Пользовательский поиск

Книга Эскорт. Содержание - БЛОК 14

Кол-во голосов: 0

— Невозможно, — не поверила Далан. — Зачем ему так поступать?

— Может, спросим при встрече. Все, коллеги! Задача решена. Мы летим домой.

ВОЗВРАЩАЕМСЯ!!

БЛОК 14

Третьи сутки на «Скайленде» не было новых случаев фэл; с утра 14-го января умерло лишь двое больных, и медики уверенно надеялись, что мор на этом прекратится. Режим «чрезвычайки» позволял им не взывать к гражданским чувствам и не приглашать с поклоном на инъекцию иммуноглобулина, а охватывать вверенный контингент профилактикой в приказном порядке, невзирая на капризы и отговорки по религиозным убеждениям. Сато, как глава отдела безопасности, дал вкатить себе дозу одним из первых, чтобы показать пример подчиненным, — и теперь жестоко маялся с рукой, распухшей и горячей в плече.

Сато решил носить руку на перевязи — пусть все видят, как он страдает. Непрестанно думая об этом, он добился того, что рука перестала шевелиться. Набору документов с голоса и правке мышью это не мешало.

Обедал он, как всегда, скромно. Рыбные шарики с семью приправами, соус гоголо, веточки масиги в пикантном маринаде, чашечка вина и — для полноты картины — курительная свечка «полуденный сон».

— Дори, смени мне компресс. Он почти не щиплет.

Дорифор в дни эпидемии приобрел скверную привычку входить к комиссару с лицом, на котором было написано: «Дальше будет хуже».

— Дори, ты мог бы выглядеть более оптимистично? Любое удовольствие портится от твоего вида.

— У меня новости.

— У тебя всегда какие-нибудь новости. Скинь их Диадумену, а меня не нервируй.

— «Сервитер»…

Поплевав на пальцы, Сато загасил курильницу, морщась и шипя.

— Ну, что там?!

— Они развернули свою дырявую лохань и летят сюда. На «Сервитере». В 14.52 вышли из скачка в радиусе подлета к станции.

Сато заморгал; Дорифор почти услышал шорох его ресниц.

— На «Сервитере»?!. А кто им разрешил?

— Сообщают, что лихтер в аварийном состоянии. Просят принять их на причал. Директор станционного ОТКУ на связи с ними.

Рука забылась; Сато сбросил перевязь и мухой выпорхнул из кабинета. Проклятия теснились в голове, складываясь в замысловатую формулировку. Он застал взъерошенного, опасно звенящего голосом директора в весьма щекотливый момент переговоров.

— У вас на борту плазмоиды; я не могу вас причалить.

— Плазмоидов нет, — отвечал невозмутимый артон.

— Куда же они делись?

— Рассосались.

— Как это?!

— Согласно инструкции. Мы ловили их сачком и зачитывали им инструкцию; они этого не выдержали.

— Капитан Кермак! Мы говорим об аварийной ситуации!! Отвечайте как принято!

— Пожалуйста. Плазмоиды все до единого разрядились на элементы конструкции. Корабль безопасен для станции.

— Дайте мне, — Сато схватил микрофон. — Кермак, с вами говорит комиссар Сато!

— Очень приятно.

— Вы должны были сбросить на Нортию груз согласно завещанию.

— Какое это имеет значение для службы безопасности? — удивление в голосе артона казалось неподдельным.

— Вы сделали это или нет?!

— Я не отвечу, пока не получу от вас исчерпывающих разъяснений, — голос стал мягок, но в его замшевых ножнах пряталась сталь.

— А я не позволю вам причалить, пока не услышу ответ.

— Почему же? Не означает ли это, что груз по завещанию — опасней, чем корабль с плазмоидами?

Сато чуть не вывалил в эфир заготовленную порцию проклятий. Возврат ящика с камнями — снова фэл… или что там еще может устроить конкреция Торна-Зиновича-Рейзера?..

— Итак, вы отказываетесь ответить? Значит, приблизиться к станции вы не имеете права.

— Через шесть часов я буду у причала.

— Нельзя! Я за-пре-ща-ю!!

— Кораблю угрожает авария. Поломки на борту начались меньше чем через час после отлета; БЭМ неисправен — и вы первый констатировали это. Согласно пункту 4-7 параграфа 93 Правил космических сообщений экипаж имеет полное право покинуть судно.

— Установите лихтер в стационарной точке относительно станции и эвакуируйтесь на челноке, — встрял директор ОТКУ.

«О нет!» — мысленно возопил Сато, представив, как челнок взрывается на виду средств оптической телеметрии и осколки летят в станцию, — но Кермак его успокоил:

— Невозможно. У нас нет челнока.

— Как это? — спросил директор.

— Потерян. Подробнее я доложу по прибытии. Но если вы не можете ни принять нас, ни снять с «Сервитера» своим катером, я начинаю радировать SOS на международной частоте… и сообщу спасателям все, что случилось с кораблем.

Не оказать помощи аварийному судну, вынудить его посылать SOS почти у причала, в шести часах лета от станции, — это для главы ОТКУ хуже, чем просто позор. Это отставка, причем со скандалом. Директор затравленно взглянул на Сато, который что-то взвешивал в уме, покусывая нижнюю губу.

— Кермак, — минуту назад кричавший, Сато стал почти вкрадчив, — все проблемы решаемы на нашем уровне. Не спешите с сигналом бедствия. От вас требуется мало — уточнить судьбу груза из отсека 14.

— Что представляет собой груз? — артон давил, и сложно было противостоять его нажиму.

— Фрагменты камня, — Сато стал противен самому себе — он уступал давлению. Уже не проклятия, а месть вызревала в его сознании.

— Точнее, пожалуйста. Что за камень, откуда, его свойства.

— Камень с Арконды. Свойства — особые. Вернее, неопределенные.

— Опасные, вы хотели сказать?

— Возможно. Поэтому сближение корабля со станцией нежелательно. Взамен я надеюсь услышать от вас сведения о наличии в отсеках… неучтенных грузов биологического происхождения. Под запись, внятно и отчетливо. Вы сможете перебраться на станцию на катере. Ну-с?..

— Благодарю за любезность. Мое слово такое: на корабле «Сервитер Бонд» трупов нет. Груз из 014 отправлен в челноке на Нортию.

— Дайте им причал, — сказал Сато директору, выключая связь.

— Комиссар, — скулы директора зажглись румянцем гнева, — вы мне размахивали своей картой допуска, чтобы я подписал лихтер в рейс. Вы уверяли, что ваши парни провели предполетный контроль и что Ллойд установил пригодность судна к рейсу. А там сразу все начало рушиться! Потом плазмоиды! Сломался БЭМ! Я хочу знать, досматривали лихтер в самом деле или нет!!

— Об этом составлен надлежащий документ, — пропел Сато, — и вы его подписали. Если у СК будут сомнения, вам придется их отвергнуть или признать обоснованными. А там как решит СК.

— Я сделал пометку в акте о том, что срочность отправки — по вашему настоянию! Ваш допуск…

— Допуск мой, а ответственность ваша. То есть я рекомендую, а деяния совершаете вы. Я же вам не приказывал, а советовал. И мои ребята — не технари; они только убедились, что лихтер отвечает нормам общей безопасности. Так что готовьтесь изучать те недостатки корабля, которые вы не отметили впопыхах.

— Комиссар!!.

— Извините, у меня дела. Я должен вас покинуть.

В дверях Сато оглянулся — не лопнул ли директор ОТКУ от кипучей ярости? Еще нет.

— Один совет, очень добрый совет — чем тратить время и нервы, изучите контракт на этот эскортный полет. Контрактные обязательства — вещь более чем серьезная. Относительно корабля — придерживайтесь тех бумаг, которые имеются. Пусть оправдываются они — а не мы. Я выражаюсь достаточно ясно?..

На выходе из шлюзовой камеры экипаж «Сервитера» встречал некий солидный и нахмуренный чиновник в форме офицера транспортно-космического управления с нашивками 2-го ранга, а за ним группировалась небольшая свита из инженерного и портового персонала. Из гражданских маячили белогривый комиссар и его узкоглазый чернявый напарник.

— Капитан Кермак? — не спросил, а скорей рявкнул старший офицер. — Вы за все ответите!

«Именно так у нас принято встречать героев», — угрюмо подумал Форт.

— Прошу прощения, сэр, кто вы?

— Я Уинстон Ди Брайдон, директор отделения ТКУ на станции «Скайленд-4».

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru