Пользовательский поиск

Книга Падшие ангелы Мультиверсума. Содержание - ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Кол-во голосов: 0

От травы и спирта голова тут же слега закружилась, потянуло на болтовню.

– Кто… – Он закашлялся. Его постучали по спине. – Спасибо. Кто вы?

– Сыновья Оракула. – Здоровенный ((проповедник» встал, принял у него из рук фляжку. – Слышал о таких?

Рыцарь кивнул. Сыновья Оракула, маленькая таинственная секта. Насчет их существовало особое секретное предписание для патрульных отрядов. Запрещалось применять против Сыновей все, кроме останавливающих зарядов. Силовое задержание только в крайнем случае. Об этих лихих бойцах со «стигматами» пеклись на самом верху, на уровне Гроссмейстеров.

– А кто был этот… – Он поискал слово. – Этот человек?

– Не человек. – Сын криво улыбнулся, отхлебнув из фляжки, утер рот тыльной стороной ладони. – Их по-разному называют. Иногда «одержимые». Иногда «падшие». Тоже, наверное, слышал.

– Вот оно как, – протянул Глеб. – Такие они, значит… И много их?

– Немного, к счастью. По нашим сведениям, сейчас всего двое. Этот и вот он, – здоровяк вынул из-под накидки и развернул скверно напечатанный в две краски портрет молодого человека с вытянутым лицом и аккуратно зализанными волосами. – Юрген Тиссен, работал на «Глобалком».

– Первый раз слышу, – уверенно сказал Глеб.

– Он его знает. – Сын кивнул на Антона. И добавил загадочно: – На свою беду.

Хакер кашлял и тер, тер, тер грудь обеими руками, как если бы пытался выковырять из нее что-то. От фляжки и «джета» отказался взмахом головы.

– Что такое? – спросил Глеб, присаживаясь рядом на корточки. – Опять? – Он коснулся двумя пальцами лба.

Антон поднял на него покрасневшие глаза, две затянутые кровавым ледком синие проруби.

– Он, – сказал хакер. – Темно… но все равно он. Смотрит. Прямо сквозь стекло, две пули, вот сюда. – Он опять вцепился в грудь. – И ветер. Море.

– Пули? В тебя стреляли? – Глебу показалось, что он понимает этот бред. – Кто? Этот прыгун?

– Он стрелял… больно, твою мать, как больно! Захрипев, Антон выгнулся всем телом. Глеб прижал хакера к полу, успокаивающе сжал его плечо.

– Все в порядке, – сказал он, – Ты жив.

Он видел труп Георгия перед кремацией. Грудь прострелена симметрично, насквозь, справа и слева. Одна пуля прошла точно через сердце. Смерть должна была наступить мгновенно, но М-модем, к которому был подключен эколог, все еще продолжал писать сигналы с гибнущего мозга,

Эти остаточные воспоминания попали в голову хакера, а вместе с ним последнее, что видел Георгий.

Глаза своего убийцы за окном, узкие, немигающие. Затягивающие в свою непроницаемую глубину. Черные, таящие под неподвижными веками ничто.

Глаза «падшего».

– Ты жив, – повторил рыцарь, помогая Антону встать на ноги. – Мы живы.

Снаружи в борту фургона красуется большущая вмятина. Под ней распластанное по земле тело в «доспехе», лицом вниз, плечевые насадки вырваны, что называется, с мясом. Левая нога нелепо подвернута и сломана в нескольких местах. В стороне валяется искореженный наруч с привинченным разгонником.

Какой же запредельной силой надо обладать, чтобы сделать из опытного бойца в силовом костюме такую отбивную?

Подойдя ближе, Глеб видит в спине Льва, напротив сердца, оплавленное круглое отверстие, аккуратно проделанное тепловым резаком. По краям запеклись черные сгустки.

– Ему тоже надо бить в сердце. – Сын Оракула останавливается рядом. – Любую другую рану он заращивает, регенерация круче, чем у «новых». Учти при случае.

– Учту.

– Я брат Егор. – Сын протянул разлапистую ладонь, состоящую исключительно из жестких и неудобных для пожатия выступов. – А ты Глеб?

«Становлюсь популярным», – с невеселой иронией подумал рыцарь.

– Глеб. Мы встречались раньше? Удовлетворившись крепостью тамплиерского рукопожатия, брат Егор выпустил его руку.

– Не-а, – весело щерясь, ответил он. – Твое имя назвал Оракул. И сюда нас послал тоже он.

– Повидаться бы с этим вашим Оракулом.

– Это на раз. Мы вас к нему и повезем.

– Куда? – вмешался подошедший Антон. Накачавшись двойной дозой стимуляторов, он почти оклемался. – Мне с вами, ребята, не по пути, мне нужно к друидам. Кстати, пушку никто не продаст? Торговаться не буду.

– К друидам тебе пока не нужно, – сказал брат Егор и полез под монашескую накидку. Но, против ожиданий Глеба, достал оттуда не убедительный довод в форме «стигмата», а блестящую вещицу, которую сунул в ладонь хакера. – Вот, Оракул сказал тебе передать.

Глеб осторожно разжал побелевшие пальцы Антона. И увидел тонкий платиновый браслет с надписью по внутренней стороне. «Два года счастья, любви и твоего бесконечного терпения. Спасибо тебе, единственная», – прочел он, прибегнув к небольшому увеличению.

– Узнаешь? –спросилу Антона Сын,

– Узнаю, – медленно ответил хакер, и рыцарь вспомнил шестиствольный разгонник, упиравшийся ему в бок. – Где этот Оракул?

– Пойдем к нам в машину. – Брат Егор сделал приглашающий жест. – Отсюда часа полтора езды.

Пока они шли прочь от раскуроченного фургона тамплиеров, Глеб пару раз обернулся на неподвижное тело Льва. «Значит, при случае, в сердце, –подумал он. – Надо запомнить».

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Стереоэкран над столом доктора Мураками – как окно в другой, отталкивающий и темный мир. Из динамиков, рассеянных для улучшенного объемного эффекта, доносится истошный вопль боли и страха:

– Нет, нет! Зачем! Я же все расказа… не-е-е-е-ет! И нечленораздельное бульканье.

Рос смотрел на экран со спокойным интересом, временами морщась от боли в боку. Во взгляде Ксаны поблескивало жадное любопытство. Сам хозяин кабинета, отвернувшись, следил за неторопливым танцем сиамских бойцовых рыбок в голографической имитации стенного аквариума. Вид человека по имени Юзеф Леви, растворяемого в жидком липофаге, он не находил ни увлекательным, ни приятным для глаз.

Дождавшись конца записи, доктор Мураками взмахом руки погасил экран и развернул кресло к Ивану.

– Итак, вы настаиваете на том, чтобы вам была предоставлена последняя попытка? – спросил он.

Охотник молча кивнул. Все уже было сказано. Каждая лишняя минута, проведенная в этом кабинете, отдаляла их от цели. Они и так потеряли без малого двое суток, пока был внесен залог, улажены формальности с Синклитом и медтехи вернули потрепанному Росу относительную боеспособность. Иван чувствовал, что его команда крепко влипла в это дело, как в кучу отборного дерьма из-под натуральной коровы.

– Вы представляете, во сколько компании обошлось ваше последнее освобождение из-под стражи? Возмещение ущерба, взятки чиновникам и Синклиту? – задумчиво проговорил Мураками. – Впрочем, неважно. Сегодня вечером я ожидаю отчет о результатах вашего визита к этой…

– Андреевой Марте, –подсказал Роман.

– Да. И постарайтесь на этот раз обойтись без лишней стрельбы и взрывов.

За его спиной Рос сделал вид, будто сплевывает на пол. Узкоглазый мудак, его бы в камеру к «новым». А лучше в эту ванну с расщепителем. Надо попросить у Куска отрывочек из слитого в клубе видеоархива. На память.

На месте они разделились. Рос, Иван и Ксана отправились навестить квартиру, где Антон Зверев проживал со своей подружкой. Во и Кусок остались внизу, в подземном гараже, не покидая белого фургона. Действовать предстояло тихо и деликатно. Дом, который они посетили, находился в престижном районе, среди ухоженных гидропонных садиков, сверкающих витрин и чистых тротуаров. А над крышами безмятежно порхали патрульные орнитоптеры, раскрашенные в мягкие, приятные для глаз цвета. Благодать.

Дверь нужной им квартиры оказалась открыта. Иван обернулся к Росу, но тот виновато развел руками. Электрошок вывел из строя его сканер, а на замену имплантата не было времени.

Тихо выругавшись, Иван включил детектор движения на своем «штальфаусте» и вывел его показания на головную панель. За дверью было тихо. Будем надеяться, что хозяйка отлучилась в магазин, забыв на всякий случай заминировать дверной проем перед уходом.

55
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru