Пользовательский поиск

Книга Пожиратель Пространства. Содержание - 18: «В полнейшей дупе»

Кол-во голосов: 0

18: «В полнейшей дупе»

…К западу от узкой голой долины, простёршейся глубоко внизу по левую руку от тропы, располагался титанический крутой уступ. Высота его была километра четыре, не менее. По тропе, следуя её поворотам, петляли я и Ург.

Ещё западнее поднимались хребты второго уступа, тянущегося параллельно первому; один из пиков этого хребта являлся наивысшей точкой всей горной системы. Наше продвижение протекало достаточно ровно, альпинистских подвигов совершать не приходилось. Тропа имела явственные признаки целенаправленной разумной деятельности, являясь островком, точнее, линией упорядоченности среди гранитного хаоса, царившего вокруг.

Массив, восхождение на который мы осуществляли, представлял из себя каменистую пустыню с редкими низкорослыми кустарниками. Его поверхность несла на себе следы чрезвычайно сильной эрозии: гранитные купола и утёсы были изрезаны глубокими вертикальными бороздами.

За очередным поворотом мы услышали отдалённый, но уже грозный шум водопада. Ург спроецировал карту и отослал запрос о нашем местонахождении. Меня и Папашку отобразили двумя пересекающимися оранжевыми кружочками, остальные пойнты выглядели красными точками: кроме нас, многоопытными скалолазами возомнили себя и другие. Бабушка на пару с Тити, Абдур на пару с Номи, и Ган в индивидуальном порядке. Фигуру, что могла бы появиться, начертай кто отрезки, соединяющие кружочки и точки, с большой натяжкой можно было бы назвать квадратом.

В центре этого квадрата, если верить мистическим предчувствиям команды «ПП», как раз и местонаходился искомый наследник.

А, возможно, и дружок сердешный Бой.

Дело было вот в чём: после исчезновения субкарго все члены экипажа и, в первую очередь, Душечка, хором заявили, будто «Жив он, жив!». Чувствуют они его – сигналы соответствующие им внутренние ощущенья подают.

Не могут они НЕ чувствовать, ведь субкарго как бы частью ихней всеобщности является, соединил их, дескать, Свет в некое единое целое, и каждый из них – лишь компонента единства…

Мне, в их глазах существу малость ущербному, следующим образом ситуацию объяснили: «Приляг, закрой глаза и не шевелись. В состоянии ты определить, есть у тебя нога, к примеру, или нет?».

Но, помимо ощущения присутствия Сола, в диапазоне их магического восприятия, воспринимаемого как некое поле, присутствуют также некие ярчайшие частицы, или флюиды. Эти мощные флюиды – необычайной силы источник. Несомненно, ЭТО «засвечивается» наследник. Цесаревич в одиночку является носителем целого Света.

Однако запеленговать источник свечения невозможно. Не точечный он, а рассеянный, будто из—за преграды какой светит.

Так после ядерного взрыва бывает, когда счётчики радиации в экстаз приводят не конкретные десять кавэ метров, а целая зона «светится».

Однако через некоторое время сигнал, ассоциируемый с цесаревичем, вдруг скачкообразно усиливается и конкретизируется в пространстве!

Команда вывод делает: принц наследный и Сол «добрыми знакомцами» стали. То есть оказались в непосредственной близости друг от друга, и это совмещение повлекло за собой магический резонанс. Использование термина «магический» лично мне не очень—то правомочным кажется, но – приходится мириться. Объяснить происходящее с научной точки зрения ПОКА не представляется возможным…

Определившись в гео(?)графическом отношении, Ург «свернул» проекцию и заявил, что водопад не так уж и близко расположен. Какой отсюда вывод напрашивается? Правильно. Не водопад это, а самый настоящий водопадище. И лежит означенная водная преграда непосредственно на нашем пути.

Отсюда что за вывод следует?

Догадливый: придётся водную преграду форсировать. Заявил это Папашка и дальше двинулся.

Я позади плетусь и скорбно обдумываю неприглядную альтернативку. Варианта два. Ослушаться приказа и отказаться от переправы на противоположный берег, рискуя попасть в лапы крыло—руких, переполошенных нашими киберибами. Или – через водопад сигать.

– Ург, давай трезво ситуацию оценим, – наивно пытаюсь я остановить супервоина, идущего далеко впереди и способного это «далеко» увеличить на целый порядок. Папашке приходилось подстраиваться под мою невыносимую тихоходность, потому неудивительно, что в связи с этим отношение Урга ко мне было, мягко говоря, прохладным. Будто я наказанье господне.

Ведь, не будь меня, смог бы флоллуэец и летать, и по отвесным стенам карабкаться, и по сторонам меньше смотреть, во исполнение «родительского» долга – сыночка своего приёмного от разнообразнейших опасностей ограждать.

– Ург, я ведь сыном тебе прихожусь. Согласен?

Он промолчал.

– Сыном. – Пытаясь его догнать, утвердительно сказал я. – А зачем тебе жизнью единственного сына рисковать?

– Я тебя охранял. До этого момента. Теперь я проверить хочу тебя. Водопад первым испытанием. Будет. – Словно обрубывая массивным топором каждое предложение, отрывисто произнёс Ург.

Первое испытание! Значит, будет второе, третье, пятое, двадцатое!? Меня, само собой, переполнило счастье, я весь прямо—таки лучился воодушевлением. Ну спасибо, Папашка, удружил, рубить—пилить!

Я задействовал терминал и связался с капитаном:

– Биг Босс, хочу сделать официальное заявление…

Собирался я поведать Кэпу Йо об урговом лицемерии, лживости и коварстве – метастазах его былой ненависти ко мне, – но флоллуэец резко остановился, склонил голову набок и ровным голосом профессионального убийцы сказал:

– Отключи терминал.

Ослушаться этого безобидного, на первый взгляд, приказания, мог лишь закоренелый глупец.

– Десс, Перебор! Проблемы? – отозвался Кэп Йо.

– Всё в норме, – ответил Десс, – у новичка слабеют нервы. Бывает.

* * *

…Если бы мне не предстояло, рискуя сломать шею, форсировать этот водопад, я бы восхитился его сказочно—потрясающей красотой. Он низвергался несколькими уступами, прорезая глубокое ущелье. На пути водяных потоков вставали каменные исполины, высеченные тысячелетним трудом неукротимых стихий – воды и ветра. Сталкиваясь с этими сверкающими громадами, вода вскипала бурунами, скручивалась водоворотами и с шумом ниспадала на уступ, расположенный ниже.

Грохотание, что исходило из ярящихся глубин водопада, я мог сравнить лишь с рёвом стартующей допотопной ракеты.

Я мог сравнивать. Мне доводилось слышать рёв архаичного космолёта на старом космодроме Валенса, располагавшемся на краю Санторинского леса. Кое—где эти доисторические реактивные монстры ещё использовались для каботажных внутрисистемных рейсов. В частности, на Косцюшко.

Для каботажных межзвёздных, ближних переходов к соседней системе – и ныне повсеместно применялись суда с джи—тягой. По сравнению с двигателями Сидорова они были почти такими же допотопными, но позволяли перемещаться со сверхсветовой скоростью, «прыгая» в подпространстве.

Между прочим, насколько я знал, ТАКр «Огненная Бестия», сооружённый в конце девятисотых годов нашей эры, более тысячелетия назад, изначально проектировался под движители «прыжковой» системы. Сидоров—тягой звездолёт оснащён был позднее. Допотопную джамп—тягу освояки не демонтировали, впрочем. Сохранили на всякий случай…

Допотопная! Я иногда думаю, насколько же всё относительно с исторической точки зрения. К примеру, предок—землянин, живший где—то в веке двадцать первом эры «от Рождества Христова», счёл бы абсолютно фантастическим корабль типа «Бестии», построенный около двух тысяч лет спустя. Я же, человек, живущий в двадцать первом веке нашей эры и отделённый от этого предка тремя тысячелетиями истории, считаю этот крейсер, триумф прогресса для своего времени, корытом допотопн…

– Перебор, на ходу не спать! – резким окриком выдернул меня Ург из задумчивости, совершенно некстати обуявшей. Я виновато посмотрел на него. Папашка прав, не на прогулку вышли.

Тропа привела нас тем временем к гранитному козырьку, нависшему над ущельем. Через каждые полтора—два метра воду преграждали тонкие, похожие на вертикально растопыренные пальцы, каменные столбы с плоскими верхушками.

75
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru