Пользовательский поиск

Книга Падшие ангелы Мультиверсума. Страница 140

Кол-во голосов: 0

– Ты имеешь в виду логи предыдущих сессий? – В Антоне проснулось профессиональное любопытство.

– Я имею в виду воспоминания, – Мертвец внимательно посмотрел на него через плечо. – А некоторые виртуальные оболочки, Антон, скрывают в себе душу.

Они встретились возле самого «Молочного моря». Там, где волны разбивались о высокий парапет набережной, все чаще перехлестывая через него.

Буря крепчала. Гром перекатывал в небе чугунные ядра размером с гору. Молнии делали ночь прозрачной, как день.

Капитан Берес придержал испуганно гарцующего коня. И здоровой рукой подал своим гвардейцам сигнал «врассыпную».

«Вот и свиделись!» – хотел крикнуть Айзенбард, но решил не драть глотку. Уж больно шумело разгулявшееся море.

Промолчал и Берес, Его поднятая рука сжалась в кулак. Двенадцать всадников опустили пики параллельно земле. Коротыш и его люди расположились спина к спине так, чтобы сбоку их прикрывал парапет. Пиратов было мало, и капитан считал их участь решенной, Он махнул рукой, подавая сигнал к атаке.

Из-за угла вывернул Пес Войны и замер, вглядываясь. Ледяные струи ливня жалили его прямо в лицо, перемежаясь с угрожающе большими градинами. Но ему удалось различить, что нападающие с одной стороны несомненно гвардейцы. И он побежал им на помощь, вздымая над головой верный палаш. Этой ночью еще оставалось время для подвигов.

Увы, гвардейцы не отличались таким же хорошим зрением. Увидев бегущего к ним вооруженного человека, они несправедливо посчитали его пиратом. И действовали соответственно. Двое всадников отделились, чтобы расправиться с Псом Войны. Остальные атаковали настоящих корсаров.

«Чернокрылые» вместе с Айзенбардом действовали слаженно и хладнокровно. Двое из них были вооружены гарпунами на длинных древках. У третьего был широкий меч и клевец. Гарпунами было удобно разить атакующую лошадь в грудь, упирая в землю толстое древко, или стаскивать на землю всадника, используя торчащий сбоку крюк.

Участь упавшего решал удар клевеца, пробивающего кирасу или раскалывающего шлем вместе с черепом. Увернувшись от пик, корсары взяли двоих всадников. Лошади третьего Айзенбард ловко подрубил ноги, и она с громким ржанием рухнула на пути остальных. Началась свалка,

Оставшиеся всадники развернулись и поскакали на новый заход.

Хозяин упавшей лошади приподнялся было, но наскочивший пират стукнул его мечом по шее. И тут же двое гвардейцев взяли его на «носатые пики».

В одного из них полетел гарпун, брошенный уверенной рукой китобоя. Кираса выдержала удар, но оглушенный всадник рухнул с лошади. «Чернокрылый» же вскочил на парапет. И оттуда прыгнул на круп лошади второго гвардейца. Резанул ему засапожным ножом горло и был на скаку срублен палашом.

Айзенбард вывел из боя еще одного гвардейца, разрубив ему левую ногу. Осталось четверо всадников против двоих пиратов. Нет, уже трое всадников. Спутник Айзенбарда ловко снял гвардейца «летучей рыбой», угодившей ему прямо в глаз.

А что же Пес Войны?

Ему пришлось драться, защищая свою жизнь. Гвардейцы либо не расслышали его крики, либо им не поверили. Разделившись, они поскакали на него с двух сторон, опустив пики к земле,

В изящном пируэте младший лейтенант уклонился от острия, нацеленного ему в печень. И обрубил второе, смотревшее ему в грудь.

Гвардеец бросил бесполезное древко и схватился за палаш. Его напарник поднял лошадь на дыбы, отводя пику для нового удара. Пес сделал глубокий выпад и поразил лошадь в горло. Ему в лицо ударила горячая струя крови. Несчастное животное рухнуло на подогнувшиеся задние ноги. Замешкавшийся всадник оказался придавлен бьющимся в агонии телом.

Удар палашом, нанесенный ему на скаку, Пес смог парировать. Оружие гвардейца с жалобным звоном переломилось у рукояти. Тот поспешно схватился за притороченного к седлу «тарантула».

Но младший лейтенант не дал ему размотать сеть. Он ударил гвардейца в бедро. И когда тот, истекая кровью, сполз с седла, добил его ударом в голову.

В этом не было надобности, все-таки он сражался с союзником. Но Пса Войны охватила его знаменитая боевая ярость. В ней он с трудом различал друзей и врагов. Рыча сквозь выступившую на губах пену, Пес бросился вперед.

И тут Силы гневного Моря тряхнули Остров в восьмой раз.

Лестница, по которой они спускались втроем – Антон, Мертвец и Багор, ковыляющий впереди походкой зомби, – изогнулась змеей. И сбросила их на пол первого этажа.

К счастью, «призрак» не может сломать шею. Поднявшись на ноги, Антон убедился, что Мертвец и Багор тоже в порядке.

– Не помню, чтобы здесь раньше бывали землетрясения, – сказал он.

– Это не простое землетрясение, – объяснил Мертвец. – Оно предшествует физическому стиранию этого острова с сервера. Концу света, другими словами.

– Ах вот оно что, – Антон посмотрел на стремительно текущий песок в часах. – Теперь ясно.

С улицы раздался шум. В выбитую Мертвецом дверь ворвался бурный поток воды. С собой он прихватил труп человека в мундире, кирасе и гребенчатом шлеме. А также отрубленную руку бирюзового цвета. Чешуйчатую, с пышным веером плавника, растущим над локтем. При виде руки Мертвец сделался мрачен.

– Они уже здесь, – сказал он. – Боюсь, твои часы отстают.

Началось все с волны. Она поднялась высоко над парапетом и застыла на томительно долгое время. Слишком долгое, чтобы не подумать о вмешательстве сил, властных над течением воды. От нее исходило собственное зеленоватое свечение,

С прежней неторопливостью волна изогнулась прозрачной аркой. И хлынула на набережную, смывая всех, кто оказался под ней.

Покатился, громко ругаясь, сбитый с ног Айзенбард. Заржали опрокинутые лошади. Капитан Берес пытался плыть, неловко орудуя здоровой рукой.

А по этой медленной волне, как по мосту, соединяющему море и сушу, скользили чешуйчатые фигуры на овальных досках. Одни лежали плашмя, животом на доске. Другие поднимались в полный рост, балансируя на тонких ногах с выгибающимися назад коленями.

Кроме чешуи и ног, от людей их отличала коническая форма голов, сидящих на узких плечах без всякой шеи. И треугольные гребни, вроде акульих, растущие из затылка и спускающиеся до середины спины.

Появление морских гостей сопровождал ревущий звук, который издавали их раковины-трубы. В остальном пришельцы были немы, как настоящие рыбы.

Над упавшим Айзенбардом склонилось нечеловеческое лицо. Безгубый рот щерил хищные треугольные зубы. По бокам узкой головы пульсировали жаберные щели, сочась белой слизью,

Обитатель глубин попытался ткнуть гнома-корсара обсидиановым трезубцем. Оскаленный ударил снизу, отрубая руку с оружием. Всадил кортик Береса в чешуйчатый живот. И повел руку вверх, вспарывая гада, как селедку.

На мостовую вывалился комок спутанных липких внутренностей. Акулоголовый беззвучно закричал, открывая глубокую пасть. И сдох.

А к Айзенбарду уже спешили другие, закрываясь своими плавучими досками, которые могли служить и ростовыми щитами. От нанесенных на них спиралевидных узоров почему-то кружилась голова. И тошнило хуже, чем во время сильной качки.

Отбиваясь от воинов Меерфолька, Коротыш увидел, как погибает последний из его ватаги, прижатый спиной к парапету и насаженный на трезубцы. Еще прежде, чем он упал, его уже рвали в клочья. Слухи о том, что Морской Народ падок на человеческую плоть, оправдывались на глазах.

«А как насчет жесткого гномьего мяска?» – прошипел Айзенбард, ударясь плечом о щит. Акулоголовый не устоял на ногах и покатился вслед за своей отрубленной головой.

Но и корсара достали, ударив в бок. Кольчуга снова выдержала, а дотянувшаяся до Айзенбарда тварь попрощалась с жизнью. Вокруг гнома стало пусто. И он со всех ног бросился к гостинице.

За ним вразвалку кинулась многочисленная погоня.

На полпути Айзенбард обнаружил, что бежит вместе с Псом Войны. Пират и герой переглянулись. И каждый из них про себя решил повременить со старыми счетами. Хотя бы до того, как они шагнут за порог «Молочного моря».

140

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru