Пользовательский поиск

Книга Хрустальный лабиринт. Содержание - ГЛАВА 4 ОСТРОВ ВОЛКА

Кол-во голосов: 0

Наверняка Стато надеялся остаться на ужин, но его поторопились выпроводить. В отличие от эгейца, люди были не голодны. Зато и Платону, и сержанту срочно требовалось выпить.

Они были единственными постояльцами, но никто не спешил их обслужить. Не было ни портье, ни горничных, не нашлось даже отдельных номеров. Их койки стояли в большой общей комнате вокруг мелкого бассейна, наполненного мутно-зеленой водой. От воды пахло, как повсюду на Эгеиде – морем и водорослями. Низенькие металлические кровати с матрацами из кожи какого-то морского животного, набитые сухими водорослями, пронзительно скрипели при каждом движении. Маленькие подушечки из искусственного хлопка (явно импортного) набиты птичьим нежнейшим пухом (явно местным), почему-то все время соскальзывали на пол.

– Что ты думаешь обо всем этом, Вил? – вопрос Платон задал, не слишком надеясь на ответ.

– Тут на каждом шагу загадка. И все что-то скрывают. Бреген, Крто, Имма… Все.

– Почему нас не пускают на остров Дальний?

– С этим островом что-то связано такое… – глубокомысленно произнес Дерпфельд. – Но связь должен углядеть ты, интеллектуал. Что будем делать?

– Вести раскопки. Якобы. Дней пять я повожусь на шельфе вокруг острова Волка. Прикину что и как. А потом надену плотный костюм и отправлюсь в сторону Дальнего. На какой глубине меня не обнаружат сканеры Брегена?

– Метров пяти хватит. Ты вполне сойдешь за эгейца.

– Эгейцы куда крупнее.

– За молодого эгейца.

– А как мы избавимся от Стато?

– Очень просто. Попробуем подкупить. Насколько я понял, это не слишком трудно…

– Странно… Почему Корман оскорбил жену архонта? Насколько я помню, он не был хамом. Напротив – нормальный бабник. Или Крто потребовал с него слишком крупную взятку?

– Тут какая-то неувязка… ты интеллектуал… – напомнил Дерпфельд.

– Разгадка, скорее всего, довольно простая. В разговоре с представителями другой расы можно оскорбить незаметно. То, что для людей естественно, для них может стать смертельной обидой. Космопсихология сталкивается с этим на каждом шагу.

– Теперь я это знаю, – удовлетворенно заявил Дерпфельд, как будто сообщил о зачислении на свой счет новой сотни кредитов.

– Возможно, Корман так же плохо изучил нравы и обычаи эгейцев, как и мы.

– Я изучил, – заявил Дерпфельд. – И весьма основательно.

– Да? Тогда скажи мне, что значит «единственная женщина»? Он что, за всю жизнь никого больше не трахал? У некоторых рас это принято. Но вряд ли у эгейцев. Насколько я знаю, они держат гаремы.

– И то правда: на Эгеиде развито многоженство. Представители высшего класса обычно держат по пять-шесть, а то и около десятка жен. Чем солиднее положение эгейца, тем больше его гарем. У Крто положение довольно высокое. Но у него единственная жена. Обычно одну жену имеют рядовые стражи. Такие, как Морив. Какой ты делаешь вывод?

– Пока никакого… Может быть, Крто – гомосексуалист, и держит жену лишь для виду. Ведь, кажется, у них нет детей?

– Логичное объяснение. Особенно, если учесть, как эгейцы чадолюбивы. Но ты видел, как у архонта горят глаза, если разговор заходит об Имме? Держись от нее подальше, а то ненароком Крто тебе голову оторвет. Хотя в обычное время года эгейцы – безобидные и тупые существа.

– Что-то этот Крто мне не кажется таким уж безобидным.

Снаружи из бассейна доносились радостные крики и плеск воды: эгейский молодняк купался перед сном. Выглянув в окно, Атлантида насчитал десятка два детей и подростков. Младшие были куда больше похожи на людей – лица почти человеческие, а щупальца напоминали удлиненные пальцы. И ручки были – очень коротенькие, однако локотки вполне заметны. С годами все это пряталось под слой мышц и жира, пальцы превращались в ленты-щупальца, лица вытягивались…

– Хорошая планета, – сказал Платон. – Но мне почему-то здесь не нравится.

***

Ночью, прихватив с собой фонари-невидимки, маленький землесос, сканер, мини-бур и лопату, археолог и сержант покинули гостиницу. Всю дорогу к храму бежали трусцой. Потом долго лежали на холодных плитах, пока сканер ползал по стенам и полу в поисках тайника или замурованного входа. Ничего. Никакого намека на дверь или тайник. Храм в самом деле был пуст. Но что тогда означали намеки Кормана на алмазы? И за что ему заплатили десять миллиардов?

ГЛАВА 4

ОСТРОВ ВОЛКА

Документ 4.

Островитянин 7 – центру.

(Совершенно секретно)

Данные о вооруженных силах планеты соответствуют информации, которой располагает СБГ. Войска сухопутного базирования состоят из наемников, в большинстве своем гуманоидов. Около двадцати процентов личного состава составляют негуманоиды с планет замедленного развития. Ни самих эгейцев, ни людей в составе войск нет. Численность личного состава не более ста тысяч. Военно-морской флот на планете практически отсутствует, что само по себе удивительно. Имеется несколько старинных линкоров, снабженных устаревшим оружием, и корабли сопровождения. Все они закуплены и привезены на планету после выработки ресурса на планете Нерей-2. Однако правительство Эгеиды упорно выдает эти старинные корабли за свои собственные. Службу на кораблях несут также наемники. О подводных лодках и подводных военных городах информации нет, хотя их существование не исключено. По неподтвержденным данным из самих эгейцев сформирован отряд пловцов-диверсантов. Обороноспособность планеты в основном определяют военно-воздушные силы. Они располагают небольшим потенциалом и базируются на насыпных или плавучих аэродромах и космодромах. Многочисленные отряды так называемых стражей несут исключительно полицейские функции. Стражи состав ляют уважаемую прослойку, хотя чиновники и бизнесмены Столицы привыкли относиться к стражам свысока. Существует также полувоенное формирование веселиста Слокса, назначение этого отряда неизвестно. Предположительно, этот секретный отряд базируется в Столице и располагает несколькими десятками самых современных глайдеров. Прошу особо обратить внимание на зоны, совершенно не поддающиеся сканированию. Передаю их местоположение на карте Эгеиды.

И все же Рай был щедр – даже по райским меркам. Свою лже-экспедицию он снабдил не только домус-блоком, оборудованием и компьютерами, но и новеньким глайдером. Машина была не хуже, чем у Ганса Брегена. Когда Стато увидел глайдер, то запищал от восторга.

– Двадцать кредитов… – бормотал Стато, поглаживая лентами-щупальцами сверкающую поверхность. – Двадцать кредитов…

– Что? – не понял профессор Рассольников.

– Подарите мне двадцать кредитов… ради этой прекрасной машины… иначе я не выдержу… умру… двадцать кредитов… Или сердце разорвется…

Двадцать кредитов пришлось отдать – чтобы вылечить сердце эгейца.

Когда они поднялись с глайдерской площадки Вдохновения, обогнули остров, миновали новый шельф и уже летели над старым, то увидели внизу на фоне изумрудной воды сетчатую загородку. В ней плескались огромные пестрые рыбины.

«Дохлые рыбины», – подумал Платон.

– Что это? – спросил археолог.

– Кладбище, – отвечал Стато. – Внутренности мы вынуждены сжигать, чтобы болезнетворные бактерии не попали в воду. Но сжигать все тела слишком дорого, и мы их скармливаем молодым броненосцам. На берегу из уважения к старинным обычаям хоронят кусочек щупальца.

Понятно теперь, откуда эта пестрота: черная или коричневая кожа, белые слои сала, нежно-розовое мясо. А вон и броненосцы – их острые роговые клювы так и мелькают в розоватой пене. Серо-зеленые панцири покрыты пупырчатыми наростами.

– А что потом делают с броненосцами?

– Убивают и едят. Их панцири идут на экспорт. На Южном архипелаге есть мастерские, где из костей панцирей делают украшения и шкатулки. Родственникам умерших, сдавших труп на утилизацию, платят по десять кредитов.

– Первая планета, где похороны приносят прибыль. А императора тоже скормят после смерти броненосцам? – поинтересовался профессор Рассольников.

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru