Пользовательский поиск

Книга Мечи конных кланов. Содержание - 10

Кол-во голосов: 0

И походный распорядок был снова изменен. Застрос проклинал непредвиденные задержки. Его молодая королева Лилиан, которую многие называли «ведьмой», была вынуждена выслушать его гневные тирады.

Капитан Портос возвращался из лагеря Его Величества в страшном гневе. Вполне обоснованное требование заменит его потрепанный отряд на левом опасном фланге свежим было холодно отклонено. Более того, его личная храбрость была поставлена под сомнение.

— Какая короткая память у королей, — думал он. — Когда Его Величество, тогда еще «Тохикс» Застрос с весьма расплывчатыми правами на престол, поднял знамя восстания, «Комис» Портос собрал, вооружил и посадил на коней целый батальон и присоединился к восстанию. О, тогда Застрос называл его «брат» и клялся в вечной благодарности, обещал богатое вознаграждение за помощь.

Портос видел, как большая часть его батальона была изрублена в битве при Арбакосе, и он вместе с Застросом отступил через границу Великого Южного Болота, в котором находилось Королевство Ведьм. Лихорадка, зыбучие пески, дикие животные почти уничтожили его отряд. Портос и оставшиеся двадцать его людей вернулись на землю предков и тайно собрали и вооружили новый батальон.

Затем пришла ужасающая новость, что король Рандос и семь остальных претендентов на трон, в один день внезапно покончили жизнь «самоубийством»; и «Тохикс» Фаркос, имевший на трон не больше прав, чем Застрос, был коронован. Затем Королевство было наводнено сражавшимися с себе подобными. Города были разрушены, деревни сожжены, дворяне и крестьяне скрывались в горах, лесах и болотах.

Портос и большинство других капитанов Застроса стойко обороняли свои города и земли, ожидая призыва от Королевства Ведьм, где укрывался их повелитель.

Они ждали долгих три года, пока Южное Королевство не развалилось на множество мелких княжеств. Фаркос управлял в столице и нескольких мелких пригородах, но большая часть его армии осталась у могущественных лордов. Сильное правительство, которое сделало когда-то Южное Королевство таким могущественным, сейчас исчезло, и вместо него воцарились хаос и беспорядок.

Когда пришел долгожданный призыв, Портос оставил защищать свои земли своих братьев и повел свой эскадрон на встречу с королем. К тому времени, когда Застрос и его ведьмино отродье леди Лилиан прибыли, их приветствовало пятнадцать тысяч человек.

Портос и его люди ожидали быстрого броска на плохо защищенную столицу, но Застрос повел их на запад, через саванны к берегам «Короля Рек», армия которого была самой внушительной. Отовсюду к нему стекались люди, желавшие служить такому могущественному лорду, способному восстановить порядок в королевстве.

К тому времени, когда Застрос встал у стен Ситеросполиса, под его знаменами было пятьдесят тысяч человек. Эта громада снова направилась на юг, миновав столицу.

И только когда его силы достигли семидесяти пяти тысяч, он осадил столицу и Фаркоса, которого называл предателем. Жалкие остатки тех сил, которые развеяли когда-то его притязания на власть, ныне склонили перед ним свои знамена и признали его Королем.

Когда советники и телохранители короля Фаркоса сбежали к Застросу, Фаркос убил свою жену, дочь, сына, поджег дворец и бросился на свой меч.

Так Застрос был коронован Королем Эллинии, новым титулом, ни разу не носимым другими. Но для Портоса эта победа досталась дорогой ценой. Вскоре после отъезда его родной город был разграблен какой-то бандой, только крепость устояла, но братья были убиты.

Когда Застрос объявил о своем намерении идти войной на Кенуриос Элас и Каролинос, чтобы объединить всю Эллинию, то Портос сделал все, что мог. Он продал свои земли и собрал новый батальон. И его люди первыми вступили на землю Каролиноса и первыми погибли. За первые пять недель он потерял около шестисот незаменимых людей и лошадей. Его войска оказались в конце линии снабжения, они нуждались во всем. Казалось, что каждый приказ Застроса был глупее прежнего. Настроение в эскадроне падало. Вот поэтому он и примчался к своему королю. А с ним обошлись, как с бездомной дворняжкой, заставив ждать несколько часов.

Когда его терпение лопнуло, он сам пошел через прихожую в приемную. Копейщики их охраны короля знали капитана Портоса и пропустили его.

10

Гигантские каменные укрепления у моста на реке Ламбу выдержали не одну сотню лет и мощное землетрясение, поэтому Милон не удивился, когда его саперы ничего не смогли сделать. Но с фортами они были удачливее. Дальний, в тридцати двух милях по реке, был естественным, но ближний — искусственным, сделанным из больших гранитных блоков. Милон использовал их для возведения крепости на северном конце моста.

С прибытием стратегоса Гавоса и основной части армии конфедерации работа закипела. Укрепление было закончено. Теперь его можно было удерживать небольшими силами.

Это была идея Гавоса послать Маклауда и его всадников помочь горцам короля Зеноса. И судя по последующим сообщениям, они действовали успешно.

К концу четвертой недели Милон приободрился. Продвижение Застроса замедлилось, начали прибывать когорты из Срединных Королевств — конники, лучники. Когорты были в среднем небольшие — по пятьсот человек, но эти Вольные Бойцы были лучшие солдаты того времени — надежные, мобильные, смелые.

К концу шестой недели прибыл старый храбрец герцог Кум-бухлуна во главе армии из шести тысяч человек, ожидалось еще шестьдесят пять сотен из Питзбурка. Сдержал свое слово и король Харцбурка. Чтобы не отстать от своего главного соперника, он послал шестьсот дворян-кавалеристов и семь тысяч Вольных Бойцов.

Случайно Милон находился у западных ворот крепости, когда колонна легкой кавалерии пропылила через них с Томосом Гонса-лосом, ехавшим нога в ногу с неизвестным эллинойским офицером. Милон мысленно позвал Томоса, который сказав несколько слов спутнику, направил своего коня к Милону.

— В чем дело? — громко спросил Милон. — Если эта когорта из нерегулярных войск, то она вооружена и дисциплинирована лучше всех регулярных, а если Вольные Бойцы, то они — грязные замарашки. Я думал, ты на юге с Маклаудом.

Томос улыбнулся.

— Мне нет нужды быть там. Ваше Высочество правы: конники и горцы короля Зеноса подходят друг другу, они сработались.

Но громко говоря вслух, мысленно он передавал:

— Здесь около тысячи легких кавалеристов, личный эскадрон капитана Портоса во главе с ним. Это первоклассные бойцы. Я знаю, мы нападали на них около месяца.

— Дезертиры? — удивился Милон. — Они из войска Застроса?

— Из лучших, милорд. Комис Портос — капитан кавалерии у Застроса в течение шести лет, с момента, когда тот поднял знамена. Он потерял или продал все, чем владел у Застроса.

Милон потряс головой.

— Перебежчики ненадежны, а иметь в лагере тысячу враждебных кавалеристов опасно. Лучше иметь их безоружными. Солдаты будут работать, а офицеров под охраной нужно отправить в Кенуриос Атенаи со сладующим…

— Прошу прощения, — перебил Томос. — Но я верю его истории, и…

— И, — хмыкнул Милон. — Ты еще молод, старые люди подозрительны.

— И, — продолжал Томос. — Маклауд просил сообщить Вашему Высочеству, что он подверг капитана испытанию Кошкой и считает его правдивым. Он сказал, что Ваше Высочество должны услышать его историю сами и распросить его.

— …и когда, — закончил Портос, — я доехал до своего лагеря, я рассказал своим офицерам о происшедшем в ставке короля и своих планах. Не нужно было объяснять, что произойдет, если мы будем подчиняться приказам Застроса. Затем я сел на свежего коня и уехал в горы с белым флагом на копье. Мне потребовалось около двух дней, чтобы встретиться с горцами. Когда это произошло, я попросил встречи с их вождями. Вождь Маклауд, в отличие от Томоса и вождя Хвальта, был настроен верить мне с самого начала. Томас же предложил подвергнуть меня пытке, чтобы я открыл тайну, а вождь Холт хотел перерезать мне горло.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru