Пользовательский поиск

Книга Ковчег Спасения. Содержание - Глава 15

Кол-во голосов: 0

(Помоги мне туда забраться. Представитель может это сделать, но он провозится до скончания вечности.)

«Помочь тебе туда забраться?» — переспросил Ремонтуа.

(Прямо под основанием моей шеи есть стойка.)

Ремонтуа обхватил ладонями серебристый пьедестал и легко надавил. Что-то мягко щелкнуло, и крышка аппарата отделилась вместе с головой и оказалась у него в руках. Приподняв ее, Ремонтуа обнаружил, что она тяжелее, чем могло показаться. В отверстии шевелился целый узел кабелей — они извивались, ощупывая пустоту, словно клубок угрей.

(Теперь неси меня… аккуратно… к роботу.)

Ремонтуа повиновался. Возможно, пару раз у него сознании проскальзывала шальная мысль уронить голову. Однако он не без оснований полагал, что Скейд при этом не слишком пострадает. Скорее всего, пол стал бы упругим и смягчил удар. Пару раз отфутболив эту соблазнительную идею, Ремонтуа подошел к роботу.

(А сейчас вставляй в тело. Подключение произойдет автоматически. Так… аккуратно… аккуратно…)

Ремонтуа опускал серебристую втулку, пока не почувствовал сопротивление.

«Ну как, теперь все?»

(Все.)

Глаза Скейд немного расширились, на лице проступили живые краски, которых раньше не хватало.

(Отлично. Соединение установлено. Теперь проверим… контроль сервоприводов…)

Предплечья «гермафродита» резко дернулись вперед, кулаки несколько раз судорожно сжались и разжались. Скейд согнула руку в локте и повертела ладонь перед глазами, неприязненно и восхищенно разглядывая искусственную конечность — блестяще-черную с полированным хромом. Робот, навевающий воспоминания о средневековых латах, был красив и одновременно омерзителен.

«Похоже, ты уже наловчилась им управлять».

Скейд сделала несколько шаркающих шагов, слегка вытянув вперед руки.

(О да… По правде сказать, я на редкость быстро освоилась. Еще немного — и я скажу Дельмару, чтобы он не беспокоился.)

— О чем? — спросила Фелка.

(О восстановлении моего старого тела. Останусь в этом. Шутка, между прочим.)

— Конечно, — с трудом выговорила Фелка.

(А ты должна радоваться, что со мной такое произошло. Теперь, скорее всего, я сделаю все возможное, чтобы взять Клавейна живым.)

— Почему?

— Пусть увидит, что он со мной сделал, — Скейд развернулась, звонко щелкнув пятками. — Ну что ж, кажется, пора показать вам еще кое-что интересное. Продолжим?

И, сверкая доспехами, она направилась из камеры.

Глава 15

Слово вонзилось в голову Вольевой, словно раскаленное тавро.

(Илиа.)

Она не могла говорить, только формировать мысленные ответы.

«Да. Откуда вам известно мое имя?»

(Я пришел узнать тебя. Ты проявила столько интереса ко мне… к нам… это было трудно — не узнать тебя тоже.)

Вольева снова хотела постучать в закрытый люк наверху, но руки не слушались. Ее парализовало, осталась только способность дышать. Что-то, чем бы оно ни было, по-прежнему стояло за спиной — словно кто-то смотрел ей через плечо.

«Кто…»

Ей передалось чувство жутковатого удовлетворения — словно насмешка над ее невежеством.

(Управляющая субличность орудия, конечно. Можешь называть меня Семнадцатый. А кто я, по-твоему?)

«Ты говоришь на русише».

(Я знаю, какие языковые фильтры ты предпочитаешь. Русиш достаточно легкий. И старый. Он почти не менялся с тех пор, как мы были созданы.)

«Почему… сейчас?»

(До этого ты никогда не заходила настолько глубоко в нас, Илиа.)

«Я… подбиралась. Близко».

(Возможно. Но никогда — при таких обстоятельствах. Никогда — в таком ужасе, даже в самом начале. Ты отчаянно пытаешься использовать нас, верно? Отчаяннее, чем раньше.)

Несмотря на сохраняющийся паралич, страх немного отпустил. Это «нечто» — просто компьютерная программа, не более того. Ей просто удалось проникнуть на уровень управления орудием, который она никогда до сих пор никогда сознательно не пробуждала. «Нечто» казалось неестественно враждебным, но эта враждебность — как и паралич — имеет ту же природу, что и искусственно вызванный страх, который появился в самом начале.

Илиа почувствовала пробуждающийся интерес. Интересно, каким образом орудие с ней общается. У нее в голове нет ни одного имплантанта, однако голос определенно возникает прямо в ушах. Такое могло происходить только при одном условии: внутреннее помещение работает как очень мощный трал, только в обратном направлении. Оно стимулирует определенные зоны мозга при помощи магнитных полей. Если оно может вызвать страх, то ему не составит большого труда генерировать фантомные сигналы в слуховом нерве — или, что более вероятно, непосредственно в слуховой зоне мозга — и считывать сигналы возбуждения в коре, которые предваряют намерение заговорить.

«Сейчас отчаянные времена…»

(Нам тоже так показалось.)

«Кто вас создал?»

Семнадцатый ответил не сразу. На мгновение хватка, которая держала мозг Вольевой в подчинении, разжалась. Страх исчез, сменившись моментом пустоты и покоя — это напоминало вдох перед криком агонии.

(Мы не знаем.)

«Не знаете?»

(Нет. Они не хотели, чтобы мы это знали.)

Вольева выстраивала свои мысли с осторожностью человека, который размещает тяжелые предметы на шаткой полке.

«Я думаю, вас создали Конджойнеры. Это просто моя рабочая гипотеза, но вы пока ее ничем не опровергли».

(Это неважно, правда? По крайней мере, сейчас.)

«Возможно. Мне просто любопытно. Куда важнее то, что вы до сих пор способны мне служить».

Оружие пощекотало ту часть мозга, которая регистрирует удивление.

(Служить тебе, Илиа? С чего ты взяла?)

«Раньше вы делали то, о чем я вас просила. Не ты конкретно, Семнадцатый, я еще никогда с тобой не общалась. Другие орудия всегда подчинялись».

(Мы не подчинялись тебе, Илиа.)

«Нет?»

(Нет. Мы смеялись над тобой. Мы развлекались, выполняя твои просьбы. Чаще всего это выглядело так, будто мы выполняем твои команды, но только с твоей точки зрения.)

«Вы просто разыгрываете меня».

(Нет. Илиа, ты должна понять. Тот, кто создал — кем бы он ни был — дал нам долю свободы. Должно быть, у него были причины. Возможно, ожидалось, что мы будем действовать автономно. Или выстраивать схему действий, собирая по кусочкам обрывки некорректных приказов. Скорее всего, нас создали как орудия уничтожения, понимаешь? Как последнюю надежду. Оружие Конца Времени.)

«Вы им и остались».

(Илиа, неужели настал Конец Времени?)

«Я не знаю. Может быть, настал».

(Могу сказать, что ты была напугана, прежде чем придти сюда. Мы все можем это сказать. Чего ты на самом деле от нас хочешь, Илиа?)

«Есть проблема, в которой вы бы могли поучаствовать».

(Локальная проблема?)

«Да, она касается этой системы. Мне бы хотелось вывести вас за пределы корабля… за пределы этого помещения… чтобы вы мне помогли».

(А если мы решим не помогать тебе?)

«Ваше право. Я присматривала за вами в течение столь долгого времени, заботилась о вас, сохраняя в неприкосновенности. Я знаю, вы мне поможете».

Казалось, что Семнадцатый держит сознание Вольевой на весу и время от времени игриво пощелкивает по нему. Теперь она знала, что чувствует мышка, пойманная котом. Пожалуй, еще немного — и шестиметровый «кот» свернет ей шейку.

И вдруг это ощущение исчезло — так же внезапно, как и возникло, а заодно прошел и паралич. Она все еще оставалась пленницей, но снова могла управлять собственными мышцами.

(Возможно, Илиа. Но давай не будем притворяться, что ситуацию ничто не осложняет.)

«Ничего такого, что нельзя было бы обговорить…»

(Илиа, это будет очень трудно сделать без согласия другого объекта. Даже если бы мы хотели.)

«Другого?»

(Другого. Он по-прежнему способен до некоторой степени нас контролировать.)

Вольева перебирала в голове варианты, пока она не поняла, о ком говорит орудие.

70
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru