Пользовательский поиск

Книга Ковчег Спасения. Страница 110

Кол-во голосов: 0

— И никогда не верил, — отозвался Клавейн. Он был готов переместиться в любую точку пространства, лишь бы немедленно покинуть подвалы Замка.

— Странное сейчас время, — бесцеремонно произнес Хи. — У меня такое чувство, что мы живем в конце истории, и скоро начнется великое подведение итогов. И всем нам предстоит нелегкий выбор. А теперь… не пойти ли нам к тем людям, о которых я вам уже говорил?

Клавейн кивнул.

— Не могу дождаться.

Поезд остановился, и Антуанетта вышла на станции, ближайшей к доку, который арендовала ремонтная мастерская Ксавьера. Вспоминая слова Лю, девушка пыталась понять, что именно ее насторожило. С некоторой тревогой она заглянула в приемную, потом в контору… Там явно ничего не изменилось. Никто не появлялся, только на двери висела табличка «закрыто». Дважды убедившись, что в доке есть атмосфера, Антуанетта вошла внутрь, потом пробежала по ближайшему соединительному мостику, стараясь не глядеть под ноги. От запаха аэрозолей, который висел в воздухе, защипало глаза и захотелось чихать. У входного шлюза корабля она позвала:

— Ксавьер!..

Никто не отозвался. Похоже, Ксавьер где-то в недрах «Штормовой Птицы» и не слышит. Теперь придется или искать его, или подождать здесь. Она сама сказала, что будет через двадцать минут.

Антуанетта прошла на главную палубу. Пока все выглядело нормально. Ксавьер использовал для диагностики какие-то экзотические данные: она некоторое время изучала показатели на дисплеях, ощущая легкое недоумение. Но в целом… примерно так оно и бывает после того, как Лю вытащит наружу половину внутренностей корабля.

— Мне действительно очень, очень жаль.

Она оглянулась. Ксавьер стоял у нее за спиной с запредельно виноватым видом. Позади Антуанетта увидела двоих. Этих людей она никогда в жизни не встречала. Тот, что повыше, тощий и лысый, жестом пригласил ее проследовать в кают-компанию, в направлении кормы и главного мостика.

— Пожалуйста, делайте, что я вам скажу, Антуанетта, — произнес лысый. — Это не займет много времени.

— Думаю, тебе лучше подчиниться, — добавил Ксавьер. — Прости, но они сказали, что начнут ломать корабль, если я тебя не позову.

Антуанетта кивнула и направилась в коридор.

— Ты правильно сделал, Ксав. Не вини себя. Так что это за клоуны? Они представились?

— Высокий — мистер Клок. С ним гиперсвин, мистер Пинк.

Визитеры по очереди кивнули.

— И откуда они свалились?

— Не сказали. Их интересует Клавейн. Думаю, или «пауки», или работают на них.

— В самом деле? — осведомилась Антуанетта.

— Я бы так не сказал, — ответил Ремонтуа. — То же самое касается моего друга.

Мистер Пинк помотал головой, точно горгулья.

— Я бы позволил нас проверить, если бы не столь серьезные обстоятельства, — продолжал Ремонтуа. — Уверяю, у нас нет никаких имплантантов Объединившихся.

— Это не значит, что вы не можете быть их осведомителями, — возразила Антуанетта. — Итак, что я должна сделать, чтобы вы убрались с корабля ко всем чертям?

— Как правильно заметил мистер Лю, нас интересует Невил Клавейн. Присядьте, пожалуйста… — в голосе мистера Клока появился металл. — Будем цивилизованными людьми.

Антуанетта разобрала откидной стул и села.

— Никогда не слышала ни о каком Клавейне, — сказала она.

— Но ваш партнер слышал.

— О да. Замечательный парень, Ксав.

Антуанетта испепелила любовника взглядом. Черт подери, он что, не мог дурачком прикинуться?

— Нехорошо, Антуанетта, — назидательно проговорил Клок. — Нам известно, что вы доставили его сюда. Мы ни в коем случае не обвиняем вас за такой поступок… в конце концов, это было проявление гуманности.

Антуанетта скрестила руки на груди.

— И что дальше?

— Все, что вам нужно — это рассказать, что случилось потом. Куда пошел Клавейн после того, как оказался на Карусели Нью-Копенгагена.

— Понятия не имею.

— Вы хотите сказать, что он растворился в воздухе? И даже не сказал «спасибо»? Не дал понять, что собирается делать?

— Сказал. Что чем меньше я буду знать, тем лучше для меня.

Некоторое время мистер Клок задумчиво смотрел на мистера Пинка. Скорее всего, он обдумывал ситуацию. Клавейн действительно хотел, чтобы она знала как можно меньше. Всю информацию Антуанетта вытянула из него ценой безумных усилий. Но этому лысому типу незачем знать такие подробности.

— Конечно, — добавила она, — я его расспрашивала. Мне самой было интересно, чем он собирается заниматься. Я поняла, что ваш Клавейн тоже из «пауков». Но он не стал ничего мне объяснять. Сказал, что мне же будет лучше. И сейчас я вижу, что он прав. И вы не можете заставить меня что-то рассказать — просто потому, что рассказывать нечего.

— Тогда поподробнее расскажите, что здесь происходило, — смягчился Клок. — Это все, что от вас требуется. Мы сами попробуем догадаться, что задумал Клавейн, а потом уйдем. И вы никогда больше о нас не услышите.

— Я уже говорила: он просто ушел. Ни слова о том, куда собирается, ничего. «Спасибо», «до свидания». Вот и все, что он сказал.

— У него не было документов или денег, — как будто про себя произнес Клок. — Так что он не мог уйти далеко без вашей помощи. Если Клавейн не просил денег, значит, он до сих пор на Карусели Нью-Копенгагена, — он навис над Антуанеттой — худой, мертвенно-бледный: — Итак, скажите, Клавейн просил вас о чем-нибудь?

— Нет, — ответила она после небольшой паузы.

— Врет, — сказал свин.

Клок уверенно кивнул.

— Думаю, вы правы, мистер Пинк. Я надеялся, что до этого не дойдет, но у нас не остается выбора. Как говорится, суровая необходимость. Ваш прибор, мистер Пинк?

— Прибор, мистер Клок? Вы имеете в виду…

У ног человека-свиньи стояла вытянутая прямоугольная коробка, черная, как сгусток темноты. Подтолкнув ее вперед, Мистер Пинк нагнулся и дотронулся до какого-то потайного замка. На глазах ящичек начал разворачиваться, открываясь и являя множество отделений — куда больше, чем это казалось возможным, судя по размерам. В каждом, в углублении соответствующей формы, лежала отполированная серебристая деталь какого-то механизма, укутанная в мягкую пену. Наконец Мистер Пинк извлек одну из них и принялся внимательно разглядывать. Затем следующую. Затем соединил их вместе. Руки человека-свиньи выглядели грубыми и неловкими, но он действовал с величайшей осторожностью. Казалось, он не замечает ничего вокруг, полностью сосредоточившись на процессе сборки.

— Еще секунда, и все будет готово, — объявил мистер Клок. — Это переносное устройство сканирования мозга и сознания, в просторечье именуемое «тралом». Должен добавить, что оно изготовлено «пауками». Что вы знаете о тралах?

— Идите в задницу.

— Отлично, в любом случае я вам расскажу. Это устройство абсолютно безвредно, не так ли, мистер Пинк?

— Абсолютно безвредно, мистер Клок.

— По крайней мере, нет причин, по которым это устройство должно быть опасным. Но мы имеем дело с переносным тралом. А это совсем другое дело, верно? Эти модели не так надежны, как стационарные. Поэтому есть большая вероятность того, что субъекту будут нанесены неврологические повреждения. Вплоть до летального исхода — не так ли, мистер Пинк?

Человек-свинья на миг прервал свое занятие и покосился на партнера.

— Приходилось слышать, мистер Клок. Приходилось слышать.

— Ничего, я уверен, что слухи об опасных для здоровья последствиях преувеличены. Тем не менее, пользоваться переносным тралом не рекомендуется, когда есть альтернатива…

Клок снова посмотрел на Антуанетту. Во взгляде его глубоко посаженных глаз, да и во всей внешности, было что-то такое, что заставило девушку отвернуться.

— Вы вполне уверены, что Клавейн не говорил, куда направлялся?

— Я уже говорила: нет!

— Продолжайте, мистер Пинк.

— Подождите, — произнес Ксавьер.

Все, как по команде, посмотрели на него — даже свин поднял голову. Казалось, сейчас Лю скажет говорить что-то еще. А затем, без всякого предупреждения, корабль завибрировал, накренился и начал высвобождаться из стыковочных захватов. Его химические двигатели работали, выбрасывая пульсирующие струи газа. Стоял невообразимый грохот, словно началась канонада.

110
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru