Пользовательский поиск

Книга Аластор-2262. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

За десять лет на площади появилось не более двух новых зданий. Самым заметным из них была совсем еще недавно открытая таверна «Святой Гамбринус», возвышавшаяся на опорах из древесины минаса над расположенной на уровне земли открытой пивной, где четверо музыкантов-треван услаждали слух тех, кому еще с ночи не терпелось промочить горло.

Сегодняшний день был базарным. Уличные торговцы фруктами, овощами и рыбой расставили свои тележки по периметру площади. Все они были из урайев, народности столь же обособленной и своеобразной, как и треване. Триллы из Уэлгена и близлежащих деревень неторопливо прохаживались среди тележек с товаром, перебирали его, пытаясь оценить качество, торговались с продавцами и то и дело покупали тот или иной товар. Сельских жителей легко было узнать по их одежде – обязательному параю с кое-какими добавлениями, которые диктовала мода, удобство, каприз или определенные эстетические соображения: какая-нибудь безделушка здесь, бросающаяся в глаза аппликация там, цветастые шарфики и галстуки, вышитые жилетки, украшенные причудливыми узорами юбки, бусы, ожерелья, громко бренчащие браслеты, ленты и головные повязки, кокарды. Одежда городских жителей была не столь вычурна, и среди них Глиннес заприметил немалое количество людей в наряде фаншеров: искусно пошитых костюмах из добротной серой ткани и до блеска начищенных черных полусапожках. На головах у некоторых из них были круглые шляпы из черного фетра, полностью скрывавшие волосы. Среди приверженцев подобного стиля одежды встречались люди далеко уже не молодые, несколько даже смущавшиеся модной изысканности своего убранства. Совершенно необязательно, отметил про себя Глиннес, чтобы все они могли быть фаншерами.

К Глиннесу подошел худой длиннорукий мужчина в темно-серой одежде.

– Вы тоже? – спросил Глиннес, ошеломленно глядя на него с насмешливо презрительной улыбкой. – Кто бы мог поверить!

– А почему бы и нет? – без всякой тени смущения ответил Акади. – Что такого уж худого в мимолетном капризе? Мне доставляет удовольствие притворяться, будто я снова молод и зелен.

– И одновременно, должно быть, притворяетесь приверженцем фаншерады? Акади пожал плечами.

– Позволю себе повториться – а почему бы и нет? Возможно, фаншеры слишком себя идеализируют; возможно, не в меру горячо брюзжат по поводу суеверности и чувственности остальных нас. И все же… – он примирительно развел руками, – …я таков, какой есть.

Глиннес неодобрительно покачал головой.

– Эти фаншеры ни с того, ни с сего вообразили, что одним им свойственна вся житейская мудрость, а их родители, которые дали им жизнь, жалки и убоги.

Акади рассмеялся.

– Мода приходит, мода уходит. Нелепые с виду причуды избавляют повседневность от скуки – так почему же отказывать себе в удовольствии следовать им? – Прежде, чем Глиннес смог ответить, Акади сменил тему. – Я рассчитывал встретить тебя здесь. Ты, естественно, разыскиваешь Джуниуса Фарфана, и так уж случилось, что я могу подсказать тебе, где можно его отыскать. Погляди вон туда – видишь заведение под «Святым Гамбринусом»? В глубине его, там, где самая густая тень, сидит фаншер, делающий какие-то записи в толстой бухгалтерской книге. Это и есть Джуниус Фарфан.

– Вот я сейчас и пойду к нему.

– Желаю удачи, – сказал Акади.

Глиннес пересек площадь и, войдя в пивную, подошел к столику, на который указал Акади.

– Это вы – Джуниус Фарфан?

Сидевший за столиком поднял голову. Глиннес увидел лицо с классически правильными чертами, правда, несколько бледноватое и отрешенное. Серый костюм со строгой элегантностью сидел на его худощавой фигуре, состоявшей, как казалось, только лишь из нервов, костей и сухожилий. Напоминавший по форме каску или шлем черный матерчатый головной убор, скрывавший прическу, еще сильнее оттенял бледный квадратный лоб и задумчивые серые глаза.

– Вы не ошиблись, – ответил Джуниус Фарфан, показавшийся Глиннесу еще моложе, чем он сам.

– Меня зовут Глиннес Халден. Глэй Халден – мой родной брат. Недавно он передал вам крупную сумму денег, порядка где-то двенадцати тысяч озолов.

– Верно, – нисколько не смутясь, подтвердил Фарфан.

– Я принес нехорошую весть. Глэй получил эти деньги незаконно. Он продал собственность, которая принадлежала не ему, а мне. Короче говоря, я хочу, чтобы эти деньги были возвращены.

Фарфана это заявление, казалось, нисколько не удивило и даже не очень-то обеспокоило.

– Присаживайтесь, – произнес он, показывая на свободный стул. – Может быть, отведаете пива? Глиннес сел, пододвинул к себе кружку.

– Спасибо. Так все-таки, где деньги? Фарфан смерил Глиннеса спокойным взглядом.

– Вы, естественно, не питали особых надежд на то, что я вручу вам более двенадцати тысяч озолов прямо в мешке.

– Именно на это я и надеялся. Мне нужны деньги, чтобы истребовать назад принадлежащую мне собственность.

Фарфан, как бы извиняясь, вежливо улыбнулся.

– Ваши надежды неосуществимы, так как я не в состоянии вернуть деньги.

Глиннес громко стукнул кружкой по столу.

– Почему?

– Эти деньги уплачены за заказанное нами оборудование для фабрики. Мы намерены изготовлять товары, которые в настоящее время завозятся на Тралльон с других планет.

Голос Глиннеса стал хриплым от ярости.

– В таком случае разыщите какие-нибудь другие деньги для своих надобностей, а мне верните мои кровные двенадцать тысяч озолов.

– Если эти деньги в самом деле были вашими, – спокойно согласился Фарфан, – я открыто признаю этот долг и буду рекомендовать возвратить его с подобающими процентами с первой же прибыли нашего предприятия.

– И когда вы предполагаете получить эту прибыль?

– Не знаю. Мы надеемся каким-нибудь образом приобрести земельный участок – то ли взяв ссуду, то ли получив в дар, то ли арендовав у муниципальных властей конфискованную у кого-то землю в пользу общины. – Фарфан улыбнулся, и лицо его неожиданно стало совсем мальчишеским. – После этого мы должны возвести производственные здания, заказать сырье, освоить технологический процесс, начать производить и продавать товары, расплатиться за сырье, закупленное для изготовления первой промышленной партии, приобрести новое сырье и комплектующие изделия и так далее.

– Все это потребует довольно много времени, – произнес Глиннес.

Джуниус Фарфан нахмурился, затем закатил глаза.

– Давайте условимся на промежутке в пять лет. Если к тому времени вам все-таки захочется возобновить свои притязания, то мы сможем снова обсудить этот вопрос, надеюсь, к нашему взаимному удовлетворению. Как частное лицо, я очень вам сочувствую, – сказал Джуниус Фарфан. – Как секретарь организации, крайне нуждающейся в капитале, я только очень доволен, что удалось воспользоваться вашими деньгами. Насколько я полагаю, нам эти деньги куда нужнее, чем вам. – Он закрыл гроссбух и поднялся из-за стола. – Всего хорошего, сквайр Халден.

Глава 7

Глиннес проводил взглядом Джуниуса Фарфана, который пересек площадь и стал обходить прутаншир, пока не скрылся за ним. Он добился как раз того, на что и рассчитывал – то есть ничего. Тем не менее, его негодование распространялось теперь на обходительного Джуниуса Фарфана в такой же мере, как и на Глэя. Но как бы то ни было, наступило время забыть об утраченных деньгах и попытаться отыскать новые. На всякий случай заглянул в бумажник, хотя и без того знал его содержимое: три купюры по тысяче озолов каждая, четыре по сотне и еще сотня в купюрах меньшего достоинства. Ему недоставало, таким образом, девяти тысяч озолов. Пенсия, с которой он вышел в отставку, составляла сто озолов в месяц, что было более, чем достаточно для человека в его положении. Он покинул пивную «Святой Гамбринус» и, перейдя на противоположную сторону площади, вошел в контору «Банка Уэлгена» и представился главному управляющему.

– Если коротко, – сказал Глиннес, – то я столкнулся вот с чем: мне нужны девять тысяч озолов для восстановления своих прав на остров Эмбл, который мой брат по ошибке продал некоему Льготу Касагэйву.

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru