Пользовательский поиск

Книга Ковчег Спасения. Страница 134

Кол-во голосов: 0

Овод видел, как люди в Кювье относились к феномену. Большинство просто не обращало на него внимания. Когда объект появлялся в небе, люди как ни в чем не бывало ходили по улицам, и никто не задирал голову и не указывал пальцем. Сейчас, когда факт существования странного предмета стало невозможно отрицать, жители Кювье старались обходить скользкую тему, а если возникала необходимость, пользовались косвенными терминами. Как будто Подавляющие, обиженные этим бойкотом, заставят остатки Руха покинуть небосвод и испарятся, словно привидение, в которое никто не верит!

Овод сидел на заднем сидении легкового вездехода, за водительским креслом. В спинку переднего сиденья был встроен телевизионный экран. Голубой свет освещал лицо Овода, наблюдавшего за репортажем, который был сделан очень далеко от города. Мерцали снежинки помех; съемку производили ручной камерой, и картинка дрожала, но главное можно было увидеть. Первый из двух шаттлов находился на поверхности — камера показала его в панораме, задержавшись на живописном контрасте изящного обтекаемого корпуса машины и кучи скальных нагромождений, — а второй в воздухе и плавно спускался. Он уже совершил несколько рейсов за пределы атмосферы Ресургема, на орбиту, где находился крупный внутрисистемный корабль. Камера задрожала, пошла вверх и поймала в объектив заходящий на посадку шаттл, который выпустил три струи пламени и осторожно опускался на плоскую каменистую площадку.

— Это можно подделать, — сказал спокойно Овод. — Я знаю, что съемка подлинная… Но кто помешает людям думать иначе?

Хоури, в форме Инквизитора, сидела рядом.

— Можно подделать что угодно, если хорошо постараться, — возразила она. — Только не сейчас, когда все записи хранятся на аналоговых носителях. Сомневаюсь, что такое сможет сотворить весь правительственный департамент соединенными усилиями.

— Попробуй докажи это людям.

Теперь объектив скользил, показывая редкую толпу. Люди выглядели встревоженными и обеспокоенными. Метрах в трехстах от места посадки шаттлов был разбит лагерь — множество запыленных палаток, теряющихся среди валунов и гальки. Его обитатели… так могли выглядеть беженцы любого мира, любого века. Они прошли тысячи километров, собираясь в этой точке из самых разных поселений. Это оказалось нелегко: по грубым подсчетам, одна десятая их числа так и не сумела добраться до лагеря. В этот марш-бросок люди брали с собой множество личных вещей, хотя знали — если подпольная сеть разведки верно донесла информацию, — что им позволят взять на борт корабля только одежду, которая будет на них на момент отлета. Возле лагеря вырыли яму, и каждая группа отбывающих сбрасывала туда свои пожитки. Это были предметы, с которыми люди не могли расстаться до последнего момента. Может быть, разумнее было бы оставить все это дома перед трудным переходом через половину Ресургема. Фотографии, детские игрушки… — их погребут, как человеческие реликты, в добавление к артефактам амарантян, имеющим возраст миллион лет.

— Мы об этом позаботились, — сказала Хоури. — Есть свидетели, которые добрались до лагеря, а потом вернулись в главные населенные пункты. Конечно, людей приходится уговаривать. Представь себе — вернуться, проделав такой путь. Но…

— Как тебе удалось?

Машина завернула за угол, колеса истерично взвизгнули. За окнами показались кубические строения Дома Инквизитора — серые и плоскостенные, как гранитные утесы. Овод смотрел на них с тревогой.

— Им пообещали, что по возвращении можно будет пронести на борт немного личных вещей.

— Другими словами, дали взятку, — он покачал головой. Черт возьми, неужели ни одно великое дело нельзя сделать без взяток?! — Полагаю, эта мера себя оправдает и вы хоть что-то будете узнавать. Сколько их сейчас?

Как всегда, Хоури держала в голове все цифры.

— По последним подсчетам, пятнадцать тысяч человек уже на орбите. На земле осталось от двухсот до трехсот. Когда мы наберем пять сотен, шаттл отправится на орбиту. Внутрисистемник будет полон, и людей можно будет переправить на «Ностальгию».

— Смелости им не занимать, — усмехнулся Овод. — Или глупости. Точнее сказать не могу.

— Смелости, Овод. Можешь не сомневаться. А еще они боятся. И в этом их винить нельзя.

На самом деле, эти люди действительно отважны. Они шли к шаттлам, располагая лишь скудными свидетельствами. После ареста Овода среди сторонников массовой эвакуации бурно распространялись всевозможные слухи. Правительство продолжало выступать с умело составленными опровержениями, призванными сеять сомнения в собственной правдивости. Люди должны были придти к выводу, что шаттлы Овода действительно существуют. Добираясь до кораблей, люди фактически нарушали распоряжение правительства. Им грозила тюрьма или смерть за вторжение в запретную зону.

Овод восхищался ими. Смог бы он поверить подобным слухам или логическим доводам, если бы сам не был инициатором движения? Вряд ли. Но гордости за свои достижения он не испытывал. Людей обманывали, рассказывая о том, какая судьба их ждет в итоге, и он завяз в этом обмане по самое некуда.

Автомобиль подъехал к Дому Инквизиции с заднего фасада. Овод и Хоури прошли в здание через обычный контроль. Личность народного героя до сих пор была строго засекречена. Его снабдили всеми необходимыми документами, что позволяло свободно передвигаться по Кювье и его окрестностям. Охранники считали его обычным чиновником, который приезжал к Инквизитору по делам правительства.

— Ты до сих пор думаешь, что у нас что-то получится? — спросил Овод, стараясь не отставать от Хоури, которая быстрым шагом поднималась по ступенькам.

— Черт бы нас подрал, если не получится, — глухо отозвалась она.

Триумвир ждала их в офисе Инквизитора. Она устроилась на стуле, где обычно сидел Овод, и курила, стряхивая пепел на стерильно чистый пол. От этой нарочитой, вызывающей небрежности Овода передернуло. Но он промолчал. Вольева приведет неопровержимый аргумент: скоро вся планета превратится в пепел — какая разница, если немножко появится уже сейчас?

— Ирина, — начал он. Поскольку для него она оставалась женщиной из Кювье, к ней следовало обращаться именно так.

— А, Овод… — Илиа встала, затушив сигарету о ручку стула. — Хорошо выглядишь, Правительственное попечительство не так уж сурово, как говорят.

— Если это шутка, то скверная.

— Конечно, — Триумвир пожала плечами, будто извинение было лишним. — Ты видел, что они недавно сделали?

— Они?

Вольева указала глазами на окно.

— Догадайся.

— Да, конечно. Этого уже невозможно не заметить. Ты знаешь, что они выращивают в облаке?

— Некое устройство, Овод. Я бы сказала, устройства для уничтожения солнца.

— Давайте поговорим в офисе, — вмешалась Хоури.

— О, только не это, — отозвалась Вольева. — Там нет окон, Ана, а вид из окон так здорово помогает сосредоточиться… Тебе так не кажется? Через минуту факт сговора Овода с правительством станет публично известен, — она смерила его жестким взглядом. — Верно?

— Если хочешь, называй это сговором.

Овод уже записал на пленку «заявление», в котором выступал от лица правительства. Он сообщал, что шаттлы действительно существуют, равно как и угроза планете, и в связи с этим администрация неохотно дала ему официальное разрешение организовать и провести массовую эвакуацию населения. В течение часа репортаж покажут по всем каналам телевидения Ресургема и будут несколько раз повторять в последующие дни.

— Это не будет выглядеть как сговор, — произнесла Хоури, холодно глядя на подругу. — По заявлению ясно, что Овод старается ради безопасности жителей Ресургема, а не своих собственных интересов. Все получилось вполне убедительно, потому что это правда, — она повернулась к Оводу. — Верно я говорю?

— Я просто озвучила расхожее мнение, — усмехнулась Вольева. — Ладно, не обращай внимания. Достаточно скоро мы сами увидим реакцию населения. Кстати, Ана, это правда, что в некоторых отдаленных поселениях уже были случаи общественных беспорядков?

134
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru