Пользовательский поиск

Книга Чужие миражи. Содержание - 02

Кол-во голосов: 0

– Наша организация принимает членов из любой точки мира… – Предпринял он последнюю робкую попытку атаки. – Вы американец?

– Нет. Я русский. Журналист. Знаете, какова зарплата журналиста в России? – Я быстро прикинул в уме. – Порядка семидесяти пяти – восьмидесяти долларов. В месяц.

– Вы шутите? – Кажется, парень был действительно изумлен.

– Увы – я говорю совершенно серьезно. Всего доброго, Кен.

– Да, в таком случае для вас было бы действительно затруднительно выплачивать по семьдесят пять долларов в месяц… Еще раз простите, сэр.

Мистер Доулз кивнул мне на прощанье и отправился выискивать новую жертву.

Многоуровневый маркетинг в Диптауне – виртуальный аналог печально известного в нашей стране «Гербалайфа» – в последнее время стал своеобразной модой в Глубине. Слишком много компаний достаточно быстро поняли, что здесь, как нигде в мире, можно стремительно делать деньги из воздуха. Пионерами в этой области, как всегда, стали американцы и канадцы. До нас пока не докатилось. Но в этот момент я был более, чем уверен, что через несколько месяцев десятки подобный фирмочек и фирм появятся и в нашей многострадальной стране. Время в этом сумасшедшем мире летит гораздо стремительнее, чем в более привычной нам реальности.

Собственно, я не смог бы, пожалуй, объяснить, почему я поступил так с этим беднягой Кеном. В принципе, я понимал этого парня: в Америке многоуровневым маркетингом в Глубине промышляет множество студентов, дабы подработать в свободное время на оплату курса обучения в университете. Благо, вход в Глубину для них практически бесплатный. Наверное, плохое настроение. Или магнитные бури. Или критические дни. Как бы то ни было, столбик термометра, показывавшего состояние моего внутреннего душевного баланса, резко упал еще на несколько градусов.

Кабачок «Тим и Деззи» на углу Фон-Нейман стрит и Кронверк-Парк авеню приглянулся мне прежде всего тем, что здесь практически всегда мало народа и имеет место быть отменная кухня. Если это определение можно применить к виртуальной еде. Я не люблю шумные компании. Зато люблю вкусно покушать. Похоже, сегодня мне представится возможность совместить приятное с полезным.

В зале «Тима и Деззи», как обычно, было немноголюдно. В дальнем и полутемном конце бара разместилась группа из шести человек – четверо мужчин, две женщины – кажется, немцы или шведы. Эти всегда разговаривают громко, жестикулируют, смеются в голос, совершенно не стесняясь окружающих. Ближе к выходу какой-то высокий и мускулистый тип с яркой латиноамериканской наружностью, с интересом оглядывается по сторонам, – похоже, впервые в Глубине. И, видимо, действительно мексиканец или бразилец – внешность выписана подробно, но не броско, без режущих глаз подчеркнуто-контрастных деталей. С другой стороны, за столиком у стены, уже знакомая мне личность. За глаза я прозвал его «Лордом». Высокий, подтянутый, худощавый и прямой, как палка, джентльмен в темном жакете, вьющиеся волосы всегда уложены с предельной тщательностью и аккуратностью, чуть вытянутое, безупречно-правильное невозмутимое лицо, с горбинкой, слегка напоминающий клюв хищной птицы нос, раздвоенный подбородок. Появляется в баре практически каждый день в одно и то же время с неизменной тростью, на которую при ходьбе небрежно опирается. Даже походка его словно выправлена по трафарету – он ступает, точно пробуя на прочность землю перед собой, и от этого каждый шаг его делается каким-то осторожно – изысканным. Вероятно, англичанин. Несмотря на столь очевидную яркость образа. Удивительно, но он не выглядит карикатурой – наоборот, смотрится более чем естественно.

Иду к стойке бара. За ней – Джессика, улыбается мне, как старому клиенту. Посылаю ответную улыбку, надеясь, что она получилась достаточно обворожительной. «Тим и Деззи» принадлежит очаровательной австралийской паре, которая мне отчего-то глубоко симпатична. При каждом удобном случае я полушутливо заигрываю с хозяйкой, причем добродушный толстяк Глен, когда он случается рядом, с готовностью включается в игру, то подбадривая смеющуюся и сверкающую глазами жену, то невинно подкалывая меня. Милые люди.

– Привет, Джесси, как ты? – Я облокачиваюсь на сверкающую черной полировкой стойку. – Признавайся, куда подевала муженька? Отравила прошлогодним «Хольстеном»?

– Глен! – Кричит Джесси за отгораживающую от нескромных глаз служебные помещения бара занавеску. – Глен, выпроводи за дверь этого хама!

Из глубины заведения выплывает улыбающийся хозяин, протягивает мне руку.

– Привет, Поль. – Под этим именем я известен владельцам «Тима и Деззи». – Опять пытаешься увести у меня из-под носа законную супругу? Скажу по секрету: она жутко храпит по ночам.

Глен заговорщицки подмигивает мне правым глазом, при этом левым косит куда-то в сторону наигранно-оскорбленной Джессики.

– Негодяй! – Обиженно выпячивает она в его сторону губу. – Поль, пожалуйста, уведите меня из-под его носа! Я не против.

– Хорошо, Джесси, я обязательно это сделаю после того, как вы с Гленом меня накормите. – Покорно отвечаю я. – Терпеть не могу уводить чужих жен на голодный желудок.

– Вам как всегда салат, тушеное мясо с гарниром, коктейль и дессерт?

– Нет. На сей раз ограничимся яичницей с беконом и пивом. – Отвечаю я.

– Что, на салат уже не хватает денег? – Подозрительно щурится улыбающаяся Джессика.

– Как ни странно, да. – Я стараюсь придать лицу трагично-грустное выражение. – Все деньги уходят на гораздо более необходимые вещи.

– Например?

– Выпивка. Карточные долги. Романы с женами моих многочисленных знакомых…

– Так я и знала. Поль, я еще подумаю, стоит ли мне позволять вам уводить меня у Глена. По крайней мере, он регулярно оплачивает мои счета.

– Если ты не против, Поль, – вступает в разговор муж Джесси, – я могу одолжить тебе несколько тысяч на пару месяцев. Но только ты должен дать мне твердую гарантию, что в течение этого времени я смогу жить спокойно. И у меня не будет необходимости оплачивать чьи-либо счета…

Получив заказ и расплатившись, я направился к свободному столику. Что ни говори, мне здесь нравится. Безумно нравится. Это мой мир.

Это – реальный мир? Это – фантазия?

И ввысь взлетев, в пропасть вновь окунаюсь я…

В тишине бара разливается знакомая мелодия «Богемской Рапсодии». – Черт! – Шепчу я. – Виктор, отключи перевод. – Перевод – отключить. – Соглашается послушная программа.

Open your eyes, look up to the skies

And see…

I'm just a poor boy…

Нет ничего реальнее выдуманного мира. Нарисованного мира нарисованных людей. Они умеют чувствовать и переживать, любить и ненавидеть, шутить и сердиться. Этот дар дан им свыше. Дай нам Бог не утратить его никогда. Мы просто обыкновенные люди. Обыкновенные люди в обыкновенном нарисованном мире. Слишком реальном, чтобы быть сказкой…

02

Говорят, самые гениальные вещи появляются на свет совершенно случайным образом. Человечество пыталось изобрести средство от поноса, а вышла пепси-кола. Хотело создать компактный и высокоэффективный источник энергии, а придумало атомную бомбу. Когда несколько лет назад по воле простого российского паренька Дмитрия Дибенко появилось то, что теперь мы привычно называем Глубиной, он вряд ли осознавал, что создал на самом деле…

Одна из версий возникновения виртуальности гласит, что этот парень, работавший программистом в одной из небогатых московских контор, и, в общем-то, не отличавшийся особыми талантами, а по свидетельствам его бывших коллег, являвший собой самую натуральную посредственность, по-видимому сильно увлекался восточной философией. Иначе невозможно объяснить тот факт, что однажды вечером он решил написать незатейливую программку, которая, меняя на экране компьютера цветовые узоры и гаммы, могла бы послужить подходящим сопровождением для его психоделических экспериментов. Помедитировав перед монитором минут пять, Дмитрий отправил свое детище свободно разгуливать по сети, плюнул, и завалился спать.

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru