Пользовательский поиск

Книга Битва местного значения. Страница 38

Кол-во голосов: 0

Несколько секунд тишины, и:

– Ой! – голос Светланы. – Просим прощения, господин капрал! Так получилось.

Так у них получилось, видите ли! Ему, Кириллу, косточки решили перемыть, что ли, пока он с девчонками гонялся меж скал?

– Оставайтесь на месте!

Он засек местонахождение нарушительниц и устремился туда:

– Ефрейторы! За мной!

Сержант и прапорщик сидели перед входом в пещеру. Как отпускницы на пляже… Слава Единому, хоть шлемы с башен не поснимали! Кумушки неотстыкованные, кол вам в дюзу! Залепить по наряду вне очереди! Правда, прапорщику такое наказание не дашь. Разве лишь трое суток ареста. Но над причиной ареста, которым капрал Кентаринов угостил прапорщика Ломанко, будет смеяться вся база. Пусть даже почти никто его тут еще и не знает! «Слышали, парни, главный «кентавр» вчера прапору-эсбэшнице трешницу впаял?» – «Не дала ему, наверное!» – «Раз не дала, значит не по-командирски требовал!» И все такое прочее…

Троица спикировала с небес и опустилась рядом с ополоумевшей парой. Кирилл снял шлем и разрешил подчиненным сделать то же самое.

– Что случилось тут у вас? – спросил он Светлану.

Та в некоторой растерянности посмотрела на Ломанко.

– Простите, господин капрал. – Прапорщик вперилась ему в лицо виноватым взглядом. – Можно с вами поговорить?

Кирилл почувствовал, что разговор сейчас повернется совсем не в нужную сторону, ведущую прямо к трем суткам ареста, но делать было уже нечего.

– Хорошо, прапорщик, отойдем в сторону! Остальные могут покурить.

Сержант Чудинова и близняшки-ефрейторы тут же полезли в карманы за «Галактическими особыми», а офицеры отошли на край площадки, обрывающейся в ущелье, на дне которого бежала между камнями и скалами неширокая бурная, покрытая пеной речка.

– Это я виновата, господин капрал, – сказала Ломанко. – Я решила задать сержанту Чудиновой несколько вопросов, связанных с проблемами безопасности в отряде. Понимаю, что была не права. Простите, пожалуйста! Готова понести любое наказание.

Кирилл поскреб подбородок.

В общем-то, он сам был виноват – нельзя назначать старшим сержанта, когда тот (вернее, та) находится в компании с прапорщиком.

– Хорошо, – сказал он. – Наказаний не последует. Но впредь я попрошу вас, прапорщик, не задавать моим людям вопросы, связанные с проблемами безопасности, во время выполнения боевого задания. Для этого можно найти более подходящее время. Договорились?

– Так точно, господин капрал!

Инцидент был исчерпан, ко всеобщему удовольствию. То есть, возможно, ефрейторы и не были удовлетворены тем, что офицеры-нарушители не получили наказания, но кто будет спрашивать мнение новичков?

Остаток дня прошел в работе по уже опробованному методу. Осматривали пещеру за пещерой. К двум часам пополудни все слетелись к «шмелю», груженому пайками, пообедали саморазогревающимися консервами, покурили, подкалывая друг друга, и снова разлетелись.

Кирилл периодически вел переговоры со старшими в парах.

Ничего подозрительного найдено не было.

К концу дня все обнаглели настолько, что в пещеры заходили уже безо всяких перебежек и залеганий. Да и в «шмели» перед обратной дорогой загружались без прикрытия. Все были абсолютно уверены, что ничто им тут не угрожает. И первым был уверен в этом главный «кентавр». А то бы он позволил своим подчиненным так пижонить!

Вернувшись на базу, первым делом поставили аккумуляторы РАГов на зарядку, потом вымылись и переоделись. А потом Кирилл отозвал Светлану в сторонку и поинтересовался, о чем именно эсбэшница расспрашивала ее там, в горах. Что за вопросы безопасности ее волновали?

– Ты прости меня, Кира, – сказала Светлана, – но я не могу тебе это сказать.

Кирилл даже опешил:

– Она что, взяла с тебя подписку о неразглашении?

– Нет, конечно. – Девчонка улыбнулась его глупому предположению. – Но Оксана попросила меня никому ничего не говорить. Могу сообщить тебе только одно: наша с нею беседа ничем не грозит никому из «кентавров». Она не собирает на нас компромат.

Раздосадованный Кирилл устало опустился на траву и, вздохнув, подложил руки под подбородок.

Дальше топтать тему было бессмысленно. Если Светлана решила молчать, ничего из нее не вытащишь и клещами. Такое уже бывало, правда, касалось оно вовсе не вопросов безопасности.

– Бедненький мой! – Светлана прилегла рядом и погладила его по макушке. – Одни заботы тебе от нашего брата. Вернее – от нашей сестры… Давай, сегодня ночью опять в «комнату для релаксаций» сбегаем?

Кирилл сорвал травинку и куснул ее:

– Тогда надо договориться с народом об очереди…

Травинка оказалась горьковатой, и он выплюнул ее.

– Да какая там очередь, Кира! Все сегодня лазили по пещерам не только ради выполнения боевой задачи. Неужели ты думаешь, что после транспорт-сна им хватило одного раза? Я уже с девчонками разговаривала… – Она снова погладила его по макушке. – Спать все будут без задних ног! Только уговор! Ты про такое нарушение совершенно не в теме.

– Я и не в теме, – сказал Кирилл, снова вздыхая. – Хотя, если честно, догадывался и даже был уверен.

– Даже уверен? Почему?

– Потому что ничего опасного нас сегодня не ждало! Я это чувствовал.

– Неужели ты чувствуешь опасность?

– С некоторых пор. А точнее – после боев на Рэмбе. Правда, мне удалось это ощутить только один-единственный раз, на Омфале, незадолго перед схваткой с аквафилами. Тем не менее я уверен, что если опасность появится, я ее непременно почувствую.

Светлана покачала головой и тоже потянулась за травинкой:

– Да, Кира, ранение явно не прошло для тебя даром.

Это прозвучало так, будто она имела в виду вовсе не здоровье. Но как определить, что она имела в виду? Не задавать же прямой вопрос!

Кирилл сорвал другую травинку и куснул ее. В этой горечи не было.

А почему и не задать прямой вопрос? Разве они не достаточно близки друг другу, чтобы задавать какие угодно вопросы?

– Что ты имеешь в виду, Света?

Она сорвала травинку и принялась водить острием по его щеке.

– Ты о чем?

Похоже, мысли ее были далеко-далеко.

Кирилл поежился:

– Щекотно, перестань… О твоих словах, что ранение не прошло для меня даром.

Она перевела взгляд в небо, будто искала там помощи, а потом снова устремила на лицо возлюбленного.

– Ничего, кроме того, что ранение не прошло для тебя даром.

Однако ощущение некоей недосказанности не покидало Кирилла.

Впрочем, конечно, недосказанность должна быть, ибо ведьма-прапорщица наверняка расспрашивала ее не просто так. Но каким же он будет идиотом, если расспросы Ломанко сломают… экий каламбурчик!.. сломают давно установившееся доверие между ним и Светланой? Эсбэшник хренов, кол тебе в дюзу! Агент Артуз – кати арбуз!

Ну нет, друзья мои, черта с два кто-нибудь сломает то, что существует между ними!

Во время ужина и после него он расспросил втихаря всю мужскую часть отряда и убедился, что претендентов на посещение «комнаты свиданий» этой ночью и в самом деле нет.

– Слушай, командир! – признавались «кентавры». – Может, мы с… – далее следовало женское имя, – и не правы были, но не удержались и сделали все эти дела еще днем в горах. Готовы понести наказание! Но сам понимаешь, иначе было попросту нельзя!

– Наказания не будет, – отвечал он. – При условии, что вы не станете рассказывать об этом нарушении дисциплины никому, кроме тех, кто стоял рядом с вами на стрёме!

«Кентавры» удивлялись такой мягкости, но давали обещание молчать.

В общем, отряд беспокоился о своем командире.

И когда Кирилл со Светланой пришли друг к другу на свидание, любовь их была горяча, неудержима и прекрасна, как в тот, первый раз, на Незабудке.

38

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru