. До сих пор, как вам известно, никаких изменений силового поля не отмечалось, но периодически проверять все равно надо, да и астронавтам полезно поупражняться в маневрах. По нашим сведениям, никто, кроме нас, запускать свой корабль не собирается. Вы подойдете к звездолету и проведете сеанс связи на доступных сигманцу частотах, поддерживая нужную мощность сигнала, чтобы уловить его можно было с расстояния не более нескольких километров. Тогда, если сигманец вам ответит, этого никто, кроме вас, не узнает.

— Как же так? — воскликнул Скип.

— Не возражайте! — Алмейда поднял ладонь. — Я согласен, это не очень-то честно и по существу есть прямое нарушение соглашений. Но, предположим, в ответе сигманца окажется подробная схема звездолета. Чем черт не шутит! Может, он захочет поделиться с людьми своей технологией. Или вообще что-нибудь такое, чего мы и представить себе не можем. — Полковник ударил кулаком по столу. — Мы не знаем что! И у нас нет твердых международных соглашений на этот счет. Нет смысла осуждать настырность китайцев или манию преследования американцев. Не в этом дело! Лучше подумайте, как подготовиться к событиям, которые невозможно предсказать. Чем больше игроков, тем рискованней игра. — Полковник вздохнул. — Если вам удастся войти с ним в осмысленный контакт, быть может, вам придется вообще попросить его улететь отсюда подальше и не появляться до тех пор, пока человечество не повзрослеет. А быть может, и я надеюсь, так оно и будет, эти знания окажутся вполне безопасными, если осваивать их постепенно, и тогда мы сможем вновь вернуться к совместным международным действиям. А сейчас наша «игра» — не более чем задержка.

Губы у Ивонны дрожали, она терла глаза.

— А что, если сигманец пригласит нас попить чайку? — спросил Скип. — Ведь если наша схема сработает, это очень даже возможно. Но за его радушными сигналами-приглашениями следят с орбитальных станций.

— Может, вам удастся уговорить его не подавать сигнала? — предположил Алмейда. — Или, оказавшись на борту, вы, скажем, попросите его перекрыть проход в силовом поле. В этом случае на все возмущенные протесты мы заявим, что, видимо, произошло какое-то недоразумение. В общем, мы найдем, с кем вам разделить ответственность. Ваш пилот и его помощник отобраны нами. Майор Тьюлис имеет боевой опыт, а капитан Кур-ланд — из разведки ВВС. А теперь позвольте мне изложить основную линию ваших действий.

Скип во все глаза смотрел на звездолет. Что за радостный танец массы и формы! Переходы света и тени, словно Земля плывет во Вселенной, словно музыка, словно любовь, приключение, акт творения… Прочувствовать до конца это можно только въяве. Никакие слова писателя, никакие голографические картины фотографа не могут передать это ощущение священнодействия.

48
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru