Пользовательский поиск

Книга МЕТРО. Предыстория. Содержание - Глава 5. Возмездие

Кол-во голосов: 0

– Понял. Приду…

– Вот и добро. До завтра.

Мельников положил трубку и взглянул на Хантера.

– Завтра. На синей Курской.

– Понял, – кивнул Хантер и вышел.

Глава 5. Возмездие

20.

На «Курскую» Мельников пришел в сопровождении одного полковника Генштаба и профессора Семина, представлявшего «гражданскую» власть. Навстречу им из тоннеля вышли также три фигуры – в одинаковых черных бронежилетах и комбезах, касках-сферах, со свисающими на груди ПНВ на ремешках. Все трое вооружены. Прямо на бронежилеты прикреплены знаки различия: в центре – генерал-лейтенант, по бокам два полковника. Обе тройки сошлись в центре зала.

– Ну здравствуй, «старый Мельник»… – ехидно сказал генерал. – Я – Стеценко. Хочу еще раз предостеречь тебя от фокусов – вы все трое на прицеле, это так – для сведения.

– Слушаю вас внимательно, – не отвечая на приветствие, произнес Мельников.

– Хочу сделать тебе предложение… от которого ты не можешь отказаться… – Стеценко дословно повторил слова Никонова. Мельникову вспомнился знаменитый гангстерский фильм, и его губы слегка изогнулись.

– Не радуйся, – бросил Стеценко, – но и не огорчайся. Мне кровь не нужна… И даже власть – в вашем понимании. Просто не лезь в дела других станций – и все. Играй в свои игры на Серпуховке, на Арбатской… даже на всем вашем центральном узле – но дальше – ша. Полезешь – умрут невинные люди. Вот текст договора, там все это красивым языком изложено, чтобы потом разговоров и разночтений не было. – Стеценко картинным жестом вытащил из планшета бумаги.

– А если не соглашусь? – спросил Мельников, как бы не замечая вытянутой руки генерала.

– Я тебе сказал – пострадают невинные люди. А ты умрешь. Сейчас мои стрелки уже заняли позиции – и стоит мне хлопнуть в ладоши… А потом – еще звоночек, и на Серпуховке погуляет смерть. Впрочем, женщинам легкой смерти не обещаю, – с улыбкой добавил Стеценко.

– Я офицер Я давал присягу служить Родине и порядку. Я не могу отдать тебе выживших… – произнес Мельников, обводя взглядом потолок.

– Дурак ты… – бросил Стеценко.

– Вы не можете, не имеете права! – взорвался профессор. – Вы, полковник, играете жизнями мирных людей! Вон они – убей их сам, своими руками – профессор махнул в сторону торца зала. Там робко маячили несколько фигур – женщины и дети. Профессор выхватил из рук генерала бумаги.

– Я уполномочен гражданским населением метро принять ваши условия. Нас – большинство!

– Профессор, вы не понимаете! – рявкнул Мельников, проклиная профессора за то, что тот, сам того не зная, срывает тщательно продуманный план.

– А ты, убийца, много понимаешь! – взвизгнул Семин.

Стеценко вздохнул.

– Ну, пока вы тут грызетесь… Думаю, мы можем решить вашу проблему, профессор. – Рисуясь, он поднял руки, и, воздев их вверх, трижды хлопнул.

– Нет!!! – завизжал профессор, прямо на коленке подписывая документ.

21.

Эффект от хлопков Стеценко был ошеломляющим, но несколько отличался от ожидаемого. Сначала, проломив своей тяжестью рельефные ромбики на потолке, сверху упали три трупа в черных комбинезонах и кувырнулись по ступенькам перехода, а следом, по сброшенным веревкам, соскользнули вниз трое в похожих черных костюмах, но с белыми платками, повязанными на правой руке, на лету ведя огонь из автоматов с глушителями по изумленному Стеценко, по одному из его сопровождающих и по мелькавшим между пилонами черными фигурам. Звенели гильзы, падающие на гранитный пол, и слышались частые негромкие хлопки. Затем раздался рокот дизелей, и по обоим путям со стороны «Площади Революции» на станцию вползли мотовозы, поливая свинцовым дождем пулеметного огня убегающие и падающие черные силуэты. Мотовозы прошли станцию и ушли дальше, стрельба стихла. Пахло порохом, выхлопами дизелей и кровью.

Перед Мельниковым стоял один из сопровождавших Стеценко полковников, а под упавшим на колени профессором расплывалась лужица… Стеценко, второй сопровождавший его полковник, и генштабист, пришедший с Мельниковым, были мертвы. Подошел улыбающийся Хантер, поднявший на потный лоб свою маску. За ним, опустив автоматы, шли «Стикс» и «Кобра»

– Но почему… – потрясенно Мельникова спросил незнакомый полковник.

– Почему вы живы? Потому что, Кирьянов, генерал Никонов успел мне передать информацию о вас – «Как мне проехать на Коломенскую?» – произнес Мельников условную фразу.

– «С двумя пересадками», – ответил Кирьянов. – Но как…

– Никонов рассчитывал, что именно вы будете со Стеценко…

– А он? – Кирьянов кивнул на распростертого генштабиста.

– Работал на Стеценко. – подтвердил Мельников.

– Серпуховка?

– Думаю, в порядке. «Стикс», соедини меня с «Гоблином».

– «Гоблин» на связи.

– Серега, как там у вас?

– Чисто. Тринадцать двухсотых. Все чужие. Два сотых, один из них наш, тяжелый. Но вытащим… Чужого ребята уже допрашивают.

– Спасибо, ребята! С Серпуховкой порядок – Мельников уже обратился к Кирьянову. – Ну и что делать будем, Виктор Романович? Думаю, договор, подписанный этим, – он кивнул на поднявшегося профессора, – можно считать недействительным?

– Я протестую! От имени…

– Помолчите уж, пожалуйста… Так что думаете, Виктор Романович?

– Конечно, недействителен. Но… де-факто он все равно будет работать. Вы не знаете, Мельников, насколько широко закинута сеть Стеценко. Без головы она не будет эффективна, не будет координации, но его агенты все равно будут сеять хаос – таких уж людей отбирал себе генерал.

– А вы? Вы ведь тоже отбирали – себе?

– Конечно. Моих людей меньшинство, но мы сможем взять верх – в «лабиринте», и сможем держать его под контролем. Мы перекроем на вход с центрального пункта большинство дверей, так что «система ниппель» сама вытолкнет из «лабиринта» стеценковцев. Но большего мы не сделаем. И порядок в метро мы поддержать не сможем – разве что, отстреливая иногда втихую слишком зарвавшихся бандитов.

– Спасибо и на том… Что ж, Виктор Романович, рад был с вами познакомиться…Даст Бог, свидимся…

– Возможно. Удачи!

Кирьянов подошел у одному из пилонов, особым образом нажал на известную ему одному плиту и исчез в темном провале. Плита с негромким звуком встала на свое место.

22.

– Я, полковник Мельников, начальник Объединенного штаба, объявляю о роспуске Объединенного штаба и сложении с себя полномочий начальника штаба. Вся полнота гражданской и военной власти передается Комитету управления метрополитена, в который входят на паритетной основе представители граждан и силовых структур. Состав Комитета -…

Закончив перечислять список членов комитета, Мельников выключил микрофон системы громкоговорящей связи и отложил его в сторону.

– Вот и все, – произнес он. – Я выполнил свое последнее обещание, данное генералу Никонову. Пора заниматься своим делом…

12
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru