Пользовательский поиск

Книга Регулюм. Страница 81

Кол-во голосов: 0

Дарья, сидевшая ни жива ни мертва, сообразила, что надо делать, и одним гибким движением сползла под стол. Вадим одновременно с ней метнул в комбу столовый нож и прянул в сторону. И в то же мгновение Стас достиг необходимой концентрации воли и вспыхнул!

Оллер-Бат отбил нож Вадима, повел «крокодильей мордой» в сторону Дарьи, потом Вадима, Дианы – и не успел отреагировать на выпад Стаса. Вакуумпреобразователь вылетел из его рук и оказался у Дианы. Еще через мгновение комиссар СТАБСа исчез.

Все замерли, глядя на то место, где он стоял, разом задвигались, зашумели, но тут же умолкли.

– А теперь ходу отсюда! – сказала озабоченная Диана. – Он сейчас приведет всю свою свору.

– Куда теперь? – спокойно сказал Вадим, разглядывая удивительной формы оружие в руках девушки. – Ну и машина! Как называется?

– «Вепрь».

– А похожа на рыло аллигатора. Как она действует?

– Еще увидишь. Стас, твое решение?

– На Фобос! Там они нас искать не догадаются.

– А как же маршалесса?

– Что-нибудь придумаем. Она уже наверняка там, возле стратегала.

– Тогда уходим. Только соберем одежду и еду.

Они бросились на кухню, набили продуктами сумку, похватали одежду, и Стас перенес всех на спутник Марса, носивший имя спутника бога войны – Фобос [13], спутник Марса, открыт в 1877 г.>.

* * *

Долго любоваться панорамой Красной планеты с высоты примерно десяти тысяч километров им не пришлось. Дарья плохо переносила невесомость (сила тяжести на Фобосе была слабее земной в десять тысяч раз), а оставаться на поверхности спутника не хотелось никому. Казалось, они видны отовсюду, со всех сторон, и абсолютно беззащитны.

Сразу после перехода на Фобос Панов сосредоточил внимание на развертке необходимых для выполнения задачи участков Знаний Бездн, ощупал базальтовый массив спутника, достигавшего в поперечнике двадцати шести километров, своим внутренним пси-радаром и включил активацию спящего кристалло-компьютера древнего космического корабля.

Поверхность Фобоса, напоминающая лунную – со множеством впадин, трещин, ям, кратеров, ребер и горок, а некоторые из них достигали полукилометровой высоты, – словно вскипела. Дно кратера, на валу которого высадилась группа, вдруг взметнулось вверх столбом сверкающего кристаллического порошка и превратилось в стекловидный купол матово-белого цвета. В его боку у основания образовалось круглое отверстие. Стас прыгнул вниз, увлекая за собой вскрикнувшую от испуга Дарью. За ним то же самое проделали и Диана с Вадимом.

Они оказались внутри блестящего, бликующего жемчугом, стеклянистого грота с четырьмя возвышениями по центру, напоминавшими колоссальные кресла. Впрочем, возвышения и в самом деле представляли собой кресла, разве что несколько иного масштаба: в каждом из них свободно могла расположиться вся команда Панова. Проснувшаяся автоматика древнего звездолета послушно выполнила мысленный приказ Станислава, не слишком точно представлявшего, что ему нужно и каких размеров. Правда, он тут же исправил положение, и одно из гигантских кресел превратилось в четыре поменьше, под фигуры людей, а внутри помещения появилась годная для дыхания атмосфера.

– Располагайтесь, – кивнул Стас на гладкие, действительно похожие на стеклянные, сиденья.

Однако сделать это оказалось непросто в условиях сверхмалой силы тяжести, и ему пришлось помогать Дарье, борющейся с дурнотой, и Вадиму, красному от усилий сохранить равновесие, прежде чем все наконец расселись по холодным, не имеющим острых углов тронам. Стас приказал компьютеру вырастить ручки, за которые можно было держаться, чтобы постоянно не парить над сиденьями, попросил повысить температуру кресел до двадцати градусов Цельсия и соорудить экран для визуального наблюдения за пространством.

Экран появился тотчас же: часть полусферы грота перед сидящими людьми изменила цвета на черный, затем, пробежав чуть ли не весь спектр от фиолетового до бордового, вернулась к зеленой полосе – экран подстраивался к человеческому зрению – и стала прозрачной. Грот заполнил ровный оранжевый свет Марса, загородившего чуть ли не всю полусферу обзора.

– Мне нужны координаты точки падения, – сказал Стас; лоб его заблестел от пота, он терял много энергии.

– Пусть выведет на экран карту Марса, – отозвалась Диана. – Я покажу.

Часть изображения планеты закрыл черный квадрат, на нем проявилось красное пятно, превратилось в рельефную карту Марса, мало чем отличимую от самой планеты.

– Поверни к нам северным полюсом.

Картина кратеров и разломов поверхности Марса изменилась, приобрела белесый оттенок – это показалась Северная полярная шапка, состоящая преимущественно из водяного льда толщиной на макушке до трех километров.

– Вон там, ниже границы льдов! Кратер видишь? С центральной горкой алого цвета? Подземный зал стратегала под ним.

Стас кивнул. Указанный Дианой кратер засветился чуть ярче, его накрыло перекрестие визира. Компьютер звездолета уранийцев начал прицеливание, чтобы направить корабль туда, куда ему приказывал нынешний хозяин.

И в это время с гулким хлопком и волной холода в гроте между экраном и сидящими людьми возникла странная пятиметровая фигура, сотканная из языков огня: не то человек с головой дракона, не то дракон с ногами человека. Воздух под куполом грота загустел, стал плотным, как желе, не позволяя людям даже пошевелиться. Поэтому Диана не смогла поднять «крокодилью морду» вакуумпреобразователя, лежащего у нее на коленях, и направить на пришельца. Лишь Стас, защищенный универмом, мог двигаться, но оружия у него не было. Если не считать таковым возможности абсолютника.

Языки огня, из которых складывалось тело существа, слегка успокоились, драконья морда изменила очертания, сквозь нее проглянуло плывущее огненное человеческое лицо. Под черепом Станислава раздался хрипящий, посвистывающий басовитый голос – существо заговорило:

«Ты оказался смелее, чем я думал, землянин».

«Кто ты?» – угрюмо спросил Стас на том же пси-языке.

«Мы уже встречались, я ИЗАР».

«Ты все-таки догнал меня…»

«Стало любопытно, на чем ты остановишься. Я не ожидал такой прыти от человека, никогда не планировавшего стать на путь воина».

«Ну и что теперь? Ты меня… нейтрализуешь?»

«Передо мной не стоит такая цель. Ты свободен в своих поступках».

«Ты меня… отпускаешь?!»

«Прощай, невыключенный».

«Постой!.. ничего не понимаю… хотя потом… ответь на один вопрос, если сможешь».

«Слушаю, землянин».

«Что произойдет в середине двадцать первого века? Почему фундатор СТАБСа послал меня на разведку, чтобы я выяснил причины блокирования будущего?»

«Ваш Регулюм превысил порог устойчивости для закрытых систем, и геном Регулюма дал команду свертки цивилизации. У вас нет будущего, землянин».

«Но как же… не может быть! – растерялся Стас. – В Знаниях Бездн об этом ничего не сказано…»

«Знания Бездн реагируют на изменение реальности, как и вся Вселенная, – в момент самого изменения, а оно еще не произошло».

«Выходит, у нас есть шанс?»

«Не думаю. Стратегал уже дважды давал команды на свертку Регулюма – в тысяча девятьсот сорок пятом и тысяча девятьсот шестьдесят втором году, но вашим службам Равновесия удалось сбросить эти варианты реальности в «хрономогилы». Третьего шанса не будет».

«Однако, насколько я знаю, война хоть и начнется в восемьдесят девятом, и этот вариант удастся сбросить…»

«Свертка цивилизации не обязательно должна быть мгновенной. После восемьдесят девятого года количество войн резко возросло, усилились тенденции разрушения культур, созданных ценностей, снизился уровень морали, количество рождающихся больных детей достигло критического уровня, так называемый технический прогресс увеличил количество шизоидов…»

«Знаю, сам сталкивался. Овладение навыками работы на компьютере не коррелируется с ростом интеллекта и образования. Но неужели все это – следствие команд, посылаемых стратегалом?»

вернуться

13

Фобос – страх (греч.)

81
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru