Пользовательский поиск

Книга Ковчег Спасения. Страница 156

Кол-во голосов: 0

— Я сочувствую, поверьте.

— Тогда вы должны понять, что я никому не отдам орудия. Ни сейчас, ни в будущем.

Впервые Клавейн рассердился. Он провел рукой по волосам, и его голова стала похожа на ощетинившегося ежа.

— Дай мне орудия, и их используют против Волков. Что тебя смущает?

— Ничего, — весело ответила Илиа. — За исключением того, что я тебе не верю. Если эти орудия настолько разрушительны, как ты сказал, я не собираюсь передавать никому. Ни-ко-му. В конце концов, мы хранили их несколько сотен лет. Не повредили, не поцарапали. Я бы сказала, что это делает нам честь, не так ли? Мы проявили ответственность. И после этого передать их какой-то замшелой компании жуликов? — она улыбнулась. — Я бы сказала, что это опрометчиво. Особенно учитывая тот факт — как следует из твоего признания, Клавейн, — что вы не являетесь полноправными владельцами этих орудий.

— Я посмотрю, что ты скажешь, когда столкнешься с Объединившимися, Илиа.

— М-м-м… По крайней мере, я буду иметь дело с законными владельцами.

Клавейн помассировал правую бровь, словно борясь с мигренью.

— Нет. Все будет совсем не так, как ты думаешь. Им нужны только орудия. Они получат их и тут же улетят с ними в Глубокий космос.

— Я полагаю, ты поступишь куда более великодушно?

— Да, можешь не сомневаться. Я верну их человеческой расе. Демархистам… Ультра… армии Скорпио… Мне не важно, кто ими владеет, если я буду уверен, что орудия используют по назначению.

— Например?

— Против Волков. Они приближаются, Илиа. Объединившиеся знают это. И все, что у вас происходит — лишнее тому подтверждение. Следующие несколько веков станут очень интересными, Илиа.

— Интересными? — переспросила она.

— Да. Но не в том смысле, как нам бы хотелось.

Илиа отключила «бету» — до поры до времени. Образ Клавейна превратился в россыпь пятнышек и исчез. На его месте неподвижно стоял слуга.. Переход был резким: до сих пор Илиа почти ощущала присутствие Клавейна.

— Илиа? — произнес Капитан. — Мы уже готовы. Последнее орудие выведено наружу.

— Отлично. — Вольева стянула наушники и ответила вслух. — Какие новости?

— Ничего особенного. Развертывание пяти орудий прошло без инцидентов. У оставшихся трех я заметил временные аномалии: у шестого с управлением движения, у четырнадцатого и двадцать третьего прерывистые неполадки в подсистеме наведения. Но ничего не повторилось с момента развертывания.

Триумвир сунула в рот сигарету и ответила лишь после того, как выкурила ее на четверть.

— Похоже, ничего фатального.

— Уверен, неполадок больше не будет, — прогремел Капитан. — Картина электромагнитного поля в Тайнике значительно отличается от внешней. Возможно, из-за этого возникли небольшие сбои. Сейчас орудия сориентируются в пространстве.

— Будь добр… приготовь, пожалуйста, шаттл.

— Извини?

— Ты слышал, что я сказала? Я собираюсь наружу, хочу проверить орудия.

Она встала, ожидая ответа.

— Илиа, в этом нет необходимости. Я сам могу проследить за состоянием орудий.

— Может быть, ты можешь их контролировать, Капитан. Но я все-таки знаю их несколько лучше.

— Илиа…

— Большой шаттл не понадобится. Я даже подумывала полететь в скафандре, но в нем невозможно курить.

Капитан вздохнул. Звук был такой, словно в отдалении обрушилось трехэтажное здание.

— Очень хорошо. Я приготовлю шаттл. Будь осторожна, ладно? В любом случае держись той стороны корабля, которую Подавляющие не могут видеть.

— Они слишком далеко, чтобы нас заметить. И в ближайшие пять минут ситуация вряд ли изменится.

— Но имей в виду, что я беспокоюсь.

Неужели? Почему-то в это не слишком верилось. Возможно, ему одиноко: он висит в космическом пространстве, и единственный человек, с кем можно общаться — она, Илиа. Но именно она раскрыла преступление Джона Бреннигена, разоблачила его, приговорила к трансформации. Чувства Капитана по отношению к ней должны быть чертовски смешанными.

Она докурила сигарету. И по какой-то дурацкой прихоти засунула окурок в приплюснутую голову слуги, напичканную проводами и железками, вдавив «бычок» между двумя тонкими металлическими стойками. Кончик загорелся тускло-оранжевым.

— Мерзкая привычка, — пробормотала Триумвир.

Она выбрала двухместный шаттл, похожий на кобру без хвоста — тот самый, на котором Хоури и Овод наблюдали за работой Подавляющих возле газового гиганта. Капитан уже прогрел двигатели и вывел судно в шлюз. При столкновении с «кубиками» шаттл слегка пострадал, но основную часть повреждений удалось устранить без особого труда: на складе хватало подходящих запчастей. То, что осталось, не влияло на поведение судна, если не увлекаться перегрузками и дальними перелетами.

Илиа уселась в кресло пилота и принялась изучать показания приборов. Капитан потрудился на славу, даже наполнил до краев топливные цистерны, хотя она не собиралась удаляться от корабля больше чем на несколько сотен метров.

Какое-то напряжение возникло на задворках сознания — чувство, которое Илиа не могла игнорировать.

Триумвир вывела шаттл через армированные люки в открытый космос. Рядом в корпусе зияло огромное отверстие, из которого появились орудия. Сами они скрывались за округлой громадой корабля, не попадая в поле зрения Подавляющих. Вольева последовала туда же, поглядывая на туманные массы разрушенной планеты, которые поднимались из-за «горизонта» корабля.

Потом она увидела восемь орудий из Тайника — они походили на затаившихся чудовищ. Каждое из них было уникально, но некое неуловимое сходство указывало, что все они созданы одним и тем же разумом. Вольева всегда подозревала, что орудия — творения Конджойнеров, но услышав от Клавейна подтверждение своей догадки, почему-то расстроилась. Но зачем ему лгать? С другой стороны, зачем Конджойнерам понадобилось создавать этих монстров? Причина могла быть одна: они собирались использовать свои творения. Интересно, не против ли остального человечества?

Каждое орудие было одето в «упряжь» из стальных балок, к которым крепились рулевые ракеты и целевые подсистемы, а также небольшое количество оборонительного вооружения для защиты самих орудий. «Упряжь» позволяла орудиям поворачиваться самостоятельно. В принципе, они могли «добраться» в любую часть системы, но это был бы слишком длительный процесс. Поэтому недавно Вольева укомплектовала их ракетами-тягачами — по восемь на каждое орудие, — разместив их на противоположных сторонах «упряжи». Теперь перемещение агрегатов через систему займет меньше месяца.

Вольева направила шаттл к группе орудий. Они почувствовали ее приближение и поменяли позиции. Илиа проскользнула между ними, затем завалилась на бок, развернулась и сбросила скорость. Сейчас надо проверить орудия, у которых Капитан нашел временные неисправности. Диагностические данные, краткие, но содержательные, пробегали по браслету на ее кисти. Она опрашивала каждое орудие, дотошно анализируя результаты.

Что-то пошло не так.

Проблема состояла как раз в том, что все шло нормально. Оказалось, что ни с одним из восьми ничего не произошло.

Вольева переживала колючее чувство неправильности. Она делала то, к чему ее побуждали, полностью уверенная, что действует по собственному усмотрению. Орудия на самом деле были в полном порядке. Никакого намека на неполадки, временные или хронические. Это могло значить только одно: Капитан снова наврал ей, сообщив о несуществующих проблемах.

Спокойно. Если бы только она не поверила ему на слово, а проверила все сама, прежде чем покидать судно…

— Капитан… — нерешительно сказала Вольева.

— Да, Илиа?

— Я тут обнаружила нечто забавное. Оказывается, все орудия в полном порядке, никаких проблем. Нет и не было.

— Илиа, я вполне уверен, что были временные сбои.

— Неужели?

— Да, — голос звучал не слишком убедительно. — Да, вполне уверен. Зачем мне сообщать то, чего нет?

156

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru