Пользовательский поиск

Книга Интерфейсом об тейбл. Содержание - 2. ПЕРЕЗАГРУЗКА

Кол-во голосов: 0

Та обиженно надулась.

— Не трусь, — сказала она ласково. И закатила глаза: сперва я подумал, будто она прислушивается к голосам в своей голове, потом понял, что она инспектирует стены машинного зала. — Здесь он совершенно беспомощен. Экранирован. Изолирован. Для этого я его сюда и перенесла. — Взгляд Т'Шомбе снова уперся в меня. — Чтобы я могла изучать его в надежном месте. Углубленно.

Я уставился в ее коричневые, цвета какао глаза. То, что я в них прочел, перепугало меня до смерти.

Т'Шомбе была абсолютно безумна и безумно серьезна.

— Ну раз так, э-э… — Я умудрился незаметно опереться на руки, привстал и начал готовиться к спринтерскому рывку в сторону двери. Внимательно, глубокомысленно уставился на растение. НА КОЙ ЧЕРТ ОНА РАЗУКРАСИЛА ЕГО БЛЕСТКАМИ?

— А что, этот Повелитель любит наряжаться на Рождество?

Как кошка — тихо, плавно, на четвереньках — Т'Шомбе обошла меня слева.

— Камуфляж, — прошептала она мне в левое ухо. От ее нежного дыхания меня прохватила неудержимая дрожь. — Мне ребята из ТОПР дали. Противорадарный камуфляж. Говорят, глушит телепатическое излучение Повелителя. Меня затрясло еще пуще:

— Ребята из ТОПР?

Т'Шомбе медленно, серьезно кивнула:

— Да-да. О Повелителе они знают все. Даже больше меня.

Так— то.

Ладно-ладно. Я приподнялся с пола и медленно, опасливо встал. Т'Шомбе тоже вскочила.

Я ей улыбнулся. Широкой, дружелюбной, на сто процентов фальшивой улыбкой.

Она, похоже, среагировала положительно.

— Ну, значит, это… — Я замер как вкопанный. У меня слов не было, не то что мыслей.

— Ты никому не скажешь то, что я тебе сказала? — взволнованно прошептала она.

— Нет, — замотал я головой. — Нет, конечно.

— И говорить со мной об этом не будешь — если не здесь?

Я не знал, покачать мне головой или кивнуть, и поэтому проделал то и другое сразу. — Христом Богом клянусь. Плюнь мне в ухо. Не буду.

Т'Шомбе серьезно кивнула:

— Хорошо. Отростки Повелителя — повсюду. Да не обманет тебя их невинная внешность. Я кивнул в ответ:

— Понимаю.

— Более того, — зашептала она, — теперь тебе лучше вернуться в твою ячейку и прикинуться, будто знать ничего не знаешь.

Я кивал без остановки:

— Точно. Отличная мысль. Я мигом.

Смерив меня взглядом, Т'Шомбе улыбнулась:

— Спасибо, Пайл. — Опять поглядела на меня — в ее голову явно заскочила кометой какая-то безумная мысль — и опять сгребла в свои объятия, больно стиснув мне руки. — Я ЗНАЛА, что ты поймешь.

— Спасибо за доверие.

ДОРОГОЙ БОЖЕНЬКА, ВЫТАЩИ МЕНЯ ИЗ ОБЪЯТИЙ ЭТОЙ ЧОКНУТОЙ, ВЫТАЩИ, ВЫТАЩИ, ВЫТАЩИ!!!

Ослабив хватку, она еще раз кивнула и подмигнула мне, после чего дотянулась к дверной ручке.

— Готов вернуться в бой?

Не полагаясь на свой голос (я был готов сорваться на крик), я торопливо кивнул. Она распахнула передо мной дверь.

Я бежал не чуя под собой ног, пока не оказался в своей ячейке.

По сравнению с первым часом моего пребывания на работе остаток утра прошел тихо-мирно. Сеть пока еще не включили, но это не мешало мне работать над локальными файлами, так что, нацепив видеоочки и инфоперчатки, я нырнул в мою рабочую копию бардачной БД отдела маркетинга ЛАФАС.

Люди вроде Юбермэна ошибочно полагают, что работать в виртуальной реальности на реляционных базах данных легко и приятно.

Жаль вас разочаровывать, детки. Галлюцинаторные визуальные метафоры хороши в играх и студенческих проектах, но в мире бизнеса четко структурированная БД — вылитый склад, забитый детскими кубиками с азбукой. А виртуальные Инструменты, которыми забавляется типичный сотрудник МИСС, удручающе похожи на строительное оборудование: фронтальные загрузчики, Конвейерные сортировщики, компрессоры информации и так далее. Практически единственный шанс повеселиться — сборка объектов для высокоуровневых пользователей, и то надо постараться, чтобы сотворенные вами объекты были видны только посвященным знатокам из МИСС.

Например, сегодня утром мне предстояло создать разведчика-запросчика для рубахи-парня, нашего общего любимца Скотта Юбермэна. Юзерско-ламерская сторона разведчика — в смысле та его ипостась, которая будет видна Юбермэну и всем прочим рядовым пользователям, — была заимствована мной из стандартной библиотеки образов. Получился учтивый, милый, скользкий лизоблюд — этакий юный яппи в галстуке-бабочке.

Что же до кодовой стороны, зримой лишь в волшебном царстве МИСС-мистиков и МИСС-магов, я слазил в наше тайное хранилище ворованных мультперсонажей и выбрал для бедняги разведчика совсем иную маску — толстого мопса в человеческой одежде, этакий апофеоз плаксивого самодовольства.

— Как живой, — подумал я удовлетворенно.

Около полудня я сохранил свое творение, перезагрузился, снял очки и перчатки и отправился обедать. Столовая находилась на первом этаже южного крыла. Добравшись туда без происшествий, я пристроился в очереди к Бубу Рубину с Фрэнком Донгом и выбрал обычное «особое блюдо дня» (ничего другого все равно не было). Бубу докопался, что это замаскированная говядина. У Фрэнка финансы пели романсы (учитывая, что электронные бэджи учитывают буквально каждый наш чих и пук, столовая могла бы принимать чеки — но нет, только наличными!), так что пришлось одолжить ему пару монет.

Ринувшись наудачу в толпу, мы обрели свой традиционный столик у окна — тот, с которого лучше всего видны Телки из Кодирования Документов. Мы ели. Исподтишка стреляли глазами по сторонам. Вздыхали. Бубу выдал свою обычную сентенцию: «Как много девушек хороших, как мало счастья на земле». Фрэнк в очередной раз рассказал нам, что, когда он сюда только устроился, на каждом столе здесь имелась солонка с бесплатной солью — руку на отсечение! Бубу попытался его отвлечь, заметив, что Т'Шомбе опять обедает прямо в машинном зале — домашними бутербродами. Не замечали ли мы за ней каких-нибудь странностей? Я хотел было ответить, но тут заметил в углу за его спиной филодендрон, усыпанный блестками, и поспешил перевести разговор на другую тему.

2. ПЕРЕЗАГРУЗКА

После обеда нам позвонили и велели поднять сеть обратно. Обычно для этой сложной и опасной процедуры требуется как минимум пять человек, шесть терминалов, много крика и беготни…

ФРЭНК (он же Ян Хуанг) Донг возвышается над своим терминалом, вдохновенно вскинув руки над клавиатурой, — так великий пианист настраивает и расстраивает свою тонкую душу перед особенно трудным фортепианным концертом Рахманинова. Седеющий, разменявший шестой десяток, но все еще статный выходец из Азии, он, безусловно, здесь главный. В его глазах, защищенных стеклами очков, — сияющий свет спокойного мужества и отблески неоновых светильников.

Завершив свою краткую медитацию, он полной грудью вдыхает воздух, медленно выдыхает, затем, встав на цыпочки, заглядывает в смежные ячейки — прямо в глаза своим верным помощникам. К их числу относятся:

Т'Шомбе (Бэби) Райдер, полногрудая, красивая, тридцати-с-чем-то-летняя. Должность — старший инженер машинного зала. Несет стражу у дверей вышеупомянутого машинного зала, сжимая в одной сильной, но безупречно ухоженной руке углекислотный огнетушитель, а в другой — гаечный ключ номер 16.

Чарльз (Чарльз) Мэрфи, молодой блистательный гений, по несчастью, прикованный к инвалидной коляске. Должность — младший сетевой аналитик. Полностью подключившись к своему интерфейсу, он вышел в открытое виртуальное пространство и теперь жужжит и пищит, точно игровой автомат в режиме «Завлекалочка».

Авраам (Бубу) Рубин, стареющий разочарованный в жизни, обаятельный невротик. Должность — старший сетевой аналитик. Стоит между парными антикварными терминалами «DEC VT-320», держа ладони на обеих клавиатурах. Будь Кейт Эмерсон хасидом, он выглядел бы именно так.

И последний по очереди, но не последний по разуму — Джек (Пайл) Берроуз. Должность — и.о. младшего помощника инженера по программному обеспечению (на испытательном сроке), он же — статист, парень в красной рубашке. Стоит посреди разветвленного мультиплексо-серпентария. Его правое плечо отягощено стофутовой бухтой кабеля марки «Эфир-Сеть», чресла препоясаны толстым кожаным ремнем с карманчиками, содержащими полный ассортимент магазина «Инструменты».

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru