Пользовательский поиск

Книга Небесный суд. Страница 125

Кол-во голосов: 0

— Сколько заплат нужно наложить? — крикнул один из моряков.

— Порвана сеть, — ответил Эварт. — Нам надо…

Он не договорил, потому что обнаружил среди баллонов с летучим газом снаряд, зацепившийся за одну из опор жесткой конструкции.

Снаряд оказался цел, и Эварт слегка постучал по нему пальцами. Это был его последний шанс. Если он сумеет его взорвать, то с ним взорвется и весь аэростат. Если ему суждено погибнуть, то по крайней мере он захватит с собой еще десяток мерзкой солдатни. Правда, снаряд не стеклянный. Интересно, как же его сумели наполнить соком самострельных деревьев? Эварт пробежал пальцами по швам на корпусе снаряда. Неожиданно металлические пластины открылись, а его самого отбросило назад, к хлопающей на ледяном ветру холстине. Страховочная веревка дернулась, и Эварт, издав голосовой коробкой сдавленный крик ужаса, беспомощно повис в воздухе.

Глядя на него, квотершифтские матросы покатывались со смеху, полагая, что он потому свалился с корпуса аэростата, что не привык к своему новому металлическому телу и ему не хватило ловкости. Их гнусный хохот моментально прекратился, стоило им увидеть, как на ремонтную площадку приземлился паровик — сфера с шестью острыми, похожими на клещи, ногами и бронированным куполом вместо головы, из которой, словно гигантский комариный нос, торчал нагнетатель давления. Даже имея при себе винтовки, квотершифтские солдаты имели нулевые шансы — шесть смертоносных жерл принялись поливать их огнем, кромсая и разрывая на части. Изрешеченные пулями тела моряков полетели вниз, в баллоны с газом. Паровик переключил внимание на сами баллоны, открыв огонь по кожаным мешкам с летучим газом. Те моментально взорвались, и в холодное брюхо аэростата начал вытекать приторно пахнущий газ. После этого паровик — вернее, клон одного из быстродумов, находящихся внизу на земле — развернул нагнетатель давления в направлении хохочущего биоробота.

— Отличная работа, приятель! — похвалил паровика Эварт. — Мне, правда, не хотелось бы сбивать позолоту с твоего пряника, но все-таки скажу честно: тебе придется попотеть здесь целый день, если ты хочешь таким образом уничтожить аэростат.

На земле быстродум в мгновение ока проанализировал сложившуюся ситуацию. Уравненные шакалийцы были тяжелы, аэростат с трудом удерживал в воздухе человеческий груз. Судя по всему, это были моряки, захваченные в Шэдоуклоке, а отнюдь не революционеры. Быстродум перевел сказанные биороботом слова — «сбивать позолоту с пряника», — это выражение, было в ходу у моряков и означало «отравлять радость». Управляемый с земли клон мгновенное принял решение. Неожиданно выбросив похожую на клещи руку, он разрезал железное тело.

— Так будет лучше, приятель. А теперь я дам тебе черного пса в обмен на белую обезьяну и покажу, где находится хвостовое управление, — произнес Эварт, поднимаясь с ремонтной площадки. — После чего мы можем зайти в бомбовый отсек и сбросить оттуда вниз, к их друзьям, еще с полдесятка шифтеров.

На земле мыслители в срочном порядке анализировали полученную с борта аэростата информацию — словно мотыльки, решения порхали от одного сознания к другому, после чего внедренным на аэростаты клонам, а также артиллерийским расчетам на земле было передано руководство к действию.

Уравненный пилот и паровик вместе исчезли в чреве аэростата. Им предстояло хорошо поработать.

Оливер гнал своего скакуна вперед. На заснеженной равнине, через которую он мчался, к небу взлетали фонтаны земли и языки пламени. Его новый конь, которого он тоже взял без спроса, принадлежал шакалийскому кавалерийскому полку, так что ни грохот орудий, ни царящий вокруг хаос не пугали его. А вот цыганская кобыла, на которой ехал Шептун, продолжала бег лишь потому, что впереди мелькал хвост другой лошади.

Аэростаты продолжали бомбардировку, вокруг царили шум и полная неразбериха. В такой обстановке трудно понять, где свой, а где чужой. Лишь ощущение близости меченых — бойцов Особой Гвардии — давало возможность сориентироваться. Оливер на полном скаку летел к восточному флангу.

Мимо него, шатаясь, прошел шакалийский солдат с боевым штандартом парламента. Знаменосец продолжал что-то выкрикивать, видимо, пытаясь воодушевить товарищей, однако за ним уже никто не следовал. Два мятежника из числа приверженцев Бена Карла тащили по снегу третьего. Как оказалось, в палатку полевого госпиталя. Оливер показал им дорогу, однако они пропустили его слова мимо ушей и тут же угодили под огонь пушек Третьей Бригады. Солдат, которого они тащили, был мертв. Оливер попытался крикнуть вдогонку его товарищам, но те уже исчезли среди клубов дыма.

Откуда-то из гущи кровавой кутерьмы показался отряд пехоты; судя по разноцветным киверам и мундирам, после падения Миддлстила его наспех сформировали из разрозненных остатков шакалийских частей.

— Вы видели шифтерских экзоскакунов? — крикнул их офицер всадникам.

— Нет, нам они не попадались, — крикнул в ответ Оливер.

— Тогда будьте осторожны, их здесь целый эскадрон. Уланы.

Офицер хотел сказать что-то еще, но в следующее мгновение в него попала пуля, и он упал на землю. Шакалийцы с ужасом смотрели на поверженного командира. Откуда-то из-за снежной пелены донесся жуткий вой, после чего из метели вынырнула группа солдат — разумеется, бегущих с поля боя, а отнюдь не наступающих. Разумеется, шакалийских. Ковровая бомбардировка с аэростатов окончательно сломила их боевой дух. Несколько человек из отряда пехотинцев, махнув рукой, бросились вслед за дезертирами. И только красные мундиры мелькали среди снега — отличная мишень для улан.

— Стоять! — крикнул Оливер. — Всем стоять!

Солдаты не вняли его команде. Они вряд ли даже ее слышали, охваченные ужасом.

— Посмотрите на небо! — крикнул Шептун. — Посмотрите на небо!

Большая часть аэростатов прекратила бомбардировку. Их канаты были перерезаны, и они поднимались все выше и выше в небо. Однако не это поразило солдат, а то, что было ниже. Бегущие тотчас замерли на месте, разинув от удивления рты. Клубы дыма и снежные облака образовали нечто вроде гигантских призраков, с мечами в руках. Призрачные фигуры кружились вокруг аэростатов, рядом с ними проступали очертания бегущих львов. Казалось, небеса разверзлись, и оттуда на свободу наконец вырвалась душа Шакалии.

— Первые короли! — взревел Шептун. — Вернулись первые короли!

Повсюду на поле боя люди стояли, задрав головы, глядя, как в вышине потрясает мечами призрачное воинство. Верховые офицеры едва не соскользнули с седел. Солдаты, увидев в небе волшебные картины, в ужасе застыли на месте. У волынщиков перехватило дыхание, и пронзительные звуки их инструментов наконец смолкли.

Тцлайлок, стоявший рядом с маршалом Ариндзе метал громы и молнии, осыпая проклятиями солдат Третьей Бригады. Те стояли, уставившись на небо и совершенно позабыв о том, что им нужно заряжать пушки.

— Это все наваждение, компатриоты. Они не настоящие! Кому сказано, вы, безмозглые чурбаны, они не настоящие!

Он схватился руками за голову.

— Прочь из моей головы! Немедленно!

— Наши воздушные суда прекратили бомбардировку, — доложил маршал Ариндзе, глядя вверх на темные силуэты, которые молча парили среди снежных туч.

Пораженный внезапным затишьем, он не заметил, что тело Тцлайлока увеличилось в размерах. Кожа председателя Первого Комитета Шакалии вспучилась массивными буграми, словно под ней отложили личинки какие-то насекомые.

Ариндзе щелкнул пальцами, и один из штабных офицеров торопливо подал ему подзорную трубу. В корпусах аэростатов зияли пробоины, однако такой урон воздушным судам не страшен. Сколько раз ему доводилось видеть, как шакалийские аэростаты, можно сказать, заглатывали свинцовые ядра, которыми их обстреливали с земли, и как ни в чем не бывало продолжали сеять смерть, нанося сокрушительные удары по наземным целям. Ариндзе давно сделал для себя вывод: аэростаты непобедимы, это парящие в воздухе шакалийские ангелы смерти. Всякий раз, когда Квотершифт ввязывался в войну со своим западным соседом, аэростаты королевского флота переламывали ее ход в свою пользу. Именно эта чертова непробиваемая летающая лавина не позволяла истинным хозяевам континента взять верх над проклятыми лавочниками и менялами. Имея в своем распоряжении мощную воздушную армаду, невозможно потерпеть поражение — таков неумолимый закон войны. Да что там! Закон самой природы.

125

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru