Пользовательский поиск

Книга Консул. Содержание - Глава 11, в которой накал страстей достигает максимума

Кол-во голосов: 0

– И что? – спросил Сергий с осторожностью. – Им никак нельзя помочь выйти на свободу?

– Я пробовала, – тряхнула волосами Давашфари. – Император Ань-ди во всем слушается вдовствующую императрицу, и та пользуется этим – правит, как хочет, доверяя только своим братьям… Но мне удалось заручиться благосклонностью Сына Неба – он находит у меня жалость и утешение, а когда император успокаивается, я даю ему несколько советов… Раньше Ань-ди относился к моим словам настороженно, но я руководствовалась не корыстью, а простым здравым смыслом. Император раз поступил по-моему – и выиграл. Другой раз, третий… И проникся ко мне доверием. Освободить римлян я не смогла – этого не хочет императрица, она опасается дурного влияния Запада, где господствует Белый тигр… Ах, если бы вы только знали, как мне приходится сложно! Это такое опасное и трудное занятие – постоянно балансировать, как канатоходец, боясь навлечь на себя гнев Высочайшей или быть отвергнутой императором. И все же я кое-чего достигла – именно благодаря моим усилиям римлян не казнили до сих пор, удерживая в застенках, подвергая наказаниям, но не предавая смерти!

Давашфари улыбнулась Гефестаю, пристально посмотрела на Сергия, и проговорила:

– А почему бы вам не попробовать освободить соотечественников? Я внимательно наблюдала за вами – вы все люди смелые и решительные…

Лобанов осторожно проговорил:

– Да мы бы с удовольствием, но как покинуть дворец незаметно? Как выбраться за пределы Поднебесной целыми и невредимыми?

Искандер больно пнул ногой Сергия, и Давашфари заметила это.

– Твой друг не доверяет мне, – грустно заметила женщина.

Гефестай посмотрел на Тиндарида с таким гневом, что Давашфари поспешила успокоить его словами:

– Он имеет на это полное право, ведь вы совсем не знаете меня. Я ничем не рискую. Даже если ваша попытка провалится, я легко оправдаюсь перед императором, но вот вам оправдания не будет.

И все же я очень хотела бы заслужить ваше доверие. Поймите меня правильно – первый раз в жизни я вижу людей из Рима! Да я всё готова сделать для вас, и вовсе не из чувства долга, а чтобы утолить тоску по родине. Странно, да? Я никогда не видела Рима, но больше всего на свете хочу пройтись по его улицам, любуясь храмами, толкаясь в толпе римских граждан… Иногда я вижу Рим во сне – это очень странный город, и он совершенно не похож на истинную столицу империи, но то сладкое чувство, с каким я просыпаюсь, искупает всю непохожесть… Хотя откуда мне знать, похож он или нет. Рим велик?

– Велик, – улыбнулся Сергий.

– Больше Лояна?

– Куда больше! – внезапно разговорился Гефестай. – В Риме живет миллион человек! Это очень красивый город, там все дома… ну, почти все покрыты мрамором, и… и вообще!

Задохнувшись, он выпалил:

– О, Давашфари! Поедем в Рим вместе!

Сергий ожидал неудовольствия наложницы, возможно, сглаженного шуткой, но женщина лишь побледнела, поднося ладони к щекам. Глаза ее наполнились слезами.

– Я… я не знаю… – пролепетала она. – О, зачем ты мне это сказал… Отныне я потеряю покой!

– Прости! – взвыл Гефестай. – Но я звал тебя, желая не зла, а блага! Тебе… и мне. Ну, пусть только тебе, тебе одной!

– Ах, кто я для Рима? – всплеснула руками Давашфари. – Здесь я занимаю место на самой вершине, стою всего лишь на ступеньку ниже императрицы. Я обзавожусь связями, коплю богатства, укрепляю положение. Поднебесная – великое государство, а я оказываю влияние на его жизнь. Князья-ваны ищут со мной знакомства, и даже братья из рода Дэн опасаются враждовать с хуан гуйфэй… Да и не в моем желании или нежелании дело… Поймите, сам разговор о моем отъезде карается смертью, я – наложница Сына Неба!

– Мы поможем! – напирал сын Ярная.

Удельная принцесса, печально улыбаясь, только головой покачала – уж она знала, как велика власть императора, как длинны его руки.

Поглядывая на огорченного Гефестая, Сергий сказал:

– О, достойнейшая из достойных, ты сказала, что готова нам помочь…

– Да! – пылко ответила дочь ябгу. – Из дворца легче всего уйти в «пятицветной» повозке императора, под гром музыки и с почетным эскортом. Никто не посмеет остановить выезд, ни у кого не поднимется рука отворить дверцу и увидеть вместо Сына Неба римлян-беглецов. А однажды ночью нужно будет покинуть подорожный дворец и отправить пустую карету куда-нибудь на восток. На юге, в городе Фаньюй, большой порт, там всегда найдутся корабли, готовые отплыть с началом муссонов. Именно на таком и можно будет покинуть пределы Поднебесной. Ах, ну, пожалуйста! Поверьте мне!

Сергий переглянулся с Искандером, и тот пожал плечами. Дескать, ты у нас командир, тебе и решать.

– Хорошо, – твердо сказал Сергий. – Мы попробуем.

Давашфари расцвела, не пряча слез, а Тзана нежно поцеловала Лобанова – из солидарности.

Глава 11,

в которой накал страстей достигает максимума

1

Ород расставил своих людей в дневной дозор и вернулся в отведенные ему покои. Нужды особой в дозорах не было, дворцовая стража справлялась со своими обязанностями, да и оружие у свиты «гьялпо» отобрали, но нельзя позволять распускаться «головорезикам» – пусть всегда чувствуют ошейник, поводок и твердую руку хозяина, могущую и прикормить, и всыпать плетей.

Косой кутался в затканный львами халат цвета листьев ивы, надетый поверх светло-желтой шелковой рубахи, не выделяясь на фоне тысяч придворных приживал. Император и ему выделил щедрое содержание, но… Вот «головорезики» – те блаженствовали, они чувствовали себя как в раю, куда попали еще при жизни, и вовсю пользовались усладами и утехами Наньгуна. Однако Ороду было куда труднее. Ород пребывал в растерянности.

Его идея – проникнуть во дворец под видом гьялпо – удалась, хотя и возникла под влиянием момента, да просто с отчаяния. И что теперь? Что дальше?

Ород заходил по комнате, хмурясь и покусывая губу. В самом деле, как ему быть?

Остановившись у окна, за которым просматривался канал с горбатыми мостиками, Косой глубоко задумался.

Начнем сначала. Кто он, вообще, такой? Ацатан, коих в Парфии как собак нерезаных. И что ему светит в будущем? А ничего! Будь он сынком какого-нибудь Сурена или Михрана, тогда другое дело, а так… Да, посол Готарз что-то такое ему обещал, чуть ли не возведение во фратараки. Чушь! С какой стати царь царей станет наделять титулом и землями простого ацатана? Да ему и в голову такое не придет!

Это просто смешно – думать, будто батез и в самом деле станет выпрашивать у шахиншаха чинов и благ для бедного родственника! Если он и попадет на прием к Осро, то лишь для того, чтобы самому урвать от царских щедрот. Это же ясно…

И что из этого следует? А то! То самое! Как ни старайся, как ни исполняй приказ, как ни следуй долгу, все, что ему достанется в уплату за труды и потери, – это пустая похвала. А в качестве поощрения – задание похлеще прежнего, чтоб уж наверняка пропал живучий ацатан, да будет он поживой ночного дэва…

Ород глубоко вздохнул. Ох уж эти мысли… Они разъедают ему душу ядом змеи, ибо толкают на предательство. Хотя – почему? Ныне он неизмеримо далек и от Партавы, [47]и от ее шахиншаха. И разве он хоть что-то творит против земляков? Ни-че-го! И хватит уже толковать о долге. Он столько крови и пота пролил на службе царю царей, что уже не он кому-то там должен, а ему самому должны! Ему, ацатану из обедневшего рода!

Так что же, забыть о шахиншахе и поклониться Сыну Неба? А почему нет? Конечно, что и говорить, положение его шатко и непрочно. Он представляется гьялпо, и пока это сходит ему с рук. Пока! Стоит кому-нибудь отправиться в Лха-ла и разведать истинное положение дел, как всё рухнет – рухнет и погребет под обломками ацатана, навесившего на себя цацки гьялпо.

Правда, добраться до Лха-ла непросто. Даже отыскать крошечное царство среди твердынь Каракорума и Гималаев – задача сложная.

вернуться

47

Партава– так называли свою страну сами парфяне-парны. Интересен перевод этого названия: его примерное значение – Украина (от слова «парта» – край, окраина).

47
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru