Пользовательский поиск

Книга Битва местного значения. Содержание - 27

Кол-во голосов: 0

27

Знакомство состоялось через четверть часа.

Кирилл не стал сразу объявлять «кентаврам» о появлении у него двух телохранительниц, однако Сандра и Вика Шиманская и без того встретили ефрейторш неласково.

– Это еще что за горы мяса приперлись? – пробурчала Громильша, поигрывая бицепсами. – Что им тут надо?

Она была без мундира, в одной футболке и на любого постороннего мужика произвела бы неизгладимое впечатление. Но рядом с близняшками смотрелась далеко не так импозантно.

– Ефрейторы прикомандированы к нам приказом штаба планетной обороны, – объяснил Кирилл.

– Всякая вошь в «кентавры» лезет, – отозвалась Шиманская. – Надо бы их проверить, командир. Так ли они хороши, как пыжатся?

Кириллу только это и требовалось!

– Вот и проверьте, – сказал он благосклонно. – Проведем маленькую боевую тренировочку. Немедленно!

Оксана Ломанко глянула на него и хитро прищурилась.

Остальные тоже все поняли быстро. «Кентавры» выскочили из казармы. Перед входом как раз имелась неплохая выкошенная полянка, которую вполне можно было превратить в ристалище. Вокруг полянки тут же возникло кольцо болельщиков. Кое-кто принялся делать ставки.

– Как тренироваться будем? – спросила Гладышева-блондинка, и Кирилл опять поразился звонкости ее голоса. – До первой крови?

– Обычный рукопашный бой, – отчеканила Громильша, сузив карие глаза. – Суставы и кости можно ломать, позвоночники ваши трогать, так уж и быть, не станем.

– Стоп! – рявкнул Кирилл. – Отставить, Каблукова! Никаких переломов! И никакой мне крови! Не хватало еще начинать службу на новом месте с лазарета! Тут все профессионалы! И так поймут, кто кого одолел!

Четыре пары глаз смотрели на него, и понимание в них зарождалось крайне медленно: похоже, метелки здорово завелись.

Не наломали бы дров, как выражался Спиря…

Но идти на попятную было уже поздно.

Хорош он будет, капрал хваленых «кентавров», испугавшийся травм у собственных подчиненных! Засмеют! Причем свои же – в первую очередь! И тем не менее зарываться им давать не надо…

– Короче, бой ведете так, – добавил он. – Смертельные удары обозначать, но не завершать! Иначе получите взыскание. Предупреждаю всех четверых… Броски и подсечки разрешаются.

Трое из четверых понимающе кивнули.

– Я имела в виду численный характер боя, – уточнила четвертая все тем же звонким голосом. – По очереди один на один или одновременно двое на двое?

Кто-то легонько присвистнул.

А прикомандированные-то были до упора наглющие. Бой одновременно двое на двое – это и внимание надвое надо делить, потому что зацепить тебя может любая из соперниц.

«Кентавры» возмущенно загомонили.

Проучить наглых девиц, немедленно проучить!.. Пусть знают свое место в строю, кол им в дюзы!..

Вика Шиманская тоже скинула мундир и поиграла рельефными мускулами, запугивая противника. Гладышевы усмехнулись и не спеша последовали примеру старших товарищей.

Кто-то опять присвистнул: мышцы обеих ефрейторов поневоле вызывали уважение.

Кирилл снова почувствовал некое беспокойство в душе, но отступать было совсем некуда. «Кентавры» теперь все жаждали расправы с новичками. И он поднял правую руку:

– Внимание, бойцы! Начали!

Четыре гороподобных тела, пританцовывая, сошлись в центре круга болельщиков. Шиманская взвизгнула и бросилась на Гладышеву-блондинку. Замелькали руки и ноги, нанося удары и блокируя встречные. Новички оказались неробкого десятка. Возможно, они и уступали «кентаврихам»-старожилкам в силе, зато определенно превосходили в стремительности.

Болельщики едва успевали следить за движениями. В недовольном гомоне послышались отдельные удивленные восклицания. Но через пару минут, когда сначала Вика, а потом и Сандра получили «смертельные» удары ногами – одна в висок, а другая в основание черепа, – никто уже не удивился.

– Еще раз! – рявкнула Громильша, не веря случившемуся. – Требую реванша!

Все посмотрели на командира.

Кирилл молча кивнул.

Четыре гороподобных метлы разошлись в стороны и снова бросились друг на друга. Вновь замелькали руки-ноги, заскользили по-над травой упругие тела…

Через несколько секунд бой закончился с тем же исходом – разве что смертельные точки были иными.

– Еще! – рявкнула Сандра, переводя дыхание. – Реванша!

– Стоп! – отозвался Кирилл. – Отставить! Прекратили тренировку! Вполне достаточно!

Четыре гороподобных метлы повернулись к нему.

– Но почему? – крикнула Вика Шиманская. – Реванша!

– По кочану! – сказал Кирилл. – Достаточно! Сестры вполне заслужили право стать членами нашего отряда.

Кольцо болельщиков разрушилось – «кентавры» двинулись к ефрейторшам-близняшкам. Опытные бойцы, они сразу прониклись к победительницам симпатией. В конце концов, разве не достойно уважения воинское умение, которое показывают столь юные создания? Видно же по повадкам, что учились они с чувством, с толком, с расстановкой, как говаривал когда-то знаток старинных выражений Артем Спиридонов…

– Что ж, – сказал Кирилл. – Будем считать экзамен на обретение звания «кентавр» сданным. Поздравляю вас, ефрейторы Гладышевы, вы приняты в наш отряд!

– Служим человечеству! – отозвались звонкие голоса.

Конечно, Громильша и Вика Шиманская теперь возненавидят новеньких – нелегко тому, кто привык быть самым сильным, признать чье-то превосходство над собой, – но проблемы этой ненависти касаются только Кирилла. И он с ними справится. Иначе грош цена командиру, который не способен справиться с ненавистью, не обусловленной вспышками ревности. По сравнению с тем, что было, это уже летучий мусор!

Мысли его поневоле вернулись к предстоящему. А интересно, чего это вдруг «кентавров» решили загнать в горы? Нашли альпинистов, кол им в дюзу! Хотя инкубатор гостей в ТУ ночь он обнаружил именно на высокогорье. Так что, в принципе, решение командования логично…

Ладно, обо всем этом мы подумаем позже, время еще будет. А сейчас – повседневные дела.

– Отряд! – рявкнул он. – Внимание! В две шеренги становись!

Возникла некоторая суматоха – новичкам требовалось найти свое место. Впрочем, ефрейторши нашли свое место быстро. Каждая из них была на пару сантиметров выше Сандры, а потому, потолкавшись чуть-чуть, они оказались на крайнем правом фланге строя. Прапорщику Ломанко пришлось потруднее, но и она быстро отыскала нужную позицию, оказавшись за Камиллой Костром иной.

Конечно, Кирилл вовсе не собирался ставить ее в строй, но раз уж захотелось девице вспомнить навыки строевой, пусть ее!

– Равняйся! Смирно! Новичкам выйти из строя!

Последовали давно вошедшие в плоть и кровь бойцов движения, и три метелки оказались перед строем.

– Дамы и господа, прошу любить и жаловать! Ефрейторы Гладышевы, наше пополнение. – Говорить о том, что метелки будут его телохранителями, он снова не стал. – Во избежание недомолвок, сразу объявляю, что они приписаны к нам приказом командования для выполнения особых задач. С этой же целью в состав отряда входит прапорщик Ломанко. Прошу любить и жаловать! А теперь, полагаю, не мешало бы ознакомиться с новичками получше. Пусть расскажут о себе. Начнем с вас, прапорщик…

Если он и застал Ломанко врасплох, это никак не проявилось.

Легенда у нее была заучена так, что от зубов отскакивала. Родители – простые фермеры на Марсе, средняя школа, средние оценки, военное училище Галактического Корпуса в Амазонии, экзамены с отличием, далее служба на разных планетах Периферии в течение пяти лет. Тому, кто был в курсе, сразу все становилось ясно – военное училище в Амазонии готовило специалистов для службы безопасности. Но среди «кентавров» в курсе был один Кирилл, который и без «в курсе» был в курсе. В боях Ломанко участвовала – на Марии.

Близняшки оказались менее разговорчивы. Впрочем, их биографии и не предполагали длинного рассказа. Полные сироты, муниципальные выкормыши, приютская школа, по нескольку месяцев безработицы. И чтобы не застрять на панели – марсианский учебный лагерь «Киммерийцы»… Услышав это, Кирилл сразу проникся к сестрам симпатией. Свои души, почти родственники, можно сказать! Правда, в боях пока не участвовали, но это дело наживное. Как говорится, не лети впереди транссистемника, твое от тебя никуда не уйдет!

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru