Пользовательский поиск

Книга Регулюм. Содержание - ДАЙ НАМ ВОЛЮ…

Кол-во голосов: 0

– Вам видней, – криво улыбнулся Стас. – Теперь вы не будете меня учить?

– Надеюсь, ты поймешь, что здесь ты в безопасности.

Черта с два, подумал Стас, тщательно блокируя мысль – то есть страстно желая, чтобы его не услышали. Мне надо спасти Дарью, а потом посмотрим, так ли уж здесь безопасно.

Судя по лицу собеседника, эту мысль он действительно не уловил.

* * *

Два дня Стас занимался самим собой под руководством Михаила Сергеевича, обучаясь волевым усилием вызывать то или иное состояние души и тела, позволявшее ему чувствовать мир ярче и шире, чем другие люди. Понемногу это начало у него получаться, он стал видеть в полной темноте, слышать сквозь стены и перемещать маломассивные предметы в пределах нескольких метров мысленным приказом. Затем пришло понимание процесса регуляции скорости обмена веществ в организме, и Стас научился мгновенно реагировать на изменение ситуации и двигаться втрое быстрее тренированного спортсмена.

Надо сказать, что обучение вряд ли дало бы положительный результат так скоро, если бы не постепенное просачивание знаний из «сливовой косточки» – записанного ему в подсознание пакета информации – в сферу сознания. Этот процесс шел вспышечно, как бы в ответ на возникающее нервное напряжение, и тогда Стас буквально прозревал, удивляясь своему умению свободно залечивать раны (он порезал руку своим ножом, подарком старика инбы) или изменять массу собственного тела: падая с высоты четырех метров, он ухитрился приземлиться на твердый плиточный пол как пушинка.

То же самое происходило с ним и на татами во время тренировок по рукопашному бою: лишь когда его начинали сильно бить или бросать на пол, включались знания приемов боя, о которых он до этого не имел ни малейшего представления, и Стас превращался в мастера боя, равного которому в штате Равновесия не было.

Но больше всего интересовал его волхварь, или тхабс (последний термин нравился ему сильнее), то есть процесс мгновенного преодоления гигантских расстояний, каковой назывался «квантовым просачиванием сквозь потенциальный барьер, отделяющий слои Регулюма». Вместе с Михаилом Сергеевичем он побывал на многих планетах Солнечной системы, научился создавать вокруг себя витасферу – оболочку, позволявшую ему дышать в безвоздушном пространстве и в ядовитых атмосферах других миров, и наконец сам испытал ни с чем не сравнимый восторг переноса с Земли на Марс и обратно.

Все произошло просто и быстро: тело вдруг распухло, превратилось в гигантский воздушный шар, обнявший всю Солнечную систему, затем мгновенно сжалось в струну, свет в глазах померк и тут же вспыхнул снова – тусклый, пыльно-серый, с оранжевым оттенком; это был цвет рифтовой долины Марса.

Стас находился на склоне горы, освещенной яркой звездой – Солнцем, и смотрел вниз на долину с высоты двух километров. Естественно, здесь царил дикий холод – около минус восьмидесяти градусов по Цельсию – и нечем было дышать, поэтому Стас инстинктивно «прыгнул» обратно, однако факт волевого управления волхварем оставался фактом: он мог теперь передвигаться в любую точку Солнечной системы без поводыря.

– Одного не понимаю, – признался он инструктору, пережив потрясение открытия, – почему я с Марса вернулся именно сюда, на базу?

– Сработала память эндоуправления, – туманно пояснил Михаил Сергеевич, несколько озабоченный успехами ученика. – Мы это делаем осознанно, опираясь на знание Регулюма, ты же пока используешь интуицию. Хотя вполне возможно, что инба передал тебе и дар ортодромии.

– Чего?

– Ортодромия – буквально «прямой путь», чувство направления. Давай проверим. Куда ты хочешь попасть?

– В замок, – сказал Стас, не объясняя своего желания (о своей первой попытке квантового перехода, закончившегося в неизвестном мире, он никому не рассказал), и… снова оказался на вершине столба, основание которого тонуло в туманной бездне. Однако на сей раз цепочка скал-столбов уходила в обе стороны в бесконечность, никакого скелетообразного «замка» поблизости видно не было. Все так же вспыхивали и гасли в черноте здешнего неба длинные паутинки, все так же клубился в бездне серый туман, подсвеченный снизу фиолетово-голубым светом, и все так же нерушимо стояли каменные столбы, образуя необычный мост, ведущий из ниоткуда в никуда.

В затылке разгорелся горячий уголек, стрельнул искрами, достигшими глубин мозга, и Стас услышал «голос» эйконала:

«Запределье… опасно… нарушение запрета… страж Хранилища запомнит и ликвидирует… уходи!»

Стас напрягся, вытаскивая из самого себя сопротивлявшуюся программу:

«Где находится это Хранилище?»

«В центре Галактики. Владения Метакона».

«Ты тоже был здесь?»

«Я историк и архивариус борейцев, мне нужна была информация о Создателе Регулюма, я взломал код доступа…»

«Тоже мне хакер нашелся! И за это тебя убили?»

«Я есть. В тебе. Они найдут тебя. Уходи!»

«Но я тоже хочу знать…»

С гулким грохотом столб, на котором стоял Стас, лопнул, и тотчас же в небе возник ослепительный золотой всполох, высветивший абрис жуткой звериной морды. Облившись холодным потом, Станислав, не колеблясь, проявив отличную реакцию, кинулся назад и очутился на Земле. Но вовсе не в ангаре базы, где его ждал Михаил Сергеевич.

Он вышел из квантового тоннеля прямо посреди болота: желто-зеленые кочки, островки осоки и камыша, чахлые осинки, мох, зеркала черной воды, окаймленные ряской и ржавой накипью водорослей, – провалился в болотную жижу по пояс и ахнул от неожиданности и прикосновения к коже холодной воды. Однако реакция спасла его и на этот раз, включив механизм тоннельного просачивания в «автоматическом режиме». Стас билльярдным шаром заметался по Регулюму, «отскакивая от бортов» пространственного «биллиардного стола», пока не свалился в «лузу» – зону на Земле, свободную от сдвигов реальности.

Едва не потеряв сознание от множественных встрясок организма при слепом проламывании невидимых стенок потенциального барьера, он ощутил себя стоящим на коленях на шершавом бетонном поле, увидел мчавшийся на него самолет – он оказался на летном поле какого-то аэродрома! – и заставил себя на четвереньках отбежать к краю взлетно-посадочной полосы, чтобы не попасть под колеса взлетающего лайнера.

Со всхлипом лег на пожухлую мокрую траву лицом вниз, судорожно хватая ртом воздух и успокаивая бешено работающее сердце, и вдруг понял, что он не один. Подхватился с травы, вертя головой, и увидел недалеко красивую девушку с роскошной пышной прической, одетую в необычный блестящий комбинезон, переходящий в сапожки. У нее были слегка раскосые светло-серые глаза и брови вразлет.

Сердце дало сбой: девушка была похожа на Дарью.

Стас, чувствуя исходившую от незнакомки волну дружеского расположения, сел на траву, криво улыбнулся.

– Извините, я чуток притомился. Посижу и уйду.

– Здравствуйте, Станислав Кириллович, – проговорила девушка, подходя ближе. – Вы весьма неосторожны. Ведь вас могло занести в такие дебри Регулюма, откуда вы ни за что не смогли бы выбраться самостоятельно.

– Вы меня знаете?! – изумленно спросил Панов. – Кто вы?

– Меня зовут Диана, я работаю на Равновесие-К.

Стас невольно отодвинулся, незнакомка улыбнулась.

– Не волнуйтесь, я не собираюсь сдавать вас «волчицам», но обещайте никому и никогда не рассказывать о нашей встрече.

– Обещаю.

– Спасибо. Теперь о главном, ради чего я рассчитала этот контакт. Вадиму Боричу грозит опасность как со стороны «волчиц», так и со стороны наших конкурентов – ваших приятелей из РА.

– Почему? Когда он успел насолить двум Равновесиям сразу?

– Успел, он очень оперативен, капитан Борич. Во время реализации тренда по коррекции милиссы Викентия Садовского…

– Кеши?!

– Вадима послали в прошлое вместе с группой воздействия, и он при встрече с Кешей посоветовал ему не поступать в летное училище.

– Так вот почему Кеша стал химиком! – сообразил Стас, вспомнив сообщение Максима. – Вадик поступил по-своему, и теперь его хотят…

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru