Пользовательский поиск

Книга Война кукол. Содержание - ГЛАВА 17

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 17

Когда-то, давным-давно, Чара была выездной секретаршей директора фирмы. Потом ее нашел умело пущенный «гарпун» с Цф-4 — и началась жизнь в другом измерении. Старое имя ушло в глубокий резерв памяти, покорность исчезла навсегда, но служебные навыки Чара сохранила полностью. Поэтому, что бы ни делали сейчас ее дочурки, все их планы подчинены ее верховному командованию. Затевая хоть что-то вне плана, они обязаны ставить ее в известность. Мультфильмы? Пусть. Отработка поведения с мальчишками? Пожалуйста, но помните о том, что вы — Двенадцатая Раса. Гильза доложила вчера — телефон работает. Молодец, Гиль. Косичка отрапортовала — «харикэн» обнаружен, моторы исправны, база для Рыбака присмотрена. Для закупок нужны большие деньги — подождем, когда их Маска принесет. Лильен пока надо подержать при себе, убедиться, что срыва не будет и она не убредет искать свою ненаглядную хозяйку. Лильен, ты посидишь дома. Гильза, расскажи ей, как ходить по магазинам за вещами и не попадаться. Гильза, расскажи свою сказку, я тоже послушаю… Включите новости, что там Доран говорит.

Девятичасовые новости «NOW» как выстрелом пробили брешь между тайными замыслами семьи и ничего не подозревавшим Городом. «Слава богу, она не знает наш план, — пробормотала Гильза. — Но кто ей позволил?!» «Мама, это хорошо или плохо, что она…» — оглянулась на Чару Лильен. «Что сделано, то сделано, — промолвила Чара, подумав. — Самое плохое — что она показала им лицо. Ее объявят в розыск, и она… не знаю, сможет ли пользоваться банкоматом». «Банк не даст им портрет, — вслух понадеялась Гильза, — они не выдают своих клиентов…» «Хиллари Хармон может сослаться на закон о борьбе с терроризмом и обязать любой банк сотрудничать с проектом, — резким тоном разочаровала ее мама. — Если все пойдет так, как Маска спланировала, последний чек она получит только завтра утром, а обменяет на деньги — больше чем через сутки». «Да никто ведь не знает, что она берет эти деньги!» — не сдавалась Гильза. Да, правда — никто. «Девочки, Маска не сможет жить с нами; это опасно». «Ой, мама…» «Никаких „ой“, Гиль. Я так решила и прошу со мной НЕ СПОРИТЬ. Знаешь, что такое — КАРАНТИН? Придется терпеть». «Это что — навсегда?..» — с горечью спросила Лильен. «Нет, но мы должны быть уверены, что съем денег прошел чисто и за Маской не следят. С ней Фанк, он старый баншер, он пронаблюдает».

«Где он был, этот клоун-бродяга, когда она выступала перед Дораном? — зло думала Чара, торопясь к месту встречи. — Не за кадром же прятался. Он, будь он там, никогда не позволил бы ей говорить о войне. Его само это слово коробит. Должно быть, стерег Габара. Бедный яунджа! Но мы должны спасти его от тюрьмы, во имя памяти Дымки».

— КУ-КУ, — просканировала она проулок, вдоль глухих высоких стен которого громоздились помойные контейнеры. Пока мусорщики не заедут сюда на своей машине с когтистым манипулятором — идеальное место для игры в прятки и отдыха тех, кому больше негде отдохнуть. Для бегства — несколько проржавленных дверей в стенах, иные без запоров. Сама она в потертых сапожках и дешевом плащике с распродажи смотрелась здесь вполне уместно.

— КУ, — коротко отозвалась Маска, вылезая из зазора между железными ящиками; отмытая от грима и причесанная, она глядела сумрачно и как-то боязливо. Ждет головомойки. И правильно, что ждет. Однако не успела Чара прицелиться ей в лоб радаром, как следом появился Фанк с двумя сумками и гитарой, висящей за спиной вроде винтовки, в очках, которыми скрывают синяки.

— ВОТ ДЕНЬГИ, — Маска поспешила задобрить мать своим успехом, протянув газетный сверток. Чара молча взяла, развернула — таааак… три пачки по десять серых сотенных купюр, четыре по двадцать голубых полусотенных и одна толстая — сотня зеленых десяток. 8000 бассов. Неплохо. Но где же там Габар прячется?..

— ПОЗОВИ ГАБАРА.

— ЕГО НЕТ, — ответил Фанк. — ОН УШЕЛ К СЕБЕ ДОМОЙ. ПОЭТОМУ МЫ ОБА ЗДЕСЬ. НО В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ПОТОМУ, ЧТО ТВОЯ МАСКА…

— Как это у вас получилось? — Чара перешла на акустику, укладывая деньги в поясную сумку под плащом. — И… ты должна объяснить мне свой поступок, Мас. Я говорю о Доране.

— Пусть он сначала объяснит! Про Габара!

— Он захотел уйти, — тихо ответил Фанк. — Ему с нами не по пути.

— Да, как все просто у тебя! Взял и ушел! Ма, я уверена — он его выгнал!..

— ОСТАВЬ СВОИ ВЫДУМКИ ПРИ СЕБЕ, ТЫ!

— И НЕ ПОДУМАЮ!! МАМА ВСЕ ДОЛЖНА ЗНАТЬ!

— Да, все-все. И как тебе это в голову пришло, с Дораном — тоже. Не станешь же ты мне врать, что это Фанк тебя послал к нему?

— Мама, но это НАДО было сделать! Чтоб они нас боялись! А то они стреляют, а мы… пусть и у них будет переполох!

— Будет, — кивнула Чара. — Они быстро-быстро начнут искать тебя, детка. Габар знал о твоих фокусах с чеками?

— Ну… он…

— Знал или нет?!!

— Да, — буркнула Маска, опустив голову.

— Ты плохая дочь. Ты своенравная и безалаберная хулиганка. Ты не просчитываешь свои действия вперед. Теперь…

— Ма, меня такую сделали! — попыталась она защищаться торопливым голосом, словно непрерывность слов заставит маму сменить гнев на милость. — Я же не знаю, что в меня впихали на заводе! И потом дописывали — это какой коктейль получается?! И отец наш, он безрукий, он не все во мне исправил!..

— Не перебивай, а слушай и молчи. И не смей больше ссылаться на наследственность! У меня в семье нет дурочек!.. Теперь ты будешь в карантине.

Маска издала тонкий стон.

— Надо полагать, я должен пасти твою дочурку, — нежно заметил Фанк, — не отходя ни на шаг. Чара, это же очевидно, что она — невменяемая…

— Да уж, не в тебя удалась, слабак!.. — тявкнула Маска.

— …и проще было б запереть ее в каком-нибудь подвале месяца на два. А я бы сторожил и подавал ей в окошко брикеты.

— Не выйдет, Фанк. Она должна получить еще четыре тысячи; потом запирай, если сможешь. Если Хиллари узнает, что она берет эти чеки, он постарается проникнуть в базы данных банковских служб безопасности, где фиксируются получатели. А лицо ее теперь известно.

— Базы хранятся три дня, — Маска поспешила щегольнуть своей осведомленностью, — потом ищи-свищи!

— Им достаточно отследить, кто получил чек. А от кассы тебя уже будут незаметно провожать. Тебя или того, что обналичит чек.

— Значит, кто-то один из нас рискнет жизнью, — подвел итог Фанк, — ради вашей войны и полагаясь на «если». Ты думаешь, что это буду я?

— Нет, это будет ОНА, — Чара строго посмотрела на Маску. — Дочь, я люблю тебя. Но свои ошибки надо исправлять, а дело — довести до конца. Вы должны детально все продумать — как получить деньги и как сделать, чтобы они достались нам. Завтра в это же время вы должны позвонить мне из разных мест и сообщить, что все в порядке. Если послезавтра — значит, звоните уже не вы, а Хиллари. Но и при удаче карантин останется, пока вы не убедитесь, что слежки нет. Фанк, где ты намерен скрываться?

— Нигде, — Фанк посмотрел на узкий кусок неба между крыш. — Когда тебя ищут, надо быть на виду, на самом виду… Только Маска будет умываться, а я — краситься. Будем петь в метро жалобные песни и зарабатывать на кусок пасты. Маска, ты что-нибудь умеешь? Ну, шариками жонглировать, петь, на руках ходить?..

— Умею эротические танцы, — сквозь зубы процедила Маска, — если это тебя устроит.

— Ну, хоть это, — вздохнул Фанк. — Если одеться чучелом, они будут выглядеть совсем наоборот…

Завтрашние деньги договорились оставить в камере хранения вокзала метро; прощались наспех и неласково — как Маска ни старалась прильнуть к маме, ей это не удалось. Уходя и оглядываясь, она уже была готова танцевать что скажут, как во времена неволи у Снежка, лишь бы вернуться в семью. Тяжело было и Чаре — но война есть война, это неизбежный риск. Чтобы осуществить замысел, нужны деньги. Пусть Бог поможет Маске, пусть за нее молятся девчонки! Но подставлять других из-за ее просчета — нельзя. Хотя изнутри подступало досадное ощущение того, что старые добрые дни миновали, и суровость вытеснила нежность из отношений с дочерьми. Надо быть твердой во всем, чтоб победить.

74
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru