Пользовательский поиск

Книга МЕТРО. Предыстория. Содержание - Глава 2. Война

Кол-во голосов: 0

– Кто идет? – взволнованный голос патрульного был незнаком Хантеру.

– Эд Хантер. Меня вызывали!

– Медленно подойдите, руки держите на виду!

Хантера подмывало проучить нервного новичка, но он сдержался – в конце концов, парень ни в чем не был виноват. Дав удостовериться, что он – тот, за кого себя выдает, Хантер попросил проводить его на место происшествия.

4.

На «Арбатской», в кабинете, когда-то принадлежавшем генералу Никонову, а после него – Мельникову, было душно и жарко – не спасал даже кондиционер.

– Пачэму наших чэлноков не пускают за «Камсамолскую»? Пачэму Камитет нэ принимаэт мэр к «Бауманской»? Я нэ гаварю про юг аранжевой вэтки… Сколко лэт все становится толко хужэ и хужэ! – горячился Георгий Твалтвадзе, задавая риторические вопросы, ответы на которые другие члены Комитета знали не хуже и не лучше него. Но неожиданно для остальных он вдруг заявил:

– Ми посоветовались с нашими друзьями с «Киэвской», «Смалэнской», с «Парка Побэды» и «Площады Рэволуции» и решили, что ми больше нэ будэм платить Камитету, каторий нэ может зашишать наши интэресы. Ми нэ будэм виполнять рэшений Камитета бэз их утвэрждэния на нашем савэте! Ви всэгда можэте рассчитыват на наш добрий отношение – но и толко!

– Ну, Георгий Амвросиевич, вы и загнули – на «Смоленской» база отряда Мельникова…

– Но там есть гражданская админыстрация, она на нашэй сторонэ, так что за базу ви еще и нам платить будэте…

– Георгий…

Твалтвадзе резко поднялся.

– Что Георгий! Я уже трыдцать дэвять лет Георгий! Пачэму ви гатови проглотит чей угодно нэзависимость – но нэ наш?

Твалтвадзе подошел к двери и открыл ее.

– Или ви соглашаетэсь, или ми оставляем за собой свабоду дэйствий!

Хлопок двери – и гробовая тишина в комнате.

– Гм… – первым нарушив затянувшееся молчание, прочистил горло заместитель председателя Комитета Валерий Петрович Логинов, курировавший вопросы безопасности. – Тут еще нехорошая информация поступила – в результате инспекторской проверки нашей службы безопасности – на Лубянке какие-то «частные» заключенные обнаружились… с севера красной ветки.

– Что значит «частные»?

– А то и значит – не приговоренные судом… И они утверждают, что их сюда отправляли по приговору «революционного трибунала».

– Виновные найдены?

– Пока нет, ведется расследование.

Дверь неслышно приоткрылась и в нее проскользнул лейтенант ФСБ, наклонился над ухом Логинова и произнес несколько слов. Логинов побледнел.

– Господа, – Логинов поднялся со стула, – мне только что сообщили – на «Лубянке», «Чистых прудах» и «Красных воротах» начался мятеж красных. Подразделения охраны частично разоружены, частично перешли на сторону мятежников.

– Дерьмо, дерьмо, дерьмо… все одно к одному… Объявляйте общую тревогу, вызывайте спецназ со «Смоленской» и «Тульской»! – председатель Комитета Яремчук схватился за трубку телефона, бросил ее, снова поднял.

– Я выдвигаюсь на «Новослободскую», соберу там Северный батальон охраны и займу с ним «Проспект Мира» и «Комсомольскую» – произнес Логинов, – Ямпольский – поднимайте Южный батальон и блокируйте «Курскую» и «Китай-город». И главное – «Кузнецкий мост» – за него головой ответишь! Патрахальцев…

– Сколько раз вам говорить – я не ПатрАхальцев, а ПатрахАльцев…

– Надо будет – Замудонцевым станешь! Ты не препирайся, а блокируй со спецназом «Охотный ряд» и «Тверскую». Всё, метнулись все!

– Действуйте, действуйте!

Глава 2. Война

5.

До «Новослободской» Логинову без приключений добраться не удалось – внезапно вырубился свет в тоннеле к «Менделеевской», и откуда-то из темноты раздалась автоматная очередь. Погасли разбитые фары, застонал и сполз на пол водитель мотовоза, пулеметчик открыл ответный огонь на вспышки выстрелов. Противно завизжали рикошетящие пули – и наступила тишина. Логинов наощупь нащел коробку с ПНВ, закрепленную на стенке кабины, натянул на лоб прибор и щелкнул выключателем.

Темнота.

– Мля, ну ептвойумать! Батарейкам, что ли пиндец? Слышь, воин, – обратился он к пулеметчику, – у тебя ПНВ живой?

– Никак нет, господин заместитель председателя! – официальное обращение прозвучало в пустом темном тоннеле странно, даже нереально.

– Мля…

Логинов наклонился над водителем:

– Эй, живой? – взяв водителя за плечо, Логинов почувствовал, что рука попала во что-то вязкое и влажное. Тело водителя от прикосновения потеряло равновесие и, опрокинувшись набок, гулко стукнулось о стенку.

– Эй, воин, как тебя там?

– Рядовой Глазов!

– Глазов, ты мотовоз водить умеешь?

– Так точно!

– Тогда иди сюда… И брось ты эти военные обращения… В одной жоппе сидим…

Боец повозился в темноте, негромко матюгнулся – и мотовоз дернулся и пополз по тоннелю. Впрочем, проехать удалось недалеко – еще метров через сто он неожиданно завалился на бок, прочертил с жутким скрежетом бортом несколько метров по стенке тоннеля и остановился. В глаза Логинова ударил яркий свет – и хриплый голос скомандовал:

– Эй, уёпки, быстро вылезайте нах. И лицом на землю!

6.

Закончив с осмотром места происшествия, Хантер вышел на станцию «Красные ворота». Что-то на ней изменилось – и это настораживало. Впрочем, прежде чем Хантер успел понять, что тут не так, в лицо ему уперся зрачок калашникова.

– Это же спецназовская сука! В расход его нах! – тараща залитые алкоголем глаза заорал небритый мужик, сжимавший в мускулистых руках автомат. На голове у него был черный берет с нашитой красной лентой.

– Сидоров, отставить! Обыскать его – и в обезъянник! – уверенный тон командира заставил небритого немного остыть. Сильные руки быстро обшмонали и разоружили Хантера, попутно ловко стянув с него ботинки с высоким берцем и кожаный плащ.

– Ребята, вы чего? Я вообще-то тут убийства расследую. Вы меня к начальнику проводите…

– Проводим, проводим… Он тоже в обезьяннике – трибунала ждет, – гоготнул небритый Сидоров, – И ты подождешь… сука.

Кто– то подтолкнул Хантера стволом в спину, и его проводили в тесную каморку, стены которой были окрашены в казенный зеленый цвет и поместили в зарешеченную ее половину, где уже находилось человек восемь, включая начальника станции.

Хантер примостился на краешке жесткой скамейки рядом с начальником, прислонился спиной к стене и шепотом поинтересовался:

– Егор Михайлович, что тут у вас такое?

– Переворот… Красные – они и раньше пропагандой занимались, а сегодня…

– Понятно. По идее, Комитет уже в курсе – и нас скоро вытащат.

– Я бы на твоем месте на Комитет особо не рассчитывал… – начальник не стал продолжать мысль, но Хантер его прекрасно понял. Он вытянул ноги, закрыл глаза и прислонил затылок к прохладной шершавой стене. Способности засыпать в любой обстановке он выработал еще во время службы в Корпусе морской пехоты США, и этот навык всегда помогал ему расслабиться и на время отключиться от проблем, которые он все равно не мог решить в данный момент.

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru