Пользовательский поиск

Книга Война кукол. Содержание - ГЛАВА 15

Кол-во голосов: 0

— Кан дильварги, саарт! — выругался Коэран, и посуда подпрыгнула от удара по столу громадным кулаком. — А ведь это был лучший директор!..

— Может, потому и был, — прошептала Кайгусь.

* * *

— Просыпайся, Хил, — голос доносился сквозь легкое забытье, предшествующее пробуждению. — Просыпайся.

Хиллари вздохнул и попытался разомкнуть веки. Тело еще было невесомо и бесчувственно, как это бывает после глубокого сна, а перед глазами — за туманной дымкой — плыли куда-то голубые облака. Хиллари покачал головой, стремясь разогнать видение, и вдруг увидел, как туман разрывается, и в образовавшемся пространстве четко выступает здание проекта в Баканаре с темно-синей зеркальной тонировкой стекол, молчаливое и загадочное.

— Сейчас, мы подлетим поближе, — пробормотал Хиллари, поворачиваясь с боку на бок.

— Просыпайся, — голос был мягок, но настойчив. Хиллари ощутил, как покачнулось его тело; кто-то сел рядом, положил руку ему на плечо. — Вставай. Начался новый день.

Хиллари приподнял голову, с усилием раскрыл глаза и наконец-то вынырнул из оцепенившего его сна. Он сел, отбросил одеяло — и опять задремал с открытыми глазами. Он по-прежнему видел корпус, как если бы он подлетал к нему на флаере, только теперь мираж стоял строго вертикально. Синий глубокий цвет, разделенный на ровные плиточки серебряными линиями. Но зрение уже включилось, и Хиллари также видел комнату, гладь пола, откидной столик, экран монитора, подвешенного на белом кронштейне, стопки кассет на столе, на полу, на мониторе. Два изображения, мнимое и реальное, наслаивались друг на друга, создавая два объема, два мира — один перед глазами, так сказать, объективная реальность, а другой возникший в глубинах мозга — порождение сна. Зрение постепенно прояснялось, реальный мир становился ярче, четче и, наконец, восторжествовал.

«Я дома, дома», — подумал Хиллари, прислушиваясь к гулким ударам собственного сердца и борясь с искушением вновь упасть на теплое, нагретое ложе и спать, спать, спать…

— Ну что, очнулся? — со спокойной улыбкой спросил его Кэннан. Это именно он сидел на кровати. — Хил, ты опять вчера накурился этих форских трав. В следующий раз, чтобы разбудить, я буду бить тебя по щекам.

— Зато выспался, — Хиллари чувствовал себя вконец одуревшим, но не хотел в этом признаваться.

— Еще никто до конца не изучил механизм их действия на психику и мозг человека.

— Товар сертифицирован и разрешен к продаже, — не сдавался Хиллари.

— Глаз Глота его сертифицировал, судя по лейблам, — отпарировал Кэннан, поднимаясь.

— Приготовь лучше завтрак, — попросил Хиллари, пытаясь нащупать ногой тапочки. Поиск не увенчался успехом, и Хиллари, в досаде махнув рукой, отправился в душ босиком.

Понежась в теплой струящейся воде (установка «искусственный дождь», режим «водопад» — что вы хотите), Хиллари включил контрастный режим и быстро взбодрился. Остатки сна вылетели из головы почти сразу, как только упругий ливень стал хлестать по коже. Обсушившись потоком едва не горячего воздуха, Хиллари обнаженным прошел в тренировочный зал, покатал ногами шарики, растер мышцы и спину, выполнил пару классических упражнений хье-минге и, сосредоточившись, занялся медитацией — сконцентрировав волю, напружинив мышцы, прокачал сквозь себя энергию Звезд. Золотой дождь Вселенной тонкими иголочками покалывал кожу и наполнял его мысли силой, мощью и величием.

Выйдя из зала и накинув на себя длинную белую рубашку из натурального волокна, Хиллари был таким, каким его привыкли видеть сослуживцы — бодрым, подтянутым, невозмутимым.

Утром есть не особенно хотелось, поэтому Хиллари ел мало, но очень высококалорийную белковую и витаминизированную пищу — диетическое мясо мегарских бизонов (или слонов? мегарцы этих толстокожих болотных гигантов звали «танками») с овсяным хлебом. И два стакана сока; за ночь организм теряет жидкость, и чтобы не было слабости и не кружилась голова, ее надо тотчас же восполнить.

Завтракал Хиллари в холле, в котором у него по совместительству и для экономии места был установлен телекомбайн. Усевшись на диване, Хиллари ел с тарелок, расставленных на передвижном столике.

— Кэннан, поставь-ка вот это, — распорядился он, доставая вчерашнюю злополучную передачу «NOW». Надо же, в конце концов, посмотреть, что там отчудил Гаст.

Кэннан, взяв кассету, оглянулся на комбайн — послушный сигналу с радара, экран осветился нежным серебристым сиянием — и тут же на нем вспыхнули алые на золотом слова: «NOW — Doran».

Ударила фиолетовая молния, полетели сине-зеленые переплетенные эллипсоиды, в разбегающихся кольцах которых возникла новая, на сей раз черная на синем надпись:

ВОЙНА КИБОРГОВ —

РЕАЛЬНОСТЬ ДНЯ!

После этого по экрану поплыли голубые облака. У Хиллари возникло мимолетное, но очень отчетливое впечатление, что он еще не проснулся и видит сон или бред. Даже мясо стало невкусным. На самом деле это сработала автоматика, отсекающая рекламу.

На экране извивались колдовские змеи, а Кэннан, уловив изменившееся выражение лица хозяина, ждал с вопросительным видом и с кассетой в руке.

— Оставь, — сказал Хиллари, — посмотрим, что Доран на этот раз придумает.

— Война киборгов, — доносился напористый, агрессивно наступающий на сознание (а заодно и на подсознание) телезрителей голос безгранично уверенного в себе Дорана, — это не миф, а реальность сегодняшнего дня. Сенсационное заявление киборга из Банш. Первое интервью, взятое у киборга. Потрясающие признания артистов из театра «Фанк Амара». Сегодня в пять часов утра мы встретились…

Хиллари откинулся на спину дивана. Есть ему совсем расхотелось…

* * *

Сразу же по окончании программы ожил трэк.

Генеральный — главный, основной, ведущий. Генерал — чин высшего командного состава армии, наиглавнейший, наибольший. И этот наибольший звонил Хиллари:

— Хиллари, ты смотрел сейчас «NOW»?

— Да, — голос Хиллари звучал безразлично, он уже со всем смирился.

— Надеюсь, ты не откажешься заехать ко мне для делового разговора? — тон генерала был сух и неумолим.

— Когда?

— Немедленно. К десяти ноль-ноль.

— Я физически не успею, у меня флаер неисправен.

— Тогда жду тебя сразу после селекторного совещания, к десяти тридцати.

— Есть, мой генерал! Конец связи, — Хиллари сложил трэк и кивнул Кэннану, все еще державшему кассету. — Ставь!

ГЛАВА 15

У киборгов с опытом взаимодействия есть прекрасно развитое «чувство локтя», и память у них превосходная, в том числе на отдаленные события. Например, они отлично помнят свою первую учебную команду, в составе которой на полигоне и тренажерах «General Robots» они отрабатывали двигательные реакции и программы адаптации. Помнят они и кибер-коллектив первого места службы; для военных киборгов это как бы вторая по счету учебная команда, потому что без специальных навыков ни на маневры, ни в боевую обстановку «железных ребят» не допустят. Потом с киборгами бывает всякое — кого передадут в другую часть, кого сдадут в тыловое обеспечение, кого вообще спишут на «гражданку» по программе замены киборгов дистантами — и пути-дороги их расходятся… но это лишь на первый взгляд.

Люди любят вкусную еду, а киборги — достоверную информацию. Чем сложней поставленные перед ними задачи, тем больше данных им нужно для правильных выводов и выбора тактики. Действовать наугад и наобум киборги терпеть не могут. А люди считают, что киборги должны знать лишь «от и до», не больше. Как быть? Вы угадали, надо раздобыть информацию в обход людей-хозяев.

И вот киборг, служащий где-нибудь в криминальной полиции, снимает трубку (или — присоединяется к Сети через порт) и связывается со своим бывшим сослуживцем по Звездной пехоте, ныне кибер-секретарем какого-нибудь высшего чина Минобороны. Номер телефона и код допуска для него — не секрет. Мало того — старый знакомый, разыскав его через третьих и четвертых лиц (и эти лица — не люди), доверительно сообщил, какая линия защищена от прослушивания. А соединяет их кибер-связист, тоже чей-то знакомый. Да-да, всюду протекция, знакомства, и у киборгов — тоже.

64
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru