Пользовательский поиск

Книга Земля оборотней. Содержание - Глава 16 Что делать, куда идти?

Кол-во голосов: 0

Ярьямейнен расхохотался.

— Дело не в количестве. Источник магии — благодать Калмы. Думашь, ктоменя сюда направил? Кто подсказал мне, что в Луотоле находится Нечто Ценное, что не используется по назначению? Нечто такое, что оказалось старой, самонадеянной Лоухи не по силам? Не пора ли передать это Нечто более достойному? Вот на что намекнула мне Матерь Калма!

— Калма не могла такого сказать! — взвизгнула Лоухи. — Она избрала меня и мой род в хранители са…

В последний миг она захлопнула рот, сообразив, что чуть не проговорилась.

— Значит, ты оказалась недостойной!

Ярьямейнен уже стоял по другую сторону чаши, нависая над Лоухи, словно белый медведь. Лоухи опять невольно вспомнила Карху и на миг струхнула. «Вот навязался на мою голову! — подумала она с ненавистью. — Но каков наглец! Он кощунствует, оскорбляет Калму, приписывая ее воле собственную алчность и жажду власти. Проклятый лицемер! Не позвать ли стражу?»

Лоухи уже готова была кликнуть стражников, что караулили вход в гнездо, но опомнилась. Позвать стражу — Значит расписаться в слабости. Что может стража такого, чего не может она? Но не устраивать же с наглецом бой прямо в собственных палатах! Если она убьет Ярьямейнена, ей будет мстить весь его род. Хоть клан, говорят, и разрозненный, но ради такого случая они охотно объединятся. Кровная месть сейчас особенно не ко времени… А если он убьет ее? Лоухи не была твердо уверена в своей победе. Нет, поединок — несвоевременно и неразумно, хоть и приятно… Но тогда — что? Как внушить наглому чужаку раз и навсегда, что ему пора убираться? Лоухи зажмурилась и воззвала в мыслях: «Подскажи верное решение, Мать Калма!»

И Мать Калма подсказала.

Лоухи открыла глаза и улыбнулась в лицо северянину.

— Давай призовем Калму, — предложила она. — И спросим ее саму.

Ярьямейнен взглянул на Лоухи с недоверием.

— Ты собираешься призвать ее? Прямо сейчас?

— Вот вода, твой жертвенный нож у тебя на поясе, мой — в том сундуке. Мы вместе узрим Прорубь и вместе призовем Калму. А когда она явится, спросим ее, кто из нас прав.

Вообще-то, Лоухи не вызывала Калму уже несколько лет, с самого дня последнего пророчества. Не хотела тратить силы и жизнь — да и боялась. Страшное это дело, обращаться напрямую к великой богине. Страшное — и опасное. Но Ярьямейнен загнал ее в ловушку. Правда, и сам туда угодил. «Посмотрим, сумеет ли он быть таким же дерзким на краю Проруби? — не без удовольствия подумала Лоухи. — Вызывать Калму — это не одинокой старухе угрожать…»

Но Ярьямейнен вовсе не выглядел испуганным. Скорее, удивленным.

— Ты предлагаешь мне обратиться к Калме? — повторил он. — Вот так, запросто, прямо в собственном гнезде? Странно. Мне казалось, что южные туны — чистоплюи… Что они боятся проливать кровь…

Лоухи достала нож из сундука, обнажила запястье.

— Ну что же ты медлишь? — Она уже держала руку над чашей. — Я готова.

Зрачки Ярьямейнена расширились… и он захохотал. Да так, что едва не выронил нож от смеха.

— Разве я что-то говорил о своейкрови?

Пришла очередь Лоухи удивляться. Чьей же еще кровью можно вызвать Калму? Кровь рабов для этого не годится — только благородная кровь тунов… И если Ярьямейнен не собирается использовать свою…

И тут она поняла. Лицо ее окаменело. Ярьямейнен поднял взгляд, и его хохот захлебнулся. Не было больше испуганной старухи. Перед ним, скрестив руки, стояла Хозяйка Похъёлы.

— Убирайся, — прошипела она. — Даю тебе срок до темноты, чтобы ты и твои прихвостни покинули пределы Туонелы. Каковы бы ни были твои намерения, никогда такая мерзость, как туны клана Этелетар, больше не пересечет границ моих владений! Пусть обрушится на ваши головы гнев земли, неба и Матери Калмы!

Ярьямейнен пожал плечами и спокойно убрал нож в ножны.

— Этак вы никогда не достигнете истинного могущества, — наставительно сказал он. — Матери Калме угодно, когда ее дети доходят до последних пределов…

— Проваливай. Или я позову стражу, и тебя выкинут.

— Я не прощаюсь, — любезно улыбнулся Ярьямейнен, сверкнув своими акульими клыками. — Хорошо, я сегодня покину озеро Туони. Но когда я вернусь в следующий раз, Лоухи, все кланы Похъёлы тебе не помогут.

Глава 16

Что делать, куда идти?

Йокахайнен появился, когда остальные расположились на солнечной площадке перед лазом гнезда, собираясь завтракать. Нойда подошел, на ходу завязывая ворот кожаной рубашки, как ни в чем не бывало сел, потеснив Ильмо, и принялся жевать полоску вяленого мяса.

— Что же тебя твои красавицы не накормили? — поддел его Аке.

— Не накормили, — невнятно подтвердил саами, набив рот едой. — Одними ягодами сыт не будешь. От этой вороники у меня уже брюхо крутит. Мои красотки улетели на промысел, до заката не вернутся. Меня с собой звали, но я не сова, чтобы есть сырых мышей, да еще живьем…

— Да и крыльев у тебя нет, — добавил Ильмо. — А теперь расскажи, что ты от них узнал.

Наевшись, Йокахайнен принялся рассказывать. И чем дольше он говорил, тем сильнее вытягивались лица слушателей.

— Вы с Асгерд были правы — они тут, в этом клане, гораздо лучше осведомлены, чем прикидывался старый Пухури. Нет, о том кошмаре, что случился в Луотоле, он рассказал все правильно. Только умолчал о том, что началось потом.

— А что началось?

— Смута. Передел власти. Другие старшие кланы потребовали от Лоухи объяснений, но ничего не получили, кроме совета убираться восвояси. Однако Лоухи уже не в том положении, чтобы раздавать подобные дружеские советы. Последние лет двадцать она звалась Хозяйкой Похъёлы, но нынче ее власть пошатнулась.

Йокахайнен принялся загибать пальцы:

— Во-первых, снова зашевелился клан Кивутар. Самый близкородственный клану Лоухи, тоже приморский, владеющий восточным берегом фьорда Луотолы. Они сейчас не слабее рода Ловьятар — и претендуют на морскую торговлю с варгами. А во-вторых, в последнее время с севера появился некий клан Этелетар. Честно говоря, сам я о нем никогда не слышал. Говорят, они живут и гнездятся прямо на Вечном Льду и не прочь перебраться южнее. Мои девицы сказали, что у них самые страшные колдуны во всей Похъёле, с ними благословение каких-то неназываемых ночных богов. Северяне требуют допустить их в Луотолу и проверить, что там замутила Лоухи, — дескать, их колдуны открыли, что это может быть смертельно опасно для всей Похъёлы. Лоухи сопротивляется как может. Но долго это не продлится. Сейчас весь многочисленный клан Ловьятар сидит на летнем гнездовье, но еще месяц-два — и туны начнут голодать. Тогда-то и начнется.

— Что?

— Война.

Несколько мгновений все молчали, обдумывая его слова.

— Как это все коснется нас? — проговорил Ильмо.

— Нет, не так — уточнил Аке, — как мы этим можем воспользоваться?

— Никак, — неожиданно встряла Асгерд. — Надо уходить отсюда как можно скорее.

— Почему?!

— Вчера вечером я подслушала разговор старейшин. Они не верят ни единому нашему слову, но боятся нас всё сильнее и сильнее. Сейчас они думают, что им делать — то ли выдать нас клану Лоухи, то ли заручиться нашей помощью и объявить Лоухи войну. Потому что они тоже не прочь расширить свои земли. А от того, к кому они сейчас примкнут, и правильно ли выберут сторону, зависит для них слишком многое. Как вы понимаете, нас не устраивает ни первое, ни второе…

— Так ты знаешь похъёльский? — воскликнул Йокахайнен.

— Ну да.

— А почему молчала?

Асгерд пожала плечами.

— Ты не спрашивал.

— Асгерд, — сказал Ильмо. — Пожалуйста, определись наконец — с нами ты или сама по себе? Я не могу полагаться на человека, который скрытничает и ведет свою игру. Иначе — чем ты отличаешься от Хиттавайнена?

— Я не оборотень! — возмутилась девушка. — Не надо сравнивать меня с этим предателем…

Аке хлопнул в ладоши, призывая к тишине.

— Нашли время ссориться! Лучше объясни мне, многомудрая Асгерд, как здешние туны собираются выдать нас Лоухи, если они, как ты говоришь, боятся нас до икоты?

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru