Пользовательский поиск

Книга Регулюм. Страница 59

Кол-во голосов: 0

Музей, естественно, охранялся, но они попали внутрь с помощью волхваря и целый час бродили по гигантским павильонам, рассматривая образцы оружия времен Второй мировой войны (закончившейся, кстати, в декабре тысяча девятьсот сорок четвертого года, в полном соответствии с историей, которую изучал Панов) и более позднего периода времен «холодной войны» между лагерем социалистических стран и системой капитализма.

Чего здесь только не было!

Танки: таких бронированных чудовищ, напоминающих сухопутные броненосцы, Стас еще не видел!

Оказалось, что первый в мире реальный проект сверхтяжелого танка был разработан в тысяча девятьсот одиннадцатом году судостроителем В. Менделеевым, сыном знаменитого русского химика. Но главное – этот проект в данном варианте реальности был воплощен в металле. Стас с уважением обошел металлическую коробку длиной в десять и высотой в три метра, с толщиной брони до ста пятидесяти миллиметров. Танк имел стодвадцатимиллиметровую пушку и пулемет в выдвижной башне, управлялся экипажем из восьми человек и весил сто сорок тонн.

Однако он не был самой большой и мощной из созданных человеком боевых машин. Немецкий «Колоссаль» был на три метра длиннее, выше и на десять тонн тяжелее, а экипаж его состоял из двадцати двух человек. Но и он оказался не самым-самым. Английский многобашенный танк «Супериндепендент» имел семь башен – две пушечные и пять пулеметных, экипаж из двадцати четырех человек и весил сто шестьдесят тонн. В войне он практически не участвовал из-за невозможности его доставки к месту бовых действий с побережья Ла-Манша и был вывезен оттуда советскими войсками в конце войны.

Советские инженеры, как известно, пошли другим путем, их танк «Т-34» (здесь он тоже появился) был по праву признан лучшим средним танком Второй мировой войны, да и в дальнейшем они не уступили пальму первенства никому в этом виде военной техники. Стас с интересом осмотрел мощный «Т-44Л» – разработку именно данного варианта реальности, в «настоящем» Регулюме такого танка не существовало, и невольно пригорюнился:

– Такая техника пропадает!

– Ты бы видел, какие научно-технические достижения пропадают в других «хрономогилах», – рассеянно заметила Диана, – в том числе в военной области. Суперсамолеты, похожие на «летающие тарелки», линкоры, способные погружаться в воду и вылезать на сушу, криводульное и экзотическое «черное» оружие…

– А ты видела?

– Конечно.

– Где? Неужели специально посещала «хрономогилы»?

– Зачем? Существует специальный файл с информацией о потерянных достижениях человеческого ума, я его листала. Особенно поразил меня «Серебряный жук». Представь себе металлический «блин» диаметром в девять метров и толщиной в метр с небольшим – без фонаря кабины. Прекрасная аэродинамика, дизайн, чудовищная тяговооруженность, скорость до четырех с лишним тысяч километров в час… а ведь создан проект был еще в тысяча девятьсот пятьдесят пятом году!

– Что с ним стало?

– Равновесие – тогда еще не разделенное на две самостоятельные части – испугалось столь кардинального прорыва в будущее военной летающей техники, и реальность была откорректирована таким образом, что в нашем Регулюме этот аппарат был забракован по соображениям «массы проблем» в схеме управления поворотными соплами аппарата и полетом на сверхзвуке.

– Разве у нас нет сейчас таких самолетов? А «СУ-37» или «СУ-41»? «МиГ-37»?

– Да, есть, но они появились в «свое» время – в конце двадцатого века, а «Жук» опережал свое время на полвека. Или вот еще пример: воздухоплавательный аппарат с оригинальной вертикальной схемой.

– Дирижабль?

– Его и дирижаблем-то назвать трудно. Высота – двести метров, внизу киль-стабилизатор с плавниками, три понтона с гелием, электродвигатели от солярных батарей, двадцать кают для пассажиров, ресторан, танцевальный зал, смотровая площадка, лифт. И ведь летал!

– Да-а! – с чувством произнес Панов. – Хотел бы я попутешествовать над Землей в таком аэролайнере. Жаль, что подобные сооружения умирают вместе с «хрономогилами».

– Не совсем так, информация о них сохраняется в общем банке данных системы регулюмов, который образно называют Знаниями Бездн. Там содержатся сведения обо всех изобретениях и открытиях, сделанных всеми разумными существами нашего «куста» Вселенной.

– Кто же им пользуется, этим банком данных?

– Не знаю, кто-то пользуется, наверно. – Диана искоса посмотрела на спутника. – Может быть, сам Творец?

Стас не нашелся, что ответить, и промолчал. А через полчаса в музее появился Валентин Страшко в сопровождении группы военных экспертов других стран, и, улучив момент, «разведчики» смогли подобраться к отцу Дарьи вплотную и задать интересующие их вопросы. Каково же было их разочарование, когда выяснилось, что никакой дочери у Страшко нет и не было. Не родилась.

Подозрительно оглядев Стаса и Диану, представившихся «корреспондентами» газеты «Военный вестник», Страшко почуял неладное, вызвал охрану, однако странно одетые «корреспонденты» внезапно исчезли, оставив эксперта гадать в столбняке: привиделись они ему или существовали наяву.

Лишь в седьмом «хронотупике», считая от начала спуска в глубь виртуальных тающих миров-копий Регулюма, где солнце светило как оранжевый карлик, а материальная ткань мира начинала спонтанно таять (чего, естественно, никто из обитателей «хрономогилы» не замечал), они наконец обнаружили, что искали.

Дарья Страшко обитала в этом мире, работала в банке «Мосинвест» (а не «Москредит») и жила с родителями: отец – химик, мать – юрист – в Москве, на улице Алабяна, дом пять. Все это удалось выяснить достаточно легко, справочная служба здесь работала исправно. Дежурная дама даже не удивилась, когда Диана спросила ее, какой сегодня день, месяц и год.

– Что она ответила? – полюбопытствовал Стас, нетерпеливо маявшийся возле телефонной будки.

– Суббота, двадцать первое июня десятого года.

– Две тысячи десятого?

– Естественно, они здесь просто начали новый отсчет века… не зная, что их ждет впереди.

Стас невольно оглянулся на здание за спиной. Оно было все в ямках и дырах странной коррозии, будто проеденное кислотой, таким же казался тротуар, деревья вдоль него выглядели серыми, словно были покрыты слоем пыли, а машины проезжали мимо с лязгом и шипением, объезжая шрамы на дорогах, но люди этого не замечали. Они неторопливо шествовали по своим делам – скорость движения в этом «хронотупике» и вовсе казалась черепашьей – и выглядели сонными актерами на фоне тусклых старых декораций. Стас поежился. Жить этому обреченному распадающемуся уголку Вселенной явно осталось немного.

– Поехали за Дарьей.

– А не разочаруешься? Может, пока не поздно, вернемся? У меня нехорошее предчувствие.

Стас отвернулся. Сомнения тоже грызли его душу, но желание встретиться с Дарьей и спасти ее от неминуемой смерти в «хрономогиле» было сильней.

– Поехали.

Они добрались до Хорошевской улицы (в этой псевдо-Москве не было Хорошевского шоссе) на невообразимо древней колымаге марки «локомотив», Диана загипнотизировала водителя, чтобы он не поднял шум, не получив деньги за проезд, и вылезли из машины у здания банка. А в помещении банка Стаса ждал сюрприз, которого он даже представить не мог.

Дарья его не узнала!

Она практически не отличалась от той девушки, с которой встречался Панов и которую любил: тот же нежный овал лица, те же серо-зеленые влажные глаза, те же пунцовые губы, разве что прическа другая да одежда (эта Дарья носила белую блузку и белые брюки), – но его она не узнала. На возглас Станислава: «Дашенька, наконец-то!» – она удивленно выгнула тонкие брови, глянула на Стаса снизу вверх и проговорила:

– Откуда вы знаете, как меня зовут?

– Даша, ты что? – опешил Стас. – Это же я!..

– Я вижу, что это вы, – улыбнулась девушка; на них начали оглядываться работники банка и посетители, и она поспешила принять деловой вид. – Извините, мне надо работать.

59
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru