Пользовательский поиск

Книга Битва местного значения. Содержание - 40

Кол-во голосов: 0

А тут ничего – как будто рядом с ним стояла отлично изготовленная кукла.

Тем не менее Кирилл раздел ее донага и разделся сам.

Ниже пояса у нее все находилось в полном порядке. Ничего похожего на Мариэль Коржову. Нет, девчонка была человеком. Впрочем, у Мариэли тоже поначалу все было на месте…

Кирилл обнял Марину за талию и уложил ее на пол.

Метелка лежала перед ним, спокойная и неподвижная, будто манекен, и смотрела в потолок.

Нет, ярого желания заключить в объятия это юное тело по-прежнему не возникало.

Салабон с висючкой, вспомнил вдруг Кирилл. Но эта мысль не родила в нем ничего – ни давно забытой злобы, ни разочарования от собственной мужицкой несостоятельности.

Откуда-то вновь родилось ощущение, что перед ним лежит его собственная дочь, а он, вместо того чтобы защитить ее от посторонних насильников, хочет уестествить сам. Папаша хренов…

Конечно, таких случаев в мелодраматических клипах было хоть отбавляй, но подобные насильники никогда не казались Кириллу мужиками. Салабоны с висючкой, хоть кол у них вовсе не был висючкой…

– Ладно, ефрейтор, – сказал он. – Давай-ка одеваться.

– Вы меня не хотите? – удивилась Марина.

– Нет.

– А мою сестру?

– Она брюнетка, а я всю жизнь предпочитаю блондинок. Так что выводы делай сама.

Он говорил неправду, ибо Светлана была шатенкой, а Ксанка, к примеру рыжей, но разве это имело сейчас хоть какое-нибудь значение?

– Но когда вы будете давать нам оценку, вы не отметите этот мой недостаток?

Кирилл мысленно присвистнул.

Ничего себе! Это у нее, значит, недостаток, а не у меня… Кстати, Ломанко даже не упоминала про оценки…

– Скажи мне, Марина… Почему ты ни с кем не спишь?

– Не знаю, – сказала она. – Мне это не очень хочется.

– И сестре твоей тоже?

– Да, и сестре… То есть нам хочется иногда, но это бывает редко. И после учебного лагеря еще ни разу не хотелось. А когда нам захочется, мы попросим вас, хорошо?

– Хорошо, – сказал Кирилл, потому что больше ему сказать было нечего.

Нет, сестры были пусть и странными, но все-таки людьми. Может, в учебном лагере их кормили какими-то специальными препаратами? Стимуляторами, которые повышали силу и стремительность мускулов, но понижали сексуальное влечение… Вполне возможно! Кто знает, на что способна нынешняя медицина!

– Ладно, ефрейтор, одеваемся! Мы с вами провели учебное занятие по вашей профессии. – Он взялся за свою одежду и пронаблюдал, как она, кивнув, прячет под бельем упругое тело.

Обычно этот процесс Кирилла тоже возбуждал, но не сегодня, не здесь и не с нею.

– И я тебя попрошу… Никому о том, что здесь происходило, не говори.

– Даже сестре?

– Даже сестре. Это приказ.

– А если я его нарушу, вы мне дадите наряд вне очереди?

Вопрос принадлежал отъявленной дуре, нелегкая усмешка говорила, что задала его Марина вовсе не по глупости.

– Нет, если ты его нарушишь, я снижу тебе и твой сестре упомянутую тобой оценку.

Одевшись, они покинули учебный класс.

А в начале ночи Кирилл утащил Светлану в «комнату для релаксаций».

С нею процесс раздевания действовал на него совсем иначе, хотя в темноте и не было ничего видно. Достаточно было воображения. И скоро он убедился, что его мужское естество работает, как часы.

40

И еще несколько дней активных поисков не дали никакого результата.

Отряд с утра до вечера лазил по горам, но толку было – кол без дюзы. Безрезультатность разведки все больше и больше раздражала не только «кентавров», но и их командира Все-таки и капрала угнетает бессмысленная работа. А работа, не приносящая успеха, всегда бессмысленна. Правда, говорят, что отрицательный результат тоже результат, но он был получен еще полгода назад, и подтверждение его ничего не давало ни уму, ни сердцу.

Впрочем, отменить поиски Кирилл, разумеется, не мог – «кентавры» будут таскаться по горам, пока не отыщут искомое. Или пока начальство не снимет с них нынешнюю боевую задачу.

Но что-то ведь нужно и уму, и сердцу.

И потому мысли Кирилла в очередной раз вернулись к заданию, порученному начальством агенту Артузу, а точнее, к старой проблеме Артуза: как проверить прапорщика Ломанко?

Кириллу с самого начала было ясно, что Оксана приставлена к отряду не просто так, а с неведомой оперативной целью. Впрочем, это было бы ясно и ежу – эсбэшники просто так к простым галактам не прикомандировываются. И то, что она могла быть вражеским лазутчиков, было тоже понятно и ежу. После Малунова и Мариэль Коржовой все «ежи» Земли могли понять что угодно. А капрал Кентаринов – не «ёж», он сам – секретный сотрудник СБ, и к тому же не пальцем деланный сотрудник! Кое-какие тайные успехи имеются… Однако это в прошлом, а сейчас, похоже, настали совсем другие времена. Ну не настали, так настают…

Он мысленно погрозил самому себе пальцем: ладно, не станем умирать раньше времени.

Вопрос: как раскрыть госпожу Ломанко, если она и в самом деле является вражеским агентом? Любой пальцем деланный тут же предложил бы организовать за нею скрытую слежку. Это только потом он начал бы обнаруживать в этом деле многочисленные проблемы. К примеру, где взять людей для слежки? И в какие именно моменты следить за прапором – все время или только когда она покидает территорию базы? В первом случае людей нужно несметное количество, во втором – намного меньше…

Тьфу, что за глупости лезут в голову? Какая еще, к дьяволу, слежка? Мусор летучий…

Кирилл представил себе, как говорит Светлане… а кого же еще можно посвятить в такое?.. как он говорит Светлане: «Не могла бы ты, Света, последить за прапорщиком Ломанко?»

Тут же последует вопрос: «А зачем, Кирочка?»

Ну ладно, это можно объяснить просто. Ломанко, мол, выходила на связь с кем-то неизвестным во время наших разведывательных операций…

«Так она, возможно, со своим начальством связывалась! Она, может, и в самом деле представлена за нами присматривать! На всякий случай… И зачем нам следить за нею в ответ? Мы что, будем закладывать ее командованию?»

Крыть нечем! И даже если Светлана не станет задавать вопросов и согласится последить за Ломанко, у нее нет ни умения, ни бесконечных сил. А бесконечные силы потребуются, потому что, кроме него, Кирилла, и Светланы, привлечь к этому делу будет некого.

Нет, все это – самый натуральный летучий мусор! Ни о какой слежке не может идти и речи!

А тогда каким образом ты, друг дорогой, собираешься раскрыть госпожу Ломанко? Старый вопрос, кол тебе в дюзу! Не, не в дюзу… Как говорил когда-то Спиря, на колу мочало – начинай сначала! Кольцо! Лабиринт! Заколдованный круг! Но расколдовывать его как-то надо…

Он думал над проблемой два последних дня. И все-таки сообразил, как ему расколдовать этот круг.

Затея была, вообще-то, – глупее не придумаешь! Но сработать вполне могла! И потому Кирилл решил рискнуть.

В очередной «выходной день», улучив подходящую минутку, он сказал Ломанко:

– Мне надо бы поговорить с вами, прапорщик. Появился один очень важный вопрос.

– Так пойдемте в учебный класс, – предложила Оксана.

– Хотелось бы, чтобы нас не могли услышать ничьи уши. Есть ли такая гарантия, если мы будем в учебном классе?

– Да нет, гарантии нет… Ну, тогда и не знаю… Чьи-нибудь уши могут нас услышать в любом углу базы. Тогда нам лучше всего побеседовать во время очередного боевого задания, в режиме tete-a-tete.

– Нет, тоже не годится. Во время боевого задания ИскИны непременно запишут наш с вами разговор. Даже если мы прикажем им не записывать.

Это было логичное возражение.

Не говорить же ей, что, в принципе, он, Кирилл, может уничтожить любую запись! Может-то может, да только хлопот не оберешься – мало стереть запись, надо на ее место сочинить и записать подмену, иначе рано или поздно возникнет вопрос: а где это болтался ИскИн с такого-то момента времени и по такой-то? Кусок записи корова языком слизнула…

45
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru