Пользовательский поиск

Книга МЕТРО. Предыстория. Содержание - 75.

Кол-во голосов: 0

75.

День для Мельникова начался достаточно стандартно – за те пару недель, что прошли с появления Рыси в команде, он уже привык просыпаться от того, что девушка пристраивалась к нему под бок и начинала покусывать его за ухо.

– Серёня, доброе утро! Вставать будешь?

– Не… до общего подъёма ещё час, так что пока у меня другие планы.

– Какие?

– А то ты не знаешь…

После того, как полковник всё-таки выбрался из палатки и даже успел перекусить, к нему подошёл «Кобра».

– Командир, тебе звонил Москвин. Просил связаться.

– Не сказал, что ему?

– Не… Наверное, ребят попросит…

«Кобра» оказался прав. Саша Москвин, извиняясь, спрашивал у Мельника, нет ли у него «лишних сталкеров» для «временного осуществления функции дозорных» где-то в конце красной ветки. Мельников, решив, что он вполне может сходить к нему сам, позвал Рысь и предложил ей прогуляться с ним – отчасти из-за вопросов безопасности, отчасти потому, что ему просто так захотелось. Девушка не стала отказываться, и вскоре Москвин лично рассказывал им о цели их визита.

– За Спортивной начались какие-то брожения… Вроде, метромост – бывшая станция «Воробьёвы горы» – разрушен и никого на нём и за ним быть не должно. Но вот ребята говорят, что из тоннелей доносятся какие-то шумы, шаги, голоса… Они не из пугливых, но по ним видно, что они скоро откажутся дежурить. Посидите там, а? Может, что поймёте – как-никак, у вас опыта больше!

– Рысь?

– Полковник? – они переглянулись между собой, потом девушка, тряхнув головой, обратилась к «губернатору» красной ветки:

– Да, мы посидим. Что насчёт еды, воды, патронов?

– Паёк вам выдадут, патроны – тоже. Ну и соответственное вознаграждение по результатам…

76.

Они вдвоём сидели у дозорного костра на 350-м метре перегона Спортивная – Воробьёвы горы. Рысь смотрела в огонь, Мельников, от нечего делать, выщёлкивал из запасной обоймы патроны и потом вставлял их обратно. Наконец молчание надоело ему.

– Расскажи про себя! – обратился он к девушке. – А то сколько уже знакомы, а я ничего о тебе не знаю…

– А? – отвлеклась она. – Извини, я прослушала…

– Я попросил, чтобы ты рассказала что-нибудь о себе.

– Хм? Да ты и так всё знаешь… Сталкер я, что тут говорить.

– Да нет. Что было «до»? Где ты жила, чем занималась? Да и вообще, как тебя зовут-то по-настоящему? Не Рысь Владимировна ведь!

Девушка улыбнулась:

– Нет, само собой. А вам зачем это, Сергей Алексеевич? Меня пять лет не называли по имени!

– Ну и что? Оно же от этого не исчезло!

– Это точно… Валерия Александровна я по паспорту…

– Валерия… Лера… Красивое имя.

– Я рада, что тебе нравится.

– Кстати, не уходи от первоначального вопроса! Расскажи про то, что «до»…

– Злой ты. Сам не рассказываешь, а меня заставляешь!

– Я? Заставляю?! – Мельников аж привстал с места. – Ты смеёшься! Заставить тебя что-то сделать – не проще, чем библиотекаря приручить!

– Забавное сравнение… Ладно, так уж и быть. Эх, гитары нет, а то я сейчас под неё рассказала бы… В общем, что тут говорить… Жила я на Медведково, ещё домик был по Рублёвскому шоссе. Ну, машина, гараж – это само собой. Я до удара только-только кандидатскую диссертацию защитила по юриспрудеции. Юрист я бывший…

– Бывших юристов не бывает! – усмехнулся Мельник. – Извини, что перебил.

– Ничего. Так вот. Защитилась, собиралась на море уезжать, а тут – этот апокалипсис. Я не поняла сначала, что произошло. В метро ехала – домой. А тут – не выпускают. Я им и так, и по-другому, и слезами, и убеждением, и силой – говорю, у меня там сын и муж – нет, не пустили… Как я потом себя упрекала, что не вышла… – голос девушки дрогнул, но она продолжила, – а как поняла, что ничего у меня в жизни не осталось, кроме сумочки, с которой я в метро ехала, так и вообще наплевать на всё стало. Мужчин на станции мало было, да и район – хилый. Выходила я на поверхность – без костюма, без дозиметра, лекарства и еду из близлежащих магазинов доставала. Потом костюм нашла – на Рижской, и до Ашана несколько раз съездила. А дальше – передала всё энтузиастам-мужчинам и пошла на Проспект Мира, к местному коменданту. Он сначала смеялся надо мной, а потом… ну, в общем, принял как данность, что я у них останусь.

– То есть «как данность» – это потому, что он ничего не мог придумать, как от тебя избавиться, да? – засмеялся полковник.

– Ну, типа того… Дальше, когда народ оправился от первого шока и понял, что обустраиваться нужно, они начали заказы мне делать. Я принимала, ходила, приносила – всегда, даже если в окрестностях этого не было. Точно знаю, что на меня спорили и ставки делали – принесу или нет. Я оплату сначала брала как часть от добычи, а вскоре уже патронами начала – самая ценность ведь… Ну, и вот что получилось. Пришлось и кочевать по станциям, и скрываться, и много чего ещё. Зато теперь не жалею. У меня денег хватает, клиентов тоже, могу ни в чём себе не отказывать, да ещё и бизнес хочу свой открыть.

– Хм?! – удивился Мельников. – Какой бизнес? По-моему, в метро давным-давно уже всё поделено! Врачи – на Кузнецком Мосту, техники – за Курской, развлекаловки бандитские – за Октябрьской…

– Нет, я кое-что новое придумала. Точнее, не придумала, а скопировала. Это уже есть, просто мало кто знает и ещё меньше могут себе позволить…

– Заинтриговала! – полковнику и вправду стало интересно.

– На поверхности это называли «недвижимость». А здесь – даже не знаю… В общем, квартиры в метро.

– Это как?

– В перегонах и рядом со станциями есть бывшие технические помещения и переходы. Большинство из них уже приспособлено под различного рода производства, но некоторые ещё пустуют. Ими-то и занимаются. Выкупают, приспосабливают под жильё и продают. Бешеные деньги запрашивают!

– Ещё бы… И сколько таких дельцов?

– Пока одно агентство, мои знакомые с Китай-города открыли. Да там помещений так мало, что мне и с ними не разойтись…

– Бред какой-то! – пожал плечами Мельников. – Пустую конуру, без света, без кровати – продают за бешеные, как ты говоришь, деньги? Странно…

– Они за самую маленькую, на окраине, запрашивают пятнадцать штук! А уж центр – и говорить нечего, до трёхсот доходит! Прямо как в старые времена, когда квартиры на Чистых Прудах и около продавались по миллиону долларов! Но самое странное – их ведь покупают!

– Мда… И ты хочешь в это влезть?

– Хочу. Но у меня затея немного иная. Да, я буду выкупать помещения, и переделывать и всё такое. Но – туда можно свет подвести, я уже говорила с Альянсом, и можно обстановку кое-какую сделать. Конечно, за пять лет наверху мало что осталось, но ведь что-то есть. Столы, стулья, кровати, диваны, торшеры… посуда…! – глаза у девушки светились, видно было, что она говорит об идее, давно ею обдуманной и очень любимой.

– Небезынтересно! – признал полковник. – Но, по-моему, небезопасно и трудоёмко.

– Естественно! А какой кайф заниматься тем, что безопасно и просто? Это каждый дурак может! Ты вот доберись до «Ашана» или «Громады», возьми там вещей, вернись, дезактивируй, собери и поставь! Зато какое самоудовлетворение! – Рысь с наслаждением потянулась и уселась у костра поудобнее.

– Ну, тогда тебе и цены нужно назначать соответствующие, на порядок выше, чем у них.

– А смысл? Нет, цены должны быть такими же, а условия – лучше. Тогда народ будет приходить ко мне, а они вскоре будут вынуждены продать мне бизнес…

– Они проще тебя пристрелят где-нибудь в переходе.

– Вряд ли. Они хоть и бандиты, но не беспредельщики. Убить меня – это скандал всеметровского масштаба, их просто перебьют после такого.

– Тебе-то уже будет всё равно!

– А я говорю – не будут они этого делать… Ладно, фигня. Да и если убьют – какая разница? У меня здесь никаких обязательств, ничто и никто не держит…

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru