Пользовательский поиск

Книга Мечи конных кланов. Содержание - 12

Кол-во голосов: 0

— Да, Бог-Милон.

Милон повернулся к слонихе и положил руку на хобот. Она подняла хобот вверх, положив его кончик на его плечо.

— Сестра, я хочу помочь тебе, и знаю, что ты очень хочешь есть.

Она грустно ответила:

— Я голодна много дней. Добрый двуногий брат даст пищу?

Милон подозвал наездника и положил руку на плечо невысокого человека.

— Сестра, это мой брат, он хороший. Он даст тебе пищи, — Милон мысленно нарисовал тюки сена и корзины капусты.

Юный наездник стоял спокойно, пока слониха изучала его, но он дернулся, когда она внезапно обвила хоботом его торс, высоко подняла и посадила на шею.

— Где пища? — спросила она.

Милон засмеялся над выражением лица воина.

— Что, Гилл, большей лошади у тебя не было?

Гилл улыбнулся и покачал головой.

— Нет, Бог-Милон, и ни у кого я думаю. Она и я… нам идти к твоему павильону?

— Да, Гилл, так как она приняла тебя, теперь ты ее брат и хранитель, — он посмотрел на эмблему на кирасе юноши, — сломанная сабля и голова хорька, которые указывали на принадлежность к клану Джона. — Скажи вождю Чарли, что теперь у тебя одна обязанность — ухаживать за сестрой. А теперь веди ее к еде: эти сволочи морили ее голодом.

* * *

Ночью после атаки отряд бирем поднялся вверх по реке, весла были обмотаны тряпками. Обойдя головной лагерь Застроса, они предприняли четыре одновременные атаки на несколько лагерей: в то же время отряд жителей болота атаковал южный лагерь, а сильный отряд конных нерегулярных войск устроил бойню в другом месте.

Жители болот, не привыкшие действовать на открытых пространствах, понесли тяжелые потери, но у пиратов и горцев потери были минимальные. Болотники больше не атаковали, но пираты и горцы еще три ночи подряд нападали, никогда не трогая лагеря, которые уже подвергались атакам. Разбросанные лагеря стали скучиваться, пока большая часть огромной армии не скопилась в низком болотистом участке, на южном берегу перед мостом. И лихорадка не замедлила распространиться.

Снабжение было плохим, обозы, если и прибывали, опустошались моментально. Все рассказывали истории о засадах, боях, дорогах, усеянных скелетами, гниющим мясом и сгоревшими телегами. Поэтому король Застрос распорядился о выделении огромного обоза, который должен был охранять четыре эскадрона кавалерии. То, что осталось от обоза, с трудом просочилось в лагерь. Последнее, что он видел — это кавалеристов, группами отправляющихся по домам.

12

Лилия Ландор открыла темно-синие глаза, затем сняла свои точеные ноги с кушетки и села. На другой стороне кушетки, словно бревно, лежал король Застрос. Только движение грудной клетки показывало, что жизнь еще теплится в этом волосатом теле.

Темноволосая женщина воспользовалась ночным горшком, затем легла на темный ковер, прикрывающий пол и в течение десяти минут занималась сложными упражнениями для разработки долго не используемых мускулов.

— Господи! — подумала она. — Как хорошо снова обрести юное гибкое тело.

Она с гримасой отвращения посмотрела на тело Застроса. Почти каждая кость или сустав были сломаны или повреждены, по крайней мере, хоть один раз в жизни, не говоря уже о бесчисленных шрамах, рубцах, швах. Находиться в таком теле, особенно в дождливую погоду, было мучительно.

Отдышавшись от упражнений, она направилась в ванну, и наполнив бассейн, начала мыть свою гладкую белую кожу, рассматривая свое лицо в зеркале из полированной стали. Прикрыв глаза, она попыталась вспомнить свое лицо — лицо и фигуру, в котором она была рождена сто лет назад. На что это было похоже?

Кивнув, она прошептала сама себе:

— Оно было темноволосым тоже… я думаю. Христос, чертовски трудно вспомнить, когда пришлось сменить более пары дюжин тел с того времени, нет, больше, около тридцати или даже больше.

Иногда я чувствую себя проклятым вампиром. Если бы мы только заполучили одного из этих мутантов, то нашли бы, какие факторы обеспечивают их регенерацию. Если бы я придумала, как заполучить этого Милона… хм-м-м.

Напевая, она надела платье на голое тело и вышла в другую комнату, присела на колени перед одним из разукрашенных ящиков. Положив свои изящные руки на крышку, она вытянула пальцы и нажала на восемь металлических выступов в замысловатой последовательности.

* * *

Раньше, этим же вечером, маленькая лодка причалила к хорошо замаскированному укрытию, и плотно закутанный человек вышел на берег, сел на ожидавшего его коня и исчез в темноте.

Главный лагерь охраняли наиболее доверенные воины стратегоса Гравоса.

Когда всадник, прикрывавший лицо, подъехал к охране, он свесился с коня, прошептал несколько слов офицеру, и тот немедленно пропустил его. В основной комнате Гравос и семь других тохиксов негромко совещались.

Когда вошел девятый человек, Гравос повернулся к нему и обменялся несколькими словами. Затем новоприбывший сбросил плащ и подошел к столу.

Гравос постучал по столу, остальные дворяне прекратили беседу и повернулись к нему.

— Джентльмены, я объявляю совет тохиксов открытым. Думаю, что многие из вас знают капитана Вахроноса Макроса из Лофосполиса. Это у него хватило смелости взять на себя миссию, о которой я говорил вам раньше. Он только что вернулся из лагеря Верховного Владыки Милона и короля Зеноса, где действовал по моему поручению.

Но пусть он сам расскажет.

Маврос выглядел раза в полтора старше своих тридцати лет. Его мрачное, но симпатичное лицо осунулось от усталости и нервного напряжения, но голос звучал уверенно.

— Господа, я провел вторую половину дня и ранний вечер вместе с Верховным Владыкой Милоном, королем Зеносом, Морским Владыкой Александросом и тохиксом Джефри из Кимбухлуна, хотя говорил все время Верховный Владыка.

Он заверил меня, что ни один человек или группа не подвергнутся атакам, если будут двигаться на юг. Более того, если они будут двигаться по главной торговой дороге, то он установит для них указатели к неотравленным колодцам.

Верховный Владыка подтвердил, что ему не нужны ни наша армия, ни запасы, ни вооружение. Мы можем забрать с собой все, что принесли. Он требует только выдачи короля и королевы.

— Ха-ха! — перебил его тохикс из Эпотисполиса Манос. — Он весьма заинтересован в этой парочке, скатертью дорога этому дерьму!

— Да, — согласился Гравос.. — Мы сделали ошибку, поставив на Застроса, но никто из нас не мог предположить, что он так изменится за три года изгнания. Теперь мы знаем, и надеюсь, еще не поздно освободить наши земли.

В разговор вступил тохикс Вахос.

— Я всегда действовал заодно с большинством — всем это известно, но я еще тогда говорил, что тот Застрос был не Застрос. Герцогства наших отцов были рядом. Застрос последнего года не тот, которого я знал всю жизнь.

— Может быть, так оно и есть, — согласился Гравос. — Милон хочет выдачи короля и его ведьмы-жены. У него небогатый выбор, мы можем продолжать сидеть здесь, пока люди будут дезертировать по одному и целыми подразделениями, до тех пор пока не сдохнем от голода и болезней, или можем предпринять самоубийственную попытку атаковать этот мост, хотя, по моему мнению, заколоться мечом проще и легче.

— Я предлагаю оставить Застроса и его жену нашему уважаемому врагу и, забрав лошадей, вернуться домой. У нас там много работы. Что скажешь, Совет?

Семь «да» были ему ответом.

— Так, с этим решено, — Гравос перешел к следующему вопросу. — Кто будет править вместо Застроса? Любой из нас имеет равные шансы занять трон Дракона. Но выдержит ли Южное Королевство еще несколько лет гражданской войны? Я думаю, нет.

Оглянитесь, джентльмены. Наш Совет когда-то насчитывал тридцать два человека, включая Застроса. Нас осталось всего девять. Если молодой Викос благополучно вернулся домой, то во всем Южном Королевстве всего два живых тихокса.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru