Пользовательский поиск

Книга Ковчег Спасения. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

Пропустить. Пластины на гребне ощутимо нагревались.

— … Вышеупомянутый заключенный, гиперсвин, известный Феррисвильскому Конвенту как «Скорпио», уже разыскивался в связи с совершением преступлений, связанных с нарушением пунктов генерального законодательства номер…

Она позволила сообщению повториться еще раз до конца, но не обнаружила ничего, что не было предельно ясно. Похоже, этот карлик-бюрократ из Конвента слишком увлечен перечислением пунктов и подпунктов, чтобы оказаться способным на настоящий обман. И все, что он говорил о гиперсвине, было чистой правдой.

Скорпио известен властям как преступник и убийца. Чанг, скорее всего, информировала полицию о его захвате по «плотному лучу», прежде чем «Ночная Тень» подошла достаточно близко, чтобы прервать передачу сообщения.

И Клавейн, черт бы его побрал, не сделал того, что должен был сделать — разнести Демархистов на элементарные частицы при первой же возможности. Конечно, Конвент разворчался бы по этому поводу. Но Клайвен был в своем праве. Он не знал, что на борту находятся военнопленные, он вообще не был обязан задавать вопросы перед тем, как открыть огонь.

А он взял и он спас этого выродка.

— … немедленно передать заключенного в наше распоряжение, невредимым, без систем нейроинфильтрации, в течение двадцати шести стандартных дней. Невыполнение требований… — спикер Конвенции выдержал паузу и сладострастно потер руки, — …приведет к осложнению отношений между фракцией Конджойнеров и Конвентом, на чем я вынужден особо заострить внимание.

Скейд прекрасно понимала, что сам по себе пленник не представляет никакого интереса для Объединившихся. Но в качестве военного трофея ему цены нет. Закону и порядку, которые представляет Конвент, медленно, но верно приходит конец, а люди-свиньи — сильная и не всегда законопослушная группировка, живущая по своим правилам. В свое время Скейд посетила Город Бездны по секретному поручению Совета, и этот визит едва не стоил ей жизни. Поимка этого поросенка и его казнь станут серьезным предупреждением для остальных подонков — особенно для тех же «свиней», которые объединились в преступные группы. Будь Скейд на месте спикера, она тоже сделала бы такое заявление.

Но от этого пленник не перестает быть проблемой. По правде говоря, Скейд не обязана идти на уступки. Еще немного, и Конвент растеряет последние остатки своего влияния. Производитель Работ заверил ее в том, что через семьдесят дней флот будет полностью готов к отправлению. У Скейд не было никаких оснований сомневаться в точности его расчетов.

Семьдесят дней.

После этого еще десять-двадцать — и все. Три месяца, которые, по большому счету, не имеют никакого значения. Остается только одна проблема. Никому не должно быть известно о существовании флота, равно как и о причинах его существования. Необходимо поддерживать впечатление, что Объединившиеся идут к победе, в полном соответствии с прогнозами независимых обозревателей. Любые сведения вызовут подозрения, как внутри Материнского Гнезда, так и за его пределами. И если Демархисты узнают правду… У них есть такой шанс — мизерный, но его нельзя не принимать в расчет. И тогда они могут взять реванш, использовать полученные сведения, чтобы переманить на свою сторону фракции, которые до сих пор поддерживали нейтралитет. Да, сейчас их силы на исходе, но если к ним присоединятся ультра, этот тандем станет весьма ощутимым препятствием на пути Скейд.

Ну уж нет. И если она хочет победить, то придется расшаркаться перед Конвентом. Так что придется придумать способ передать им гиперсвина — причем до того, как у них возникнут подозрения.

Ее охватила почти беспредельная ярость. Превратив спикера в застывший черный силуэт, Скейд крупным шагом прошла сквозь него, и неподвижная фигура разлетелась на части, словно стая испуганных воронов.

Глава 6

Личный воздушный катер позволял сделать путешествие до Солнхофена существенно короче. Однако на последнем отрезке пути Инквизитор решила воспользоваться наземным транспортом и приказала своему летательному аппарату совершить посадку, выбрав достаточно крупное поселение, которое находилось ближе всего к пункту ее назначения.

Местечко называлось Аубудон — расползающееся скопление складов, лачуг и куполов, пронизанное монорельсами, грузовыми трубами и путепроводами. По периферии, втыкаясь в грязно-серое северное небо, торчали филигранные спицы — причальные мачты дирижаблей. Но сегодня они были пусты. Ни один воздушный корабль не был пришвартован и, похоже, ни один не собирался появиться в ближайшее время.

Летательный аппарат опустился на бесформенное бетонное пятно между двумя складами. Бетон оказался шероховатым и в выбоинах. Инквизитор поспешно пересекла площадку, приминая жесткую щетку травы, приспособленной к условиям Ресургема, которая торчала из каждой трещины. Время от времени она с некоторым опасением поглядывала на самолет, который, описав широкую дугу, возвращался в Кювье. Там он будет находиться в распоряжении кого-нибудь из правительственных чиновников, пока Инквизитор Вуалюмье не решит, что ей пора домой.

— Одна нога здесь, другая там, — вполголоса проворчала Инквизитор.

Рабочие, которые направлялись куда-то по своим делам, заметили ее. Но здесь, вдали от Кювье, деятельность Инквизиции не была любимой темой для обсуждения. Большинство из них поняли, что перед ними один из членов правительства, хотя Инквизитор была одета очень просто. Но вряд ли они сразу догадались, что она занимается поисками военного преступника. Скорее всего, ее сочли офицером полиции или инспектором, представителем огромной бюрократической армии. Возможно, она прибыла для очередной проверки использования запасов и средств. Появись она в сопровождении вооруженных людей — прислуги или охраны, ее появление, естественно, вызвало бы больше комментариев. Но сейчас люди старалась даже не встречаться с ней взглядом, и Инквизитор смогла без приключений дойти до гостиницы.

Ее одежда была темной и неброской и скрыта длинным плащом — люди не расстаются с такими плащами в тех районах, где часто свирепствуют «бритвенные бури». Под подбородком болтался чехол для дыхательной маски. Наряд дополняли черные перчатки, а все личные вещи помещались в маленьком рюкзаке. Блестящие волосы цвета воронова крыла, стриженные под горшок, как обычно, падали на глаза. Эта прическа эффективно скрывала ларингофонный радиопередатчик и крошечный наушник, который использовался только связи с катером. Миниатюрный бозонный пистолет, изготовленный ультра, который наводился на цель с помощью контактной линзы на одном глазу, Инквизитор взяла с собой исключительно ради чувства безопасности. По крайней мере, она не планировала пускать его в ход.

Гостиница оказалась унылым двухэтажным строением и находилась у главной трассы на Солнхофен. Грузовики на огромных надувных колесах проползали в обоих направлениях через разные промежутки времени, волоча за собой прицепы — рифленые контейнеры, прицепленные к задней оси, которые больше всего напоминали перезрелые фрукты. Водитель располагался в коконе-стручке, подвешенном впереди на двухзвенном манипуляторе, который или опускал кокон к самой земле, или поднимал его на высоту второго этажа. Именно на этот случай в придорожных гостиницах двери предусматривались специальные двери. Обычно три или четыре грузовика шли на автопилоте, причем переднему доставалась роль тягача. Но автопилоту никто особенно не доверял, так что машины не оставляли без присмотра.

Выцветший фасад гостиницы был покрыт ровным слоем грязи. Пожалуй, перчатки снимать не стоило. Инквизитор подошла к кучке водителей, которые сидели вокруг стола и болтали о делах. На столе красовались кружки с кофе, сандвичи и салаты — от нетронутых до почти полностью съеденных. Натюрморт дополняла скверно отпечатанная газета, в которой деятели искусств делились своими чувствами по поводу очередных преступлений против человечества, совершенных Оводом. Список наиболее заметных деяний прилагался тут же. Кольцеобразное пятно от кофейной кружки окружало голову преступника, как нимб.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru