Пользовательский поиск

Книга Роботы-мстители. Содержание - ГЛАВА 4

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 4

И вновь Дорана подняли с постели – в 05.15 позвонил Сайлас:

– Шеф, ты срочно нужен в студии. Приезжай сейчас же. Тут серьезные проблемы. Извини, я должен бежать, – и отбой. Что за напасть?! Но Сайлас зря не позвонит.

Второй раз подряд совершенно не выспавшись, Доран летел в телецентр с мраком в душе, тяжестью в животе и кривой трещиной в мозгу. После ночного звонка из ниоткуда что-то разладилось в его пищеварении – сначала живот схватило, потом отпустило, но от этого Дорана бросило в холодный пот, и такая началась тоскливая истома, что казалось – душа с телом расстается от неведомой, загадочной и роковой болезни. За какой-нибудь час Доран поверил в И-К-Б и разуверился в таблетках; ему вновь, как позавчера, стало ясно, что человек может умереть просто так, вдруг, при полном здоровье, по прихоти невидимых нездешних сил. Некоторое время он был близок к отчаянию и искренне собирался лететь в «Паннериц» к Орменду или всерьез помолиться. Внутри что-то ерзало, подступало под горло, давило и сжимало; однако завершился ужас не мучительной кончиной, а мощным позывом к уединению. Молиться в таком положении казалось неуместным, и, наконец расслабившись, Доран вместо благодарности испытал потребность грязно и нудно ругаться. Он выматерил всех, кого вспомнил, – Хиллари, Эмбер, Сайласа, директора канала, спецслужбы и варлокеров вместе с Пророком Энриком; проклятий хватило и многим другим. Если бы все, сказанное Дораном, сбылось, по Городу пронеслась бы эпидемия скоропостижных и отвратительных смертей – но сегодня Господь не услышал Дорана.

По дороге ему подурнело еще пару раз, но послабей и мимолетно. Главное – долететь, а там удобства в каждом коридоре. Сильно озадачивало то, что обычно Сайлас с утра извещал его о всяких увлекательных происшествиях, пригодных для раскрутки в «NOW», чтобы он мог сориентироваться, но в этот день все шло наперекосяк – и трэк молчал. Забеспокоившись, Доран попробовал сам вызвать студию – узел ответил девичьим кибер-голосом: «Извините, связи с этим номером нет». Доран прибыл на канал V в полном недоумении.

Прямо от дверей он начал ловить на себе обильные взгляды исподлобья и с прищуром. Секьюрити, вахтеры, какие-то безликие сотрудники, в изобилии снующие по коридорам, – все поглядывали в его сторону, обмениваясь тихими фразами, а нередко и усмехаясь. Всех как подменили, да и сам телецентр выглядел странно – местами коридоры не были освещены, что придавало зданию вид лабиринта в игре «Ужасы подземелья». Темные тоннели – и в конце на фоне света брезжат чьи-то силуэты…

На студии и вовсе черт-те что творилось! Операторы машин обеспечения шлялись по своему зальчику, как экскурсанты, заложив руки в карманы и сбоку заглядывая в экраны, у которых возились несколько насупленных технарей в комбезах сетевой ремонтной службы; из этого толпящегося беспорядка навстречу Дорану выбежал Сайлас:

– Привет, вот, полюбуйся, – он повернул к Дорану ближайший экран. Жидкие кристаллы его сияли строгой и броской картинкой – на голубом фоне резкая черная надпись: «ДОРАН – КОЗЕЛ!»

– Что за… – начал разъяряться Доран, но слова «…дурацкие шуточки» Сайлас упредил:

– Это вирус. Он пришел около четырех утра по Сети. У нас все полетело, все – управление записью, режиссура звука, бухгалтерия, отдел администрации, телефон и освещение. Чтоб вирус не разнесло через трэки, мне пришлось звонить тебе с улицы, из автомата. И причем свет…

Свет в операторской погас, как будто ждал, когда о нем заговорят. Только сейчас стали видны переносные лампы технарей, возившихся в компьютерах, имевших автономное питание.

– Ну сколько это будет продолжаться?!! – завопил Сайлас.

– Последняя проверка! – крикнули из тьмы.

У Дорана во рту пересохло, а в желудке вновь завозились демоны, слегка ощупывая исстрадавшиеся внутренности.

– Кх… кто?

– Приехали наладчики, телефонная компания, следственная бригада национальной сетевой безопаски и даже спецы из Айрэн-Фотрис, – перечислял Сайлас, похожий в лучах бьющей сбоку переноски на персонажа триллера. – Пока ничего не известно. Путь вируса не прослеживается. Слава богу, у нас около дюжины старых машин, не включенных в сеть, – сейчас их устанавливают, чтобы восстановить вещание. Но так или иначе – все заразное железо придется выбросить…

– Канал не вещает? – Доран не поверил ушам.

– Вещает, – со злостью бросил Сайлас, отворачиваясь, – и вот эти два слова показывает. Даже заставку сначала ввести не могли… Идут переговоры об аренде передатчиков канала III, но они… в общем, боятся связываться. Думают, мы им эту чуму занесем. О, хоть бы скорей все заработало!! Если не включимся – убытки будут колоссальные. Рекламодатели нас разорят на неустойках. Пока мы укладываемся в страховку от несчастных случаев, но…

– Доран, – проскрежетал сзади знакомый до тошноты (а тошнота была близко) голос директора. Его взяли в клещи – впереди остервеневший Сайлас, позади – старый хрыч с невыносимыми претензиями. – Изволь пройти со мной. Есть разговор.

Смертник охотней идет под луч нейробластера, чем Доран плелся за директором, думая даже не о предстоящем разговоре, а о своих кишках. Кишки все туже стягивались в узел, и вокруг пупка, как волны от брошенного в воду камня, расширялась боль. В кабинете он уже еле соображал и почти не владел собой.

– Сейчас 05.56, – безжалостно скрипел директор. – Если в 06.15 мы не пробьемся в эфир, можешь собирать вещички. Молись, Доран! Я выпускал тебя на вещание без намордника, и я за это расплачусь, но ты – тебя я больше здесь не потерплю! По-моему, Отто Луни готов взять тебя в новости со стриптизом на XVII канал; это местечко как раз для таких развязных и безответственных субъектов…

Доран слушал – и не слышал. Демоны-мучители крючьями тянули кишки вниз, сковывая малейшую попытку двинуться, заставляя сгибаться пополам, чтобы спазм не разорвал живот.

– Может, тебе известно что-нибудь? Например – кто мог затеять это? Ты не получал угроз?..

«ОГАСТУС АЛЬБИН», – через силу подумал Доран. Это он хвалился, что может все вывести из строя в две минуты. Боль усилилась – серый фантом в респираторе остерегающе покачал пальцем: «Ни-ни, проекта не касаться!» Но кто, если не Гаст?! Вар…

– Варлокеры, – сказал Доран на коротком выдохе. – Энрик, его фанаты. Он… говорил, что его Бог… покарает… Прошу прощения…

– Конечно, у варлокеров есть люди, которые могут устроить такое, – директор уставился в окно, не замечая, что Доран семенит к скромной двери в углу кабинета. – Но без доказательств… Доран!!

Дверь хлопнула; директор обмер. Доран и вчера выглядел как выпущенный из дурдома под расписку, а сегодня на нем совсем лица нет. Еще не хватало, чтоб он в припадке депрессии… Год назад диктор застрелился перед камерой (нарочно! ради дешевой славы!), трех месяцев не прошло, как на передаче ведущую хватил сердечный приступ, а теперь Доран… Опыт холодно подсказал директору, КАК Отто Луни захлебывающейся скороговоркой будет комментировать труп Дорана в его личном туалете. Кошмар. Гнуснейшая сенсация, подарок для XVII каната. Директор забарабанил в дверь:

– Доран, открой! Я… я погорячился! Пойми мое состояние и…

– А ТЫ ПОЙМИ МОЕ СОСТОЯНИЕ, ТВОЮ МАТЬ!! – заревел Доран из одноместного убежища; его слез и гримас директор видеть не мог и потому пугливо отшатнулся. – Что, с тобой не бывало такое?!! Уйди, гадина!! Тебе что, дверь открыть?! Извращенец!!

– Дай мне слово, что ничего с собой не сделаешь!

– Ыыыыыыы! – раздалось в ответ что-то тьянское.

Директор заходил по кабинету, изредка на цыпочках приближаясь к неприметной двери. Слышно было плохо, но Доран, без сомнения, был жив.

Он вышел минут через семь – просветлевший, благостный, даже одухотворенный, хотя не без страдальческих теней на лице. В глазах же светилось нечто – как отсвет озарения, доставшегося в муках.

– Воды? – директор сам нажал сифон.

– О да. Спасибо, – Доран проглотил стакан газировки залпом. – Ааа… на чем мы остановились?

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru