Пользовательский поиск

Книга Чужие миражи. Содержание - 0C

Кол-во голосов: 0

– Да? Да. Хорошо. Сейчас поднимусь.

Он собирает бумаги в аккуратную стопку, утрамбовывает ее о столешницу, после чего прячет их в ящик стола, который с хрустом закрывает на ключ. Стол остается девственно чистым.

– Подожди пять минут, – говорит он мне и уходит.

Потоптавшись в центре кабинета, я все-таки усаживаюсь за свободный столик. Заняться совершенно нечем и я начинаю разглядывать стены, однако вскоре это занятие мне надоедает. Вновь звонит телефон: на столе, за которым я сижу, их два – один самый обыкновенный, если не считать небольшой черной кнопки на лицевой стороне, второй – уродливый и угловатый, на нем диска нет вообще. Оттрезвонив раз десять, телефон умолкает.

Проходит пять минут. Пятнадцать. Двадцать. Я начинаю нервничать. Когда мое состояние доходит до верхней точки кипения, дверь кабинета открывается и его хозяин, проскрипев каблуками по древнему паркету, усаживается обратно за свой стол.

– Акимов Владислав Сергеевич? – Задает он полувопрос-полуутверждение, неприветливо припечатывая меня взглядом к стулу и расположив сцепленные замком руки перед собой.

– Я.

– Алексей Анатольевич. – Представляется в ответ он. – Образование?

– Высшее техническое.

– Что заканчивал?

– Бонч-Бруевича. Институт связи… – Зачем-то добавляю я после непродолжительной паузы.

– Я в курсе. Компьютерами увлекаешься?

В течение четверти часа он задает вопросы о моей семье, работе, вкусах, привычках, хаотично перескакивая с темы на тему и периодически интересуясь то установленным на моей домашней машине программным обеспечением, то успехами в давно минувшей учебе. Спустя двадцать минут, когда некоторые, ничего не значащие на мой взгляд вопросы начали повторяться по второму кругу в различных формулировках, этот своеобразный допрос стал меня понемногу утомлять.

– Ладно, – неожиданно останавливается он, хлопнув ладонью по столу, – теперь постарайся ответить серьезно и хорошо подумав: кто поручил тебе залезть в офис «Нетлана»?

– Понятия не имею.

– А подробнее?

Тяжело вздохнув, начинаю пересказывать всю историю с самого начала, успокаивая себя тем, что у меня не остается иного выбора. Второй раз попасть под пули очень не хочется. Алексей Анатольевич, так же как и Денисов несколькими днями ранее, слушает внимательно, время от времени уточняя различные детали. Сцену со свиданием в «Заоблачном» он мусолит особенно тщательно. Больше всего меня огорчило то, что мой собеседник не терпящим возражений тоном потребовал сдать ему во всех подробностях тщательно выверенную мною схему получения заказа. Возражать не было смысла.

– Отлично. – Произносит наконец он, когда я, выдохшись окончательно, замолкаю. – Во-первых, мне хотелось бы извиниться перед тобой за недавний инцидент.

– Какой инцидент? – Непонимающе хлопая глазами, переспрашиваю я.

– Тот самый.

– Так это…

– Я стреляла не в вас, я стреляла в лошадь. – Пародируя интонации экранной леди Винтер из старых «Трех Мушкетеров» с Боярским в главной роли, перебивает меня он. – Сильно напугался?

Я молча открываю и закрываю рот, словно вытащенная за леску из воды рыба. Подыши, рыбка, свежим воздухом. Тебе полезно. Противное ощущение того, что меня, выражаясь современным языком, немного «подставили», наполняет мой мозг изнутри нехорошим липким чувством.

– А вы напугались бы, если бы вам пальнули в спину из автомата? – Выдавливаю из себя я.

– Сомневаюсь. – Алексей Анатольевич улыбается.

– И зачем? – В моем голосе звучит плохо скрываемая злость.

– В силу необходимости. Слишком интересная пошла игра. Нехорошая. – Отвечает мой собеседник. – Если кратко, мне хотелось проверить твою реакцию, посмотреть куда ты дернешься, к кому побежишь за помощью. Любой человек на твоем месте начал бы суетиться. Это нормально. Сознаюсь, мера крайняя, экстремальная, но вынужденная. Более того: поначалу у меня было подозрение, что в исчезновении этой злосчастной улицы каким-то боком замешан ты. И я получил гарантию, что спасая свою жизнь, ты будешь со мной предельно откровенен.

Вот так-то. Получай, дайвер, по физиономии. Заслужил.

– Так значит, «Нетлан» был вашей конторой?

Алексей Анатольевич неторопливо кивает.

– Наши операторы следили за тобой с самого начала, с момента, когда ты заговорил с охранником. И решили тебя пропустить. Посмотреть, что ты будешь делать.

Любопытно. Выходит, я с такой легкостью проник в помещения «Нетлана» только потому, что мне решили не мешать. И «Витязь» у входа, был, скорее всего, не просто «Витязем». Наверняка имелось у него в арсенале что-нибудь покрепче резиновой дубинки.

– Надеюсь, я не нанес вам значительного ущерба? – Осторожно спросил я.

– Ни малейшего. Вся информация, хранившаяся в сейфе, была предварительно скопирована на внешние носители. Да и не представляла она никакой ценности. Твой клиент это отлично знал.

– Тогда зачем… – Начал было я, но смолк, окончательно запутавшись.

– Не догадался еще, юный гений? – Улыбается Алексей Анатольевич. – Ну же? Все просто. Твой заказчик, то есть наш конкурент, всего-навсего хотел прощупать нашу реакцию на такое вот не слишком аккуратное и не очень профессиональное вторжение. Посмотреть на наши ответные действия. Использовав тебя в качестве пешки.

Я смачно выругался про себя. Алексей Анатольевич, улыбаясь, с интересом наблюдает за изменяющимся на моем лице выражением.

– Один вопрос можно? – Вяло поинтересовался я.

– Давай.

– Вы из ФСБ?

Мой собеседник слегка морщится.

– Не совсем. Скажем так… Соседи.

Понятно. Что ничего не понятно.

– И что же произошло с улицей Первых Дизайнеров? На физическом уровне?

– Это уже второй вопрос, – отвечает он, – но тебе, так уж и быть, скажу. На физическом уровне просто пропали все данные с дисков. Как корова языком слизнула: начисто. Словно после низкоуровневого форматирования. Удовлетворен?

– Не совсем. Давайте все по порядку.

Улыбка Алексея Анатольевича становится еще шире.

– Ого! Вижу, наш молодой друг уже оправился после эмоционального шока. Что же, давай по порядку. Чай будешь?

– Буду. – Кисло соглашаюсь я.

0C

– Наливай себе сам. И заварку клади, у нас самообслуживание. Сахара нет.

Чай без сахара пить не могу категорически. Однако из уважения к хозяину кабинета наливаю себе кипяток из китайского пластмассового чайника в зеленую керамическую кружку. На поверхность всплывают какие-то щепки, которые я начинаю неторопливо размешивать алюминиевой ложечкой. Щепки упорно отказывались тонуть, крутясь хороводом в созданном мною маленьком водовороте.

– Как ты знаешь, – начал Алексей Анатольевич, громко отхлебывая из своего стакана, – Все комплектующие к современным персоналкам выпускаются либо в Штатах, либо на нашем континенте по американской лицензии и на американском же оборудовании.

Я кивнул.

– Простите, Алексей Анатольевич, – прервал его я, – у вас тут курить можно?

– Кури, – отозвался он, придвигая ко мне пепельницу. – Так вот, выпускаемые и на американских, и на азиатских заводах процессоры, микросхемы постоянной памяти, материнские платы, имеют заводские серийные номера. Спецификации BIOS и систем команд процессора, не говоря уже об их внутренней архитектуре, большая часть которой является предметом коммерческой тайны фирмы-изготовителя, занимают огромные тома документации. И эти спецификации далеко не исчерпывающи. Говоря иначе, то, что доступно разработчикам программного обеспечения и прочей ерунды – лишь надводная часть айсберга. А вот под водой скрывается очень много всевозможных интересных вещей. Например, базовые системы компьютера при подключении к сети могут самостоятельно осуществлять двусторонний обмен данными с неким удаленным информационным центром, идентифицируя себя по серийному номеру комплектующих. Передано может быть все, что угодно, от списка установленных на твоих жестких дисках программ до некоторых отдельно выбранных файлов и каталогов. Догадываешься, кому это может быть интересно?

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru