Пользовательский поиск

Книга Битва местного значения. Содержание - 21

Кол-во голосов: 0

21

Выйдя из штаба, Кирилл выкинул «шайбу» – информации на ней к этому моменту уже не существовало. Размышлять над новым заданием агента Артуза было бессмысленно – сначала требовалось познакомиться с обстановкой на базе и с ее руководством. Без этого все размышления будут ничем иным как переливанием из пустого в порожнее. А никаких оперативных мероприятий в Большой Гавани в связи с полученным заданием пока не вытанцовывалось. Так что можно было продолжать путь.

«Кентавры» встретили своего непосредственного начальника с едва сдерживаемым нетерпением.

– Ну что, командир? – спросила Пара Вин, когда он зарастил за собой люк пассажирского отсека. – За каким дьяволом нас привезли на этот курорт?

– Ты думаешь, тут курорт?

– А как же! Море неподалеку зеленое! Хоть снимай мундир да напяливай на корму купальник!

– Ишь губищу раскатала! – фыркнул Тормозилло. – Будет тебе купальник на корму! В полевых условиях и защитного цвета. Лапу даю на отруб, что моря мы больше не увидим!

– Курорты бывают не только морские, – сказал с хитрым видом Кирилл. – Бывают и горные. Там тоже воздух полезный.

– Полетели, господин капрал? – спросил пилот атээски.

– Вы знаете куда?

– Приказано доставить вас на базу «Синдерелла А-один».

– А море там близко? – с надеждой спросила Пара Вин.

– Близко, – сказал пилот. – Километров восемьсот.

Дружный вздох наполнил отсек. Разочарование повисло в воздухе, будто туман над болотом.

– Не расстраивайтесь так, парни! – сказал Кирилл. – Вот выполним задание, попрошу у командования три дня отпуска для всего отряда. Выберемся на побережье, покупаемся в морской водичке, днем пожарим телеса на пляже…

– Ночью пожарим друг друга в палатках, – подхватил беспардонный Гусарский.

Все хохотнули над скабрезностью, но веселья в этом смехе не было. Будто исполнили воинский долг перед уставом. «Галакт никогда не должен унывать». Вот и не унываем…

– Летим, пилот! – скомандовал Кирилл, чтобы побыстрее прекратился этот разговор. – Персональные тактические приборы можно не надевать.

Атээска устремилась в небо.

Снова мелькнуло в иллюминаторах зеленое море, но быстро пропало. Внизу потянулись городские кварталы, мало отличающиеся от кварталов других городов Периферии, но и они скоро уступили место заросшей травой равнине, кое-где пересекаемой цепочками невысоких холмов.

Полет продолжался около полутора часов.

Народ сначала гомонил между собой, потом замолкли. Кто-то дремал, кто-то поглядывал в иллюминаторы. Кириллу очень хотелось оказаться рядом со Светланой, обнять ее – все-таки они любили друг друга в последний раз совсем в другом конце Мешка, – но не тискаться же здесь, на борту атээски. Боевые товарищи в не менее сложном положении находятся.

Кирилл вздохнул.

Он – командир, конечно, и должен думать обо всех своих подчиненных, но как же порой тяжело становится.

Вот тут и пожалеешь, что нет препаратов-подавителей излишней сексуальной энергии… то есть вещества-то такие земными химиками сочинены, разумеется, да только не приносят они человеку ничего, кроме вреда, плюс еще и агрессивность подавляют, а отсутствие агрессивности у военного – вообще нонсенс! Порой и взаправду решишь, что природа создала человечество исключительно для ведения боевых действий против неведомого врага. Иначе откуда эта избыточная сексуальность и сопровождающая ее враждебность?

– Смотрите, галакты! – воскликнула Камилла Костромина. – Впереди горы!

Кирилл тряхнул головой, отгоняя набежавшую дремоту, и повернулся к иллюминатору.

На горизонте действительно высились горы. Острые пики их были покрыты шапками льда, искрящегося в лучах Чары, словно новогодняя мишура.

– Горы-ы-ы… – зачарованно протянула Третья Вина.

И вдруг разрыдалась в голос.

Кирилл ошалело посмотрел на нее. Хотел было рявкнуть «Отставить сопли, Винокурова!» И не смог. Это был не тот приказ для случившегося. Более того, для случившегося вообще не существовало ТОГО приказа.

Да никто и не ждал от него приказов.

Мужики отвернулись от плачущей девицы, а Светлана и Ксанка, отодвинув Альберта и Тормозиллу, сели с боков Третьей Вины и принялись ее утешать, поглаживая по плечам.

Капралу Кентаринову в этой ситуации делать было нечего.

Он ничего и не делал, пока Винокурова не успокоилась.

А тут «медуза» и на посадку пошла.

В иллюминаторах промелькнули многажды виденные здания из кирпича – все базы на планетах Периферии создавались по одинаковым проектам. По крайней мере, с точки зрения военной архитектуры, строительный материал-то вполне мог быть разным.

Пилот, по-видимому, получал указания с базы либо уже бывал здесь, потому что «медуза» уверенно потянула мимо типовых казарм, между которыми были видны шагающие в шеренгах люди – обычная картина на подобном военном объекте, – и приземлилась на травянистой площадке за асфальтовым плацем, над которым, как и на любой базе, реяли два стяга – голубое знамя Конфедерации и иссиня-черный флаг Галактического Корпуса.

– С прибытием, господа «кентавры»! – послышался в интеркоме голос пилота. – Прошу на выход! Счастливой службы!

Кирилл отдал дежурный приказ:

– Выгружаемся, дамы и господа! Слева по одному – марш! Не забывать личные вещи!

Все засуетились, но никто с места не тронулся, пока на землю не спустилась Светлана.

Ритуал – есть ритуал…

Когда Кирилл последним покинув «медузу», махнул пилоту рукой, атээска умчалась в небо.

– Ну вот мы и опять дома! – сказал Юраша Кривоходов.

– Только держат нас пока, судя по всему, за гостей, – отозвался Мишка Афонинцев, кивая в сторону плаца, по которому к ним чесал некто в иссиня-черном парадном мундире.

Кирилл поставил чемоданчик на траву, поправил форменный берет и отправился встречным курсом.

Некто оказался плотным мужчиной с погонами прапора и повязкой «Дежурный» на левом рукаве.

– С прибытием, господин капрал! – Он отдал честь. – Дежурный по базе «Синдерелла А-один» прапорщик Толоконников!

– Капрал Кентаринов! – козырнул Кирилл.

– Я провожу вас к месту расположения. Вашему отряду выделена отдельная казарма.

Еще бы она была не выделена! Сегодня же еще и «комнату для релаксаций» выделите, господа хорошие! И длинный общий стол в столовняке организуем!

Кирилл построил «кентавров» в колонну по двое и повел следом за Толоконниковым.

Казарму им предоставили отдаленную, но это вполне устраивало Кирилла. Он, как и прежде, вовсе не собирался смешивать своих оглоедов со штатным личным составом базы. Рядом с дверью казармы была прикреплена табличка с номером двенадцать.

– Слава Единому! – тут же сказала религиозная Кама-Колобок. – Святое число! Нам будет сопутствовать успех.

– Нам будет сопутствовать успех вне зависимости от номера казармы, в которой нас селят, – тут же отозвался Кирилл.

Ритуалы ритуалами, но суеверия все-таки не следует доводить до уровня мании.

Правда, в казарме, конечно, пришлось навести порядок, ибо никто им тут праздник жизни устраивать не собирался. Не по-военному это.

Кирилл оставил за себя Фарата Шакирянова – пылесосить-чистить-переставлять кровати. А сам, в сопровождении Толоконникова, отправился в штаб базы – представляться подполковнику Заворотову и прочим командирам.

База была вполне ухоженная. Ровные дорожки, посыпанные песком; покрашенные стены зданий; оборудованные возле казарм курилки. Видно, времени для хозяйственных работ хватало…

– Гостей тут у вас не появлялось, прапорщик?

– Единый миловал! – Толоконников перекрестился и возвел глаза к лазурному небу.

Еще бы не содержать базу в порядке! Боев нет, а занимать личный состав чем-то надо. Методика борьбы за дисциплину известная. Тут и песок для дорожек где-нибудь в окрестностях отыщут да накопают, и траву в округе выкосят, и покрасят все, до чего руки дотянутся… Армейская система! Система поддержания порядка в любых условиях!

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru