Пользовательский поиск

Книга Консул. Содержание - Глава 7, в которой Сергий убеждается, что выше гор могут быть только горы

Кол-во голосов: 0

– Седлай коней! Живо!

Даос поспешно уполз окарачь, а Сергий метнулся к Искандеру. Перерезав путы, скомандовал:

– Подбери хоть какое-то оружие! Мигом! И – к лошадям!

Тиндарид, ни слова не говоря, бросился к убитым сакам, схватил пару мечей, добавил еще столько же, складывая холодное оружие в звякающую охапку, как дрова. Пробегая мимо освобожденного Гефестая, он швырнул кушану клинок. Сын Ярная использовал оружие по назначению – бросился помогать Лобанову.

Битва уже затихала, но дожидаться ее исхода принцип-кентурион не собирался. Освободив последнего – Лю Ху, – Сергий почесал в лесок к лошадям и махом взлетел в седло.

– Ходу!

Оглядываясь на рощу саксаулов, за которой клубилась пыль и возносился бешеный вой, он ударил пятками, понукая коня. А того не надо было долго упрашивать – «парфянец» дунул, как порыв ветра, и вскоре уже был за низкорослым леском.

Глава 7,

в которой Сергий убеждается, что выше гор могут быть только горы

Копыта коней с четкостью метронома ударяли в землю, ужимая последние мили парфянской земли. Приближалась великая река Окс, [33]по ней проходила граница.

Преторианцы вплотную подходили к еще одному пределу, еще одна веха на долгом пути обещала его скорое окончание. Ах, если бы скорое… Впереди уже лиловела пильчатая линия гор из самых великих в Ойкумене, а за ними ждал трудный путь по краю пустыни Такла-Макан, где белое солнце и полнейшее безводье не оставляли живому ни малейшего шанса. И только потом на мутном горизонте проступят зубцы Великой стены, отгородившей Срединную страну от варварских набегов. Ох, сколько же еще топать до тех зубцов…

Сергий вздохнул, легонько ударяя коня пятками, и тут же зло ощерился, вспомнив, что ограблен. Начисто.

Денег нет, саки у всех посрезали кошели и посрывали ценные вещи. Главное, и цирковые причиндалы тоже растащили! Одному Эдику повезло – набор кинжалов-пугио остался с ним. А толку? Хорошо хоть мечи успели подсобрать, а где теперь искать горючую жидкость для выдувания огня? Или это к лучшему? – попытался себя утешить Лобанов. Вкус у горючки отвратительный… Тут же ноги напомнили ему, что седел у них тоже не осталось.

– Ч-черт…

– Что? – громко спросил Искандер, скакавший рядом.

– Да вспомнил этих отморозков!

– Ничего, – прогудел Гефестай с другого боку, – парфяне их всех уделать должны.

– Никаких шансов!

– Косой вступился за нас, – прокричал Эдик, – и отомстил подлым дикарям!

Неожиданно налетел «сухой дождь» – по земле загуляли пыльные смерчи, сгустившуюся мглу пошли полосовать молнии, прогремел гром, перекатываясь из конца в конец, а вот обрушившийся ливень так и не достиг иссохшей почвы – капли испарялись на лету.

Когда душная полутьма рассеялась, впереди стеной встали прибрежные леса. Выше всех поднимались тополя, развесистые карагачи и чинары. Узкие проходы между деревьями были буквально забиты порослью тамариска и колючего чингила, а в прогалах закручивались лианы.

Выехать на берег было задачей неразрешимой, пришлось слезать с коней и мечами прорубать дорогу в подлеске.

Просека вывела отряд к прибрежным зарослям камышей.

– Ну, и чаща… – прогудел недовольный голос сына Ярная, и Сергий определил, что зашел слишком вправо.

Исправить ошибку ему не дали – из тростников высунулась морда молодого леопарда. Раздраженно скалясь, зверь фыркал и щелкал зубами, вперив в принципа-кентуриона горящий взгляд медовых глаз.

– Брысь! – сказал Лобанов.

Леопард, как спущенный с тетивы, бросился на двуногого пришельца, вторгшегося в его законные охотничьи угодья.

Сергий молниеносно увернулся, отшагивая и отводя меч. Гигантская кошка заурчала, собираясь в пружинистый комок. Напряглись лапы, под бархатистой шкурой проступило витье стальных мышц. Леопард жалобно заблеял, сжимаясь перед прыжком, и вот пятнистое тело вздрогнуло, готовясь выбросить упругую массу в толчке, подмять, впиваясь клыками…

Сергий привстал на колено, выставив акинак. В момент звериного броска нужно прыгнуть самому, стелясь по-над песком, и вонзить клинок в этого кота-переростка.

Жалко красивое животное, но что же делать, если оно русского языка не понимает?

Лобанов уже уперся толчковой ногой, как вдруг в желтом глазу суперкошки, пылающем яростью, завязла стрела. В секундной тишине донеслось пение спущенной тетивы.

Леопард конвульсивно распрямился, выбрасывая передние лапы вверх, закидывая назад голову, и упал без дыхания.

Сергий медленно обернулся. В двух шагах от него стоял таинственный спаситель, незваный ангел-хранитель с луком в руках, в шароварах и короткой куртке.

– Тзана? – спросил Лобанов, словно сомневаясь в том, кого он видит перед собою.

– Ага… – согласилась девушка и добавила, будто извиняясь: – Не успела спрятаться.

Сергий приблизился к ней и протянул руки. Тзана вздохнула, бросая лук, и прижалась к принципу, вытягиваясь стрункой. Полузабытая услада холодком прошла по спине Лобанова.

– Вот кто меня спасал… – прошептал он, ласково гладя тяжелые длинные волосы. – Моя сарматочка…

Сарматочка уткнулась лицом ему в грудь и сказала глухо:

– Ты бы и сам себя спас не хуже… Просто… Как не помочь тому, кто сказал тебе самое главное слово? [34]

– Моя ж ты прелесть…

Тзана подняла голову, упираясь подбородком, и проговорила:

– Ты совсем не сердишься?

– Совсем… Что толку на тебя сердиться… И как только Киклопик отпустил тебя одну?

– Ну, он помог мне собраться и объяснил дорогу. Я прискакала на тот берег этой вашей Италии, туда, где море… Оно, как император, называется… Адриатическое! Его я переплыла на корабле, и по виа Эгнатиа добралась до Афин. Вот… Ты только не думай, что я такая бессовестная. Мне было очень стыдно… До тех пор, пока я не придумала себе занятие – стала беречь тебя. Скажи, – внезапно спросила Тзана, – ты хотел ту женщину, на берегу большой реки?

– Большая река называется Евфрат…

– Хотел или нет?

– Хотел, – честно признался Лобанов, – но не взял бы ее.

– Почему? – удивилась девушка. – Она красивая… Была.

– Понимаешь, она была слишком грязная… внутри. Она как дерево с прогнившей сердцевиной – смотришь на такое и любуешься. А под гладкой корою – труха и жирные личинки. Да и потом, редко кто может понравиться после тебя, моя красотуля…

– Правда?

– Истинная… Пошли, удивим наших.

– Пошли! – обрадовалась Тзана.

Тут как раз Гефестай издал трубный зов:

– Сережка, ты где?

– Иду…

Неторопливо беседуя, Сергий и Тзана вышли из зарослей.

– Я думал, босс удовлетворяет естественную нужду… – бойко начал Эдик и забыл продолжение.

Искандер молча замер, глядя на Тзану так, будто встретил привидение, а сын Ярная восхищенно хлопнул в ладоши.

– Ну, что за девка! – крякнул он – Полцарства за такую не жалко, а потом и остальную половину отдашь!

– Никаких шансов! – выдавил Тиндарид.

Тзана засмеялась, словно хрустальный колокольчик прозвенел.

Ханьцы-философы растерянно оглядывали преторианцев, то и дело переводя взоры на сарматку, но, видимо, ситуация привычному анализу не поддавалась.

– Не понимаю, – жалобно сказал Го Шу, и потряс головой.

– Это моя жена, – объяснил Сергий. – Я ей велел дома оставаться, а она не послушалась.

Тзана скромно потупила глазки.

– И эта девушка все это время следовала за нами? – с ужасом спросил И Ван. – Одна?!

«Эта девушка» вздернула голову, и надменно сказала:

– Я – дочь вождя, я не из тех изнеженных, слабосильных кукол, которые прячут под толстым слоем румян рыхлую кожу и дряблые мышцы. Я – сильная!

– Мы потрясены! – выразил общее мнение «триады» Лю Ху.

Чанба, продравшись к берегу Окса, вернулся с криком:

– Там какой-то корабль плывет! Большой!

вернуться

33

Окс, или Акес, – ныне Амударья.

вернуться

34

У сарматов не было принято клясться в вечной любви. Мужчина и женщина, собираясь жить вместе, говорили друг другу: «Навсегда».

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru