Пользовательский поиск

Книга Чужие миражи. Содержание - * ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *

Кол-во голосов: 0

Валентин Холмогоров

Чужие миражи

С большой благодарностью Алисе и заочно – Константину за интересный и познавательный диалог о судьбах, сущности и смысле существования виртуального мира, который давно уже стал для всех нас повседневной, но от этого ничуть не менее притягательной и влекущей действительностью.

В настоящем произведении использованы реалии, авторство которых принадлежит Сергею Лукьяненко.

Есть знанье, приходящее с годами:
Весь этот мир, почерпнутый из книг —
Суть лишь мираж, что создали мы сами,
Забывшись, затерявшись в нем на миг.
И лягут в пыль ненужной книжной полки
Мечты, прощально вспыхнув, словно сон,
Как миражей блестящие осколки
Ложатся на усталую ладонь.
Но вновь за неприступными стенами
Реальностью окованной души
Нас позовут, возникнув перед нами
Манящие чужие миражи…

* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *

00

Мир растворяется на границе яви и сна, реальности и морока, фантазии и действительности. Мы придумали для себя этот мир, чтобы стать его частью – его пленниками, мы построили лабиринт, чтобы заплутать в его глубинах, зная, что выхода не существует. Нет на свете ничего более прекрасного, чем ощущение глубины, что возникает, когда смотришь в пропасть с самого ее края; нет на свете ничего более захватывающего, чем головокружительное чувство свободы и полета, когда бросаешься с обрыва в таящую неизвестность пустоту; нет на свете ничего более ужасного, чем разбиться об острые камни, которыми встречает тебя эта неизвестность. Мы заглядываем в пропасть. Мы бросаемся вниз. Мы разбиваемся и взлетаем, чтобы упасть снова. Мир благосклонен к нам.

01

Маленькая комната, длинная и узкая – вдвоем не разминуться – залита призрачно-зеленым светом, волнами исходящим из широкого, во всю стену, окна. За окном – две до нелепости огромных буквы «Z», замогильный свет льется внутрь от их мерцающего сияния. Назойливая реклама – вот главный недостаток бесплатных квадратных метров жилой площади в этом мире. А может быть, главное достоинство. Зеленое успокаивает. Мой любимый цвет.

Встаю на ноги, два осторожных шага по мягкому, пружинящему под стопой ковру, открываю окно. «Jacuzzi» подмигивает мне с вывески тусклыми бликами на стекле, я подмигиваю в ответ. На улице вечер. За этими окнами всегда вечер, всегда лето. Теплый ветер чуть касается лица, пахнет листьями, далеким дождем, нагретым за день асфальтом, усталым, отдыхающим перед сном городом. Немного кружится голова, подступает легкая тошнота. Так и должно быть. В первые несколько минут всегда так.

– Как вы себя чувствуете, Владислав?

На столе у стены – компьютер, с экрана настороженно хмурится смуглый молодой человек, на его плечах угадывается строгий костюм, кажется, темно-серый. В сочетании с бледно-голубоватой рубашкой и серебристым галстуком, парень производит впечатление типичного менеджера типичной преуспевающей конторы. Так и есть. «Интерфейс – менеджер».

– Спасибо, Виктор, я в порядке.

Программа напряженно «думает» несколько секунд, после чего парень согласно кивает. Голос «Виктора» – пользовательской оболочки операционной системы «виндоуз оффис» – доносится из подключенных к звуковой карте компьютера колонок от старого китайского плеера. Небольшое издевательство над самим собой: обтрепанные дешевые колонки в сочетании с вполне современной машиной. Помни, что ты есть на самом деле. Не забывай, где ты находишься сейчас. Знай, что все это – не более чем игра, мираж, который ты сам же и придумал, что где-то за чертой твоего сознания живет, дышит, засыпает и просыпается, рождается и умирает другой мир, не хуже и не лучше этого, просто другой. Помни. Иначе наступит миг, когда ты бросишься в пропасть с края обрыва. И уже не сможешь взлететь.

– Доставлено четыре новых сообщения. – Виктор как всегда неимоверно серьезен. – Желаете ознакомиться с корреспонденцией прямо сейчас?

– Да, пожалуй.

Идея сменить традиционный «виндоуз хоум» на более навороченный «офисный» вариант возникла у меня несколько месяцев назад спонтанно, после того, как «удобная, простая в эксплуатации, надежная и дружественная» операционная система от «Майкрософт» в третий раз подряд выбросила меня из Глубины по недопустимой операции. «Оффис» в этом плане показался мне более надежным. Однако, данная программа, рассчитанная в первую очередь на поддержку локальных сетей и работу с большими коммерческими приложениями, не была полностью лишена недостатков: оказалось, что она сложна в настройках, занимает гораздо больше места на диске, работает значительно медленнее и ко всему прочему мне так и не удалось отучить Виктора от строгих деловых костюмов и патологической вежливости. Тем не менее, мне чем-то нравился этот парень. А устанавливать в качестве интерфейса симпатичную, но скучную, как мексиканская мелодрама, девушку-секретаря я не желал принципиально. Глубина непредсказуема. Она полна приятных и не очень приятных неожиданностей. А нецензурно выражаться в присутствии дамы – пусть даже дамы в исполнении программистов от «Майкрософт» – мне не хотелось. Дурная привычка. Или строгое воспитание? Черт его теперь разберет.

На столе возле клавиатуры материализовалось три пухлых конверта и один весьма объемистый пакет. Пакет, мельком взглянув на обратный адрес, я швырнул в мусорное ведро – контора, предоставившая мне в одном из своих зданий место под квартиру, в очередной раз предлагала что-то купить у своих многочисленных спонсоров. Эта незатейливая игра продолжалась уже почти полтора года: дважды в день я получал по почте толстые иллюстрированные каталоги, доверху наполненные рекламой всевозможных товаров, и с той же регулярностью кропотливый труд дизайнеров исчезал в глубинах мусоропровода. Наверное, они ведут статистику по покупкам, совершаемым в магазинах рекламодателей их постояльцами. Но меня пока не гонят. Извините-подвиньтесь, друзья, на моей кредитной карточке всего лишь двадцать пять долларов. Как-нибудь в другой раз.

Два конверта я отложил в стол, где неделями складировалась корреспонденция, не требующая немедленного ответа. Четвертое письмо было от моего редактора. Оно содержало вежливое напоминание о том, что сроки сдачи материалов в очередной номер «Компьютерного Обозрения» и «Сетей» истекают сегодня вечером, и в случае промедления я могу лишиться работы в совокупности с некоторыми наиболее ценными частями моего тела. Я потянулся к настенной полке, снял с нее две мирно ждавшие своего часа толстые папки, и, подписав внизу письма краткое извинение за задержку, прикрепил к ним листок огромной пластмассовой скрепкой. Отправлю по дороге.

– Виктор, я ухожу, вернусь часа через четыре. Не включай «спящий режим», возможно, ты мне понадобишься.

– Таймер – на четыре часа погружения? – Нахмурилось приветливое смуглое лицо. – Я вас правильно понял, Владислав?

– Таймер – как всегда на двадцать четыре часа. – Мрачно отозвался я, уже догадываясь, что за этим последует.

– Позволю себе заметить, что столь долгое пребывание в Глубине противоречит элементарным правилам безопасности, описанным справочной системе «виндоуз», и способно повлечь за собой определенные негативные последствия для вашего организма…

Я поморщился. Виктор обладает еще одним крупным недостатком – он неисправимый зануда. Но бороться с этим бесполезно: «оффис» – не «хоум», его так просто не заставишь замолчать. Приходится терпеть.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru