Пользовательский поиск

Книга МЕТРО. Предыстория. Содержание - Глава 10. Чистильщик

Кол-во голосов: 0

Подошел и присел рядом на корточки «Бурят». Помолчал и, вздохнув, произнес:

– Звонили с «Кузнецкого»… Они делали все, что могли… Но переохлаждение было слишком сильным… А с девочкой все в порядке – они спрашивают, как ее зовут, им надо оформлять документы для передачи ее в приют на «Цветном бульваре».

– Надей девочку зовут… Надеждой… – сдавленным голосом произнес Мельников.

Глава 10. Чистильщик

53.

– Дядя Эд, а расскажите что-нибудь еще? Ну, пожалуйста! – хитро поблескивая глазами, просил Хантера Эдик-младший. Сидящие вокруг костра ребята закивали головами.

– Ну, про Афган и Ирак я вам сегодня уже рассказывал, расскажу-ка про то, как мы с полковником, – Хантер кивнул на стоящего поодаль перед шеренгой новобранцев Мельникова, – и с ребятами к реактору ходили…

Мальчишки притихли.

– Так вот, значит…

Закончив рассказ (впрочем, историю спасения Эдика Хантер тактично опустил), сталкер поднялся и потянулся.

– Ладно, пацаны – время позднее… пора отдохнуть…

Ребята, и так получившие баек сверх нормы, разошлись, по пути вполголоса обсуждая услышанное.

– Зачем ты им все это рассказываешь, Эд? – поинтересовался закончивший занятия Мельников.

– Как это зачем? Должно же новое поколение знать, кому обязано тем немногим, что оно имеет…

– Нескромно это как-то…

– Ничего… зато лет через пять эти пацаны будут решать, чем им заниматься в этой жизни – и придут к нам.

– Н-да… лет через пять… Неужели мы не найдем выхода отсюда, не вернемся к нормальной жизни…

– Может, и вернемся. Но и тогда эти пацаны будут нам нужны… Да только не верю я в «нормальную» жизнь. Как хочешь – не верю.

Хантер помолчал.

– Знаешь, командир, нам менять тут кое-что придется… иначе – сожрут. Мы вот все наверх ходим, молодых готовим к этому же – а кто будет порядок в метро поддерживать? Ты посмотри, Комитет ни хрена не справляется, ну разве что у себя, в центре… А вокруг – бандиты, шпана какая-то… экстремисты появляются всякие… Чистить это надо кому-то…

– И что ты предлагаешь? Полицию создать?

– Понимаешь, командир, полицию или не полицию, но что-то делать надо… Например – чистить… в частном порядке…

– Правосудие по-техасски? – невесело усмехнулся полковник. – Тебя не Крутой Уокер зовут?

– Зря ухмыляешься… Если порядок наводить некому, если наш большой друг Кирьянов что-то притих…

– Зря ты на него бочку катишь – у него людей совсем мало осталось…

– А у кого их много? Ладно, хрен с ним, с Кирьяновым – все равно за всем он не уследит… В общем, командир, ты как хочешь – а я и с ребятами про это потолкую.

– Валяй… Может, в чем-то ты и прав… Закон теперь один – сила, и только так можно вопросы решать…

54.

– Помогите! Держите вора! Последние деньги украл! – на крики несчастной старушки никто не обращал внимания. У всех хватало своих забот на кишащей народом «Белорусской» – и гоняться за шустрым чернявым малым было некому. У седой как лунь бабушки подкосились ноги и она медленно опустилась на гранитный пол.

Чернявый парень, выхвативший у нее авоську с продуктами и позвякивавшим кульком с несколькими патронами, перебежав платформу, спрыгнул на пути и вбежал в тоннель. Неожиданно дорогу ему перегородил плечистый мужик в длинном кожаном плаще.

– Не спеши… – его рука железной хваткой сжала плечо чернявого. – Ты заповеди знаешь? Не укради, например…

– Пошелнах! – огрызнулся парень и попытался вырваться.

– Грубить тоже нехорошо, – спокойно произнес здоровяк.

– Да я тебе… – в руке парня появился нож. Столь же мгновенно в левой руке здоровяка появился здоровенный автоматический пистолет Стечкина с глушителем.

– Брось нож, пожалуйста, – не меняя тона, произнес мужчина, приставляя пистолет к голове парня.

Нож звякнул по бетонному полу. Мужчина опустил пистолет, секунду помедлил – и прострелил чернявому правую руку.

– Еще раз увижу – пристрелю, как поганую собаку… – здоровяк поднял выпавшую авоську и пнул ногой нож. – Усвоил?

Повернувшись к парню спиной, он пошел по направлению к платформе. Чернявый, несмотря на то, что из простреленной кисти лилась кровь, злобно оскалился и, подхватив здоровой рукой нож, бесшумно кинулся вслед за обидчиком, собираясь ударить его в сонную артерию.

Когда до амбала оставалось не больше метра, тот внезапно обернулся, вскинул руку и всадил чернявому пулю прямо в глаз. Парень без звука рухнул на пол, а Хантер поднялся на платформу, походя кинув охраннику: «Ты бы послал кого падаль в тоннеле прибрать… на корм свиньям…», после чего подошел к сидящей на прежнем месте старушке и отдал ей сумку и драгоценный мешочек, добавив от себя еще десяток патронов.

– Бог в помощь, бабуля!

55.

From the Halls of Montezuma to the shores of Tripoli

We fight our country's battles in the air on land and sea.

First to fight for right and freedom

and to keep our honor clean

We are proud to claim the title

оfUnited States Marine.

Напевая себе под нос удалой мотив гимна морской пехоты, Хантер шагал по тоннелю от «Чистых прудов» к «Красным воротам». Настроение его не было столь веселым – хотя он и считал свою форму правосудия правильной и единственно возможной, в дальнем уголке души его грыз какой-то червячок. И чем дальше, тем сильнее становилось это не то чтобы сомнение – но чувство какого-то внутреннего дискомфорта, которое он и пытался в себе заглушить, мурлыча под нос бодрый гимн Корпуса.

Человек, которого Хантер убил всего полчаса назад, валялся у него в ногах, вымаливая пощаду. Хантер с каменным лицом слушал его мольбы – ради детей, ради жены-инвалида – но перед его глазами стояли жертвы этого негодяя, ради пропитания своих детей вырезавшего целую семью, жившую в сбойке около «Баррикадной». Мерзавца видели патрульные – выходящим из их «квартиры» с объемистым мешком, а когда поняли, что произошо – его и след простыл. Когда информатор сообщил об убийстве пяти человек Хантеру, тот быстро нашел преступника – и взял с поличным, при попытке сбыта части похищенного. Человек ничего не пытался отрицать, но, когда Хантер потащил его в тоннель – «поплыл», стал плакать и просить отпустить, предлагая все, что угодно…

– Чем я лучше него, – крутилось в голове Хантера, – я обрек на медленную смерть его жену, возможно – детей… Детей, может, даже на то, что хуже, чем смерть – на торговлю собой. Черт, черт, черт… Но я не мог поступить по-другому… Не мог…

…If the Army and the Navy ever look on heaven's scenes

They will find the streets are guarded by

the United States Marines.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru