Пользовательский поиск

Книга Ушелец. Содержание - Глава 2

Кол-во голосов: 0

Глава 2

Неделю спустя звездолет вернулся на свою прежнюю орбиту. С обитаемых орбитальных станций сообщили, что в течение часа корабль пребывал в состоянии светящегося шара, переливавшегося всеми цветами радуги. Это означало, что сигманец готов принять гостей: один из немногих сигналов, которые люди научились идентифицировать достаточно точно. Так как подобные приглашения имели силу в течение нескольких дней, космический корабль и команда были постоянно готовы действовать согласно схеме, которая предварительно прошла горнило жарких дебатов между учеными и политиками. На этот раз задание было разработано вроде бы более рационально.

Ивонна Кантер размышляла о том, что ситуация складывается отнюдь не в пользу гомо сапиенс. (Меж тем она натянула комбинезон, схватила заранее собранную сумку, закрыла свой номер, спустилась с пятидесятого этажа в подземный гараж, установила автопилот машины курсом на базу Армстронг, закурила сигарету и попыталась расслабиться — впрочем, тщетно.) Три года разочарований привели к тому, что посещение звездолета перестало считаться престижным. Ведь все, что там происходило, скрупулезно записывалось всевозможной аппаратурой и передавалось по каналам связи. Зачем в поте лица своего добывать исходную информацию, если с равным успехом можно было подготовить научную статью, с полным комфортом работая в своем кабинете?

«Вот что они себе думают, — размышляла Ивонна. — Конечно, пока что они оказывались правы, но на этот раз, на этот-то раз…» Сердце ее готово было выпрыгнуть из груди.

Улицы Денвера в пять утра были почти пусты. Дорожные компьютеры кратчайшим путем направляли машину к черте города. Выйдя из зоны их управления, автопилот прибавил газу и со скрежетом выжимал из машины километров двести в час. Ивонна почти не смотрела по сторонам — ни на придорожные поля, ни на широко раскинувшийся взлетный комплекс, до окраин которого она наконец добралась.

Ей пришла в голову мысль, что не только космодром Армстронг, но и Исследовательский центр Кеннеди потеряли в ее глазах все свое прежнее очарование, равно как вся астронавтика Земли вообще. Можно продолжать челночные полеты на лунные и марсианские станции, можно готовить экспедицию на Юпитер, обсуждать перспективы полета к Сатурну, но когда сигманский звездолет висит у тебя над головой, понимаешь, что все это детские игрушки.

Ивонна пришла в себя, только оказавшись перед полковником Алмейдой. Запуск был назначен на 9.45, она прибыла первой, за два часа до старта.

— Напомните мне, полковник, кто еще должен быть. Я что-то забыла, — обратилась Ивонна к Алмейде.

— Только Ван, — ответил тот. — Вы же знаете, европейцы еще не очухались после аварии с «Коперником». Мы предложили им услуги Дуклоса, но те отказались. Сильно подозреваю, что они просто экономят деньги. А русские… Эти и вовсе сообщили в Центр, что Серов заболел, а замены ему сейчас нет. Так что они — «пас». Думаю, последний финансовый кризис потрепал их куда сильнее, чем они хотят показать.

— Значит, Ван и я? Отлично… По крайней мере, никто не будет путаться под ногами.

Алмейда с интересом разглядывал Ивонну. Высокая, стройная, почти худая. Всегда опрятная и тщательно подобранная одежда подчеркивала ее прелестные черты: удлиненное худощавое лицо, узкие скулы, нос с горбинкой, острый подбородок. Все это было привлекательно само по себе, и вдобавок — пухлые губы, живые глаза, брови вразлет, цвет лица, которым едва ли могла похвастаться женщина в ее возрасте, а ей было тридцать. Однако комбинезон и черные волосы, обычно распущенные по плечам, а теперь собранные в строгий пучок, ставили отчасти все на свои места.

— Не думаю, что Ван будет сильно докучать вам, — с расстановкой произнес начальник контрразведки. Ивонна улыбнулась:

— Да уж, вы целый день за камерой: кто, чего, с кем… Впрочем, Ван точен, как робот. — Она стала серьезной и поспешно добавила: — Извините, не надо было мне так говорить. Просто Ван не самая приятная компания. За его непроницаемой внешностью есть какая-то натянутость. Чувствуешь, что он постоянно следит за тобой, просчитывает каждый твой шаг. Это действует на нервы.

Алмейда воздержался от комментариев. Слова Ивонны лишний раз подтвердили его впечатления от ее собственной персоны. Ее сдержанность и почти фанатичная концентрация на том, что она делает сию минуту, заставляли полковника усомниться, имела ли она когда-либо, так сказать, близкого друга… Родители и прочие родственники на востоке, Бердт — фамилия еврейская, может, у нее там теплое гнездышко? А может, наоборот — профессор Бердт с супругой гордились своей выдающейся дочерью, но не очень-то жаловали ее у себя, мол, пусть лучше добивается еще более блестящих успехов?.. Алмейда был почти уверен, что Ивонна ни с кем не спала, помимо своего мужа, брак с которым распался через пять лет после свадьбы… как раз два года назад… А незадолго до этого Ивонна присоединилась к проекту «Сигма».

Полковник поднял взгляд на Ивонну.

— Не беспокойтесь, Энди. На этот раз у меня столько дел, что будет не до Вана.

— Да ну? Что-нибудь нащупали?

— Может, и так. На последней сессии у меня возникла одна идея, я сейчас ее отрабатываю. Похоже, вырисовывается нечто обнадеживающее. — Она говорила горячо и убежденно, что лишь придавало ей прелести, но вдруг сжала губы и покачала головой: — Не хочу распространяться, пока не попробую.

Алмейда пощипывал свою армейского образца бородку «под Ван Дейка».

— А у вас все предусмотрено насчет, ну… несчастного случая?

— Разумеется. Все мои разработки находятся дома вместе с прочими документами. — Ивонна встала. — Если мы закончили, я бы чего-нибудь перекусила.

Покуда корабль маневрировал на подходе к звездолету, Ивонна размышляла о том, что она не могла себе и представить, что когда-либо ей может надоесть это зрелище.

В левом иллюминаторе, на расстоянии 75 000 километров, на фоне черного неба сияла Земля. Дневная сторона была иссечена синими тенями вперемешку с белыми завихрениями, которые создавали облака. Зелено-бурые кляксы суши были почти не видны, словно Ивонна уже отрешилась от всего земного и была готова ступить на неведомый берег. Ночная сторона была черной, лишь кое-где что-то мерцало — то ли грозовые разряды, то ли огни городов.

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru