Пользовательский поиск

Книга Падшие ангелы Мультиверсума. Содержание - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Поисковый кибер класса «Доберман» в точности похож на увеличенный металлопластиковый скелет любимца детей пса Бонни. Это объясняется тем, что забавная мохнатая игрушка, запоминающая голосовые команды, умеющая лаять, глотать мелкие предметы и небольно кусаться, ранний продукт компании «Неотех», послужила прототипом для серии армейских разведывательно-диверсионных роботов. Так в свое время «Шагающий скафандр космического десантника», созданный компанией «Toshiba» после выхода на экраны одноименного ЗD-мультфильма, оказался миниатюрным полигоном для испытания узлов первого силового бронекостюма.

Единственное отличие – вместо потешной головы анимированного пса у «Добермана» водруженный на гибкое полимерное соединение «нос». Рецептор-уловитель высокомолекулярных запахов, похожий на ротовую полость насекомого, окруженную находящимися в постоянном движении волосинками-щупами. Вокруг нее фасеточные «глаза», камеры, ведущие съемку одновременно во множестве диапазонов, и выступы направленных микрофонов.

«Посаженный» на запаховую метку кибер будет неотступно следовать за своим объектом, фиксируя каждый его шаг, каждый вздох и каждое слово. Его примитивный «мозг», надежно упрятанный вместе с источником питания в центр реберной коробки, одержим тремя простыми инстинктами: подчинения, преследования и самосохранения.

«Доберман» послушен своим хозяевам, внушающим ему свою волю последовательностью кодированных импульсов. Отвратить кибера от погони можно, только стерев первоначальный приказ из его памяти. Или уничтожив его самого.

Но это не так-то просто сделать.

– …Я говорю: ну, если я не могу снять у тебя номер, тогда я куплю всю гостиницу. Видели бы вы его рожу!

Первой засмеялась Даша, за ней ее подруга. Аркадий Волох вежливо улыбнулся, вовсе не находя эту историю смешной.

Лощеный официант, дождавшийся последней реплики Владимира, шагнул вперед и ударил в маленький гонг, отмечая вторую перемену блюд. Двое его одинаково незаметных коллег водрузили на скатерть огромный поднос с целиком зажаренным поросенком. В ресторане «Тысячелетний» подавали исключительно натуральные продукты. Цена некоторых блюд достигала уровня годового дохода обычного клерка, к примеру. Этот молочный поросенок вместе с гарниром из «чистых» овощей стоил еще дороже.

– Я буду резать сам, – сказал Белуга, отстраняя официанта и беря в руки специальные разделочные нож и вилку. – Без этого мясо теряет для меня вкус.

Первый продолговатый розовый с темной корочкой ломоть оказался на тарелке Дарьи Завалы, нынешней подруги и спутницы олигарха. Перед тем как, благодарно улыбнувшись Владимиру, приступить к еде, она незаметно втянула носом дурманящий запах подливки и специй, запах настоящего, а не выращенного в автоклаве мяса. Запах Очень Больших Денег.

Дарья все никак не могла к нему привыкнуть.

Ее успешная карьера модели прервалась в тот момент, когда на подиум неожиданно выскочил один из почетных гостей – высокий худощавый мужчина с бешеными смоляными глазами и черной бородкой, ровно обрамляющей крепкие скулы. Он схватил Дарью за руку и развернул к себе, скаля ослепительные зубы двуногого хищника. Вокруг них сомкнули кольцо его телохранители, карманная армия головорезов в тесно сидящих костюмах.

«Девочка, ты теряешь зря время и себя, – сказал он ей. И еще: – Хочешь, я заберу тебя отсюда?» Не зная, что ответить, она кивнула, завороженная горячим блеском в его глазах и запахом, который он источал, стоя к ней вплотную. Этот запах нельзя было перепутать с другими. Дарья вдыхала его, закрыв от предвкушения глаза, пока он нес ее на руках через изумленно перешептывающуюся толпу. Снаружи их уже ждал вертолет.

Она узнала его имя только на следующее утро. Над их постелью вспыхнул двухметровый экран, и диктор взахлеб поведал, что «известный мультимиллиардер, генеральный директор трансполисной корпорации „Неотех“ Владимир Белуга вчера совершил похищение Дарьи Завалы, молодой манекенщицы агентства…»

– Козлы, – зевнул ее похититель, без стеснения раскинувшийся рядом поверх смятого одеяла, – Разорались. А ты, значит, Дарья. – Он снова зевнул и почесал низ живота, заросший прямыми черными волосами. – А-а, симпатичное имя. Какой срок у твоего контракта, Даша?

– Контракт бессрочный, – ответила она. – Без права расторжения.

– Поня-ятно, – Белуга потер глаза тыльной стороной кулака. – Придется купить твое агентство. Хочешь, подарю его тебе?

– Не хочу, – тихо ответила она.

– Нет? – Он удивился. –А чего ты хочешь?

– Хочу, чтобы ты сбрил бороду, – сказала Даша. – У меня от нее вся кожа горит.

Владимир перестал сонно тереть глаза и заломил бровь. Ему уже давно никто не говорил, что делать. У него просили, с ним торговались. Все, и особенно женщины, к этому он привык, это давно успело ему осточертеть, и потому он сразу назначал достаточно высокую цену за безболезненное расставание. Эта девочка могла из простой подиумной куклы превратиться в кукловода. Шагнуть из его спальни сразу на целую ступеньку вверх. Получив в придачу шикарную цацку вроде бриллиантового кольца. Совсем неплохо для одной ночи, да? А она хочет, чтобы он сбрил бороду.

Белуге стало любопытно, насколько его с ней хватит. Как там сказал диктор? Даша?

– Закажи себе тряпок, – резко, но добродушно сказал он. – На мое имя, с экстренной доставкой. Через полчаса мы едем завтракать в «Гераклион». – Он подумал секунду, улыбнулся. – Бороду сбривать не буду. Привыкнешь.

Это случилось больше года назад. За это время Даша и правда привыкла ко многому. Привыкла к его показной грубости, резким переменам настроения, регулярным вспышкам гнева и подозрительности. Полюбила размах, непредсказуемый характер, гибкое и жилистое тело, яростные ласки.

Но иногда Владимиром овладевало непонятное беспокойство, он становился бесконечно далеким и чужим, не разговаривал с ней и стремился подольше оставаться один. В такие дни он улетал на охоту в Степь и привозил оттуда пахнущую кровью шкуру убитого и освежеванного его рукой метаволка. И тогда он вновь становился тем, к кому она привыкла, кого полюбила, но так и не научилась понимать.

На нос Глебу упала теплая жирная капля синтетической смазки. Выругавшись, он утерся безнадежно запачканным рукавом и задумчиво прикусил губу. Колодки в порядке, АБС тоже. Что же там стучит при торможении?

Было два варианта. Перестать ковыряться самому и подождать кого-нибудь из младших Агнцев, знающих толк в развалинах вроде этой. Или раздобыть мнемософт oldtimer-автомеханика… На это не было времени. Через полтора часа ему надо было уже облачиться в «доспех» и быть на дежурстве.

Кто-то его окликнул. Глеб, отряхиваясь, вылез из-под «Прометея», прищурился. Через большие окна в наклонной крыше ремонтного бокса слепило заходящее солнце, точнее, его отражение в системе гелиозеркал Ядра. Настоящее светило видели только счастливчики с верхних уровней или отшельники вроде Сергея. Остальные довольствовались динамической, изменяемой в реальном времени голограммой неба, заполняющей просветы между бесконечно тянущимися вверх зданиями Города.

– Там к нам пришли, – сказал кнехт по имени Марат. – Баба и двое «быков». Гладенькие такие. Явно сверху. Хотят поговорить с кем-то из братьев, а, кроме тебя, никого нет. Чистые, их на входе просветили.

– Пускай их сюда. – Глеб отер руки куском ветоши. – И слушай, пока я буду разговаривать, проверь мою «скорлупу», хорошо? Она в девятом гробу, на левом наплечнике звезда нарисована.

– Я знаю, Глеб, – улыбнулся кнехт. – Еще на шлеме пасть с зубами. Я же тебе ее и разрисовывал.

– Да, извини. – Рыцарь махнул рукой. – Совсем память стала ни к черту.

– А теперь я хочу выпить, – Владимир поднял бокал с шампанским, – за моего коллегу, помощника и, если он не возражает, друга. За человека, благодаря которому мой сон спокоен, а акции моих предприятий стабильны. За Аркадия!

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru