Пользовательский поиск

Книга Битва местного значения. Содержание - 44

Кол-во голосов: 0

В конце концов, прапорщику не пристало расспрашивать капрала о его, капрала, мыслях и догадках. Разница в званиях не позволяет. Придет время, сам поделится.

Кирилл позвал курильщиков, и чувство тревоги растворилось в предвкушении успеха.

44

Внезапно обнаруженный повторяющийся факт УДАЛЕННОСТИ сестер Гладышевых не давал Кириллу покоя целый день. Правда, на территории базы эта удаленность не давала никакой пищи для ума. Однако там отсутствовал другой повторяющийся факт – БЛИЗОСТЬ Хрустальных гор.

И для проверки, если стремиться к полной чистоте эксперимента, надо совместить несколько повторяющихся фактов.

Едва только это пришло Кириллу в голову, он понял, что требуется предпринять.

Задуманное он решил осуществить ближайшей же ночью.

А какой смысл тянуть? Ведь боец Галактического Корпуса должен быть не только терпелив и хладнокровен, но и смел и отважен, кол мне в дюзу! Вот и придется снова побывать в шкуре смелого и отважного. Как на Марсе в запертой комнатенке, за дверями которой Дог любил Сандру… Как на Незабудке в Змеином Гнезде… Как на нескольких других планетах во главе отряда «кентавров»… Правда, на сей раз отряда с ним не будет.

После ужина он, прихватив с собой ПТП, уединился с Оксаной Ломанко в ее кабинете. И не стал тянуть кота за хвост, как бывало выражался Спиря.

– Прапорщик, я собираюсь сегодня ночью вернуться в горы. Мне потребуется «колибри». Сможете обеспечить?

– Вы хотите лететь туда в одиночку?

– Да, в одиночку.

– А не опасно?

Кирилл сдержал усмешку.

Метелки есть метелки! А не опасно?.. Конечно, опасно! Но, как опять же выражался Спиря, кто не рискует, тот не пьет шампанского.

Впрочем, эту поговорку он сообщать Оксане не стал.

– Я буду крайне осторожен, прапорщик. А чтобы полностью исключить опасность, мне потребуется еще один аппарат. Микрофлаер «муха». «Муху» нужно будет пристыковать к «колибри». А мой ПТП оставить в кабине атээски. Сможете обеспечить?

Оксана Ломанко задумчиво разминала в пальцах «Галактическую особую», не замечая, что табак сыплется на стол. Надо полагать, пыталась понять, что задумал командир «кентавров».

То есть совершенно ясно, что он решил слетать в район разведки, но вот с какой целью?

– Без оружия летите?

– Без оружия.

Они подстыковали капральский ПТП к шеридану, вывели на дисплей карту района, и Кирилл пометил, какие сектора следует занести в полетное задание.

– Зачем – не скажете?

– Пока воздержусь. Надо проверить одну идейку.

– К которому часу потребуется техника.

– Через полчаса после отбоя.

– Будет сделано, господин капрал!

– Только никто из отряда ничего не должен знать.

– Я понимаю. Будет сделано!

Распрощавшись с нею, Кирилл забежал к медикам и попросил несколько капсул стимулятора.

– Больше двух не вздумайте принимать, – предупредила сестра.

– Ни в коем случае! – заверил ее Кирилл. – Я знаю. «Кентаврам» приходится пользоваться стимуляторами.

Перед самым отбоем к нему подошла Ломанко и тихо доложила:

– Техника ждет, господин капрал. Начальник гаража в курсе, караульный предупрежден. Все сделано, как договорились. «Муха» пристыкована, ваш шлем лежит в кабине «колибри».

– Добро, прапорщик! Спасибо!

В свою очередь, Кирилл отозвал Светлану и предупредил, что какое-то время будет отсутствовать.

Ее волнение было ему совершенно не нужно.

– Ты ведь знаешь, что делаешь? – спросила Светлана.

– Знаю!

– Моя помощь тебе не нужна?

– Сегодня нет. Твоя помощь, полагаю, мне потребуется завтра. Так что, пожалуйста, выспись как следует.

– Хорошо, Кирочка. – Она потерлась носом о его щеку и произнесла любимую фразу: – У-у, колючий!

– Завтра утром побреюсь.

– Да уж, не забудь.

Как же все-таки с нею было легко!

Сегодня в «комнате для релаксаций» должны были кувыркаться Вика Шиманская и Тормозилло. Кирилл дождался, пока они выметутся из казармы, и поднялся.

Командир боевого подразделения может иметь какие угодно ночные дела – к примеру, его начальство пожелало увидеть, – поэтому никто из «кентавров» не встревожился.

Кирилл вышел из казармы и через пять минут был в гараже. Там его встретил караульный, молодой ефрейтор.

– «Колибри» бортовой номер «б-ноль-три» к вылету готов, господин капрал! «Муха» пристыкована!

– Отлично, ефрейтор!

Кирилл забрался в кабину атээски. Дверца люка тихо чмокнула, отрезая его от внешнего мира. Шлем лежал на сиденье. Кирилл надел его и подключился к ИскИну «колибри». Выслушал доклады о готовности систем к работе и поднял атээску в воздух.

Не успели скрыться вдали огни базы, как проснулась система связи:

– Борт «б-ноль-три». Здесь дежурный СОТУ. Сообщите цель и направление полета.

«А про тебя-то, мой друг, я и забыл! – подумал Кирилл. – Спасибо за напоминание!»

Он велел ИскИну ПТП вывести в обзор карту полетного задания.

– Дежурный СОТУ. Это борт «б-ноль-три», – доложил он. быстро ознакомившись с картой. – Цель полета – ночной дозор. – И перечислил номера секторов, куда направлялся.

– Борт «б-ноль-три». Здесь дежурный СОТУ. Принял! Ни пуха ни пера!

– К черту, мой друг!

«Колибри» продолжил мчаться на северо-запад.

А Кирилл проник в виртуал и, творя защитных пасынков, пробрался в систему оперативно-тактического управления базы. Прошел по цепочке до сателлита, висящего на стационарной орбите над районом Хрустальных гор, проник в его систему наблюдения.

Подконтрольный сателлиту район был чист, никакого движения не наблюдалось. Только одинокий «колибри» полз от базы в сторону сверкающих в лунном свете хребтов.

Атээски этой модели будут поскоростнее «шмелей», поэтому до места Кирилл добирался менее часа. И без перерыва контролировал район с сателлита.

Береженого Единый бережет! Тот, кто обнаружил врага первым, имеет преимущество выстрела.

Некоторое время он раздумывал, не взять ли под контроль и канал связи «"колибри" – СОТУ», но потом решил: пусть все катится как катится. Когда понятия не имеешь, что тебя ждет, всего не предусмотришь. Как знать, может, запись станет его адвокатом при рассмотрении дела в трибунале!

В какой именно момент в нем проснулась тревога, он и сам не заметил. Просто обнаружилось вдруг, что в душе давно уже что-то шевелится. То есть он-то думал, что беспокоится насчет этой самой записи, пока не обнаружил, что для такого беспокойства чувство стало слишком сильным. Вот только тут он и сообразил – есть! Что именно «есть» – было пока совершенно непонятно, но наряду с тревогой в душе нарастало и предвкушение удачи.

Наконец работающая в ночном режиме оптика показала вставшие перед «колибри» горы.

Тревога увеличивалась.

Кирилл поднял атээску выше, чтобы не зацепиться за ближние вершины, и продолжил полет по прежнему курсу, постоянно прислушиваясь к своим ощущениям. И наконец почувствовал, что тревога начала уменьшаться. Тогда он немедленно развернул машину и отправился в обратном направлении.

Странное это было занятие – измерять уровень тревоги. Наверное, так вот внезапно ослепшие люди учатся ориентироваться во вроде бы знакомой комнате. Не один год по ней ходил, все знаешь, но почему-то обнаруживаешь вдруг, что стул стоит совсем на другом месте, и диван оказывается больше, чем был, и углы у него острее…

Тем не менее Кирилл поймал точку, в которой уровень тревоги казался ему наиболее высоким, и сориентировался на карте.

Ага, мы сейчас находимся вот здесь! А теперь проделаем ту же операцию, отлетев чуть дальше и изменив курс на девяносто градусов.

Через полчаса он связал с картой еще одну точку, в которой ощущалась максимальная тревога.

Конечно, подобное «сканирование» не могло его точно вывести на пункт, где, оказывается, обретались гости, но кто нам помешает исследовать весь подозрительный район?

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru