Пользовательский поиск

Книга Земля оборотней. Содержание - Глава 11 Нет прощения предателю

Кол-во голосов: 0

— Моему отцу стало известно, — говорила она с набитым ртом, — что старая ведьма Лоухи либо сама сотворила колдовством, а скорее, где-то украла, некий могущественный предмет, созданный явно не по мерке Мидгарда. Теперь с миром творится что-то нехорошее, словно бы трещины по нему пошли, и с каждым днем все хуже. А старшие только болтают и чего-то ждут. Я пришла к отцу и заявила, что медлить нельзя — надо остановить разрушение, пока не поздно! Папаша наорал на меня, дескать, это не мое дело, велел не вмешиваться. Он, мол, и без меня сам все решит. А сам даже задницу от скамьи не оторвал. Конечно, я не стала его слушать, а направилась прямиком в Похъёлу. Нарочно выбрала эту дикую тропу, чтобы не являться сразу в Луотолу, а разведать всё потихоньку: что за волшебный предмет, и нельзя ли его как-нибудь уволочь и приспособить для благих целей, — и, только вошла на перевал, как сразу попалась этому проклятому медведю. Ну и крепки у него заклятия!

Аке укоризненно покачал головой:

— Вот, что бывает с глупыми девами, которые ослушались отца и сбежали из дома, да еще куда — в Похъёлу! Ильмо, недаром я тебе говорил давеча, что дева должна сидеть дома и ждать. Пример — перед нами.

К разумным слова кормчего Асгерд отнеслась непочтительно:

— Да где такого понабрался, Аке Младший? Уж небось не от отца!

— Ты знала моего отца? — напрягся варг.

— Кто же в Норье не слышал об Аке Проклятом? Ходят слухи, что его последний сын тоже где-то сгинул, и род пресекся…

— Надеюсь, эти слухи не дошли до моей невесты? — встревоженно пробормотал Аке.

— Будь она такой глупой, как я, — невинным голосом произнесла Асгерд, — она бы отправилась тебя искать. Но ведь она благонравная дева и, конечно, выйдет замуж за того, кого укажет ей отец, когда до него дойдут слухи о твоей смерти.

Аке нахмурился, а Ахти рассмеялся.

— Ты, наверно, единственное дитя в семье, — сказал он Асгерд, ласково ей улыбаясь. — Потому отец и воспитал тебя, как сына? Что ж, я слышал, в прежние времена такое бывало частенько.

— Вот еще! У меня полно братьев и сестер.

— Кто твой отец? Какой-нибудь ярл? — спросил Аке наугад.

— А то как же! Могущественный!

— Как его зовут? Я его знаю?

Дева развеселилась.

— Конечно, знаешь! Поэтому и не скажу его имя. Мой папаша — старый хитрован, и мы с ним отлично ладим. Но иногда на него находит, и он становится таким кровожадным, хуже вашего блохастого оборотня. Ух как мы с ним ругаемся! Он упрям, а я — вся в него.

— Матушка у тебя такая же воинственная? — спросил Ахти.

Асгерд поморщилась.

— Нет. Мать… ну, баба, что еще о ней скажешь. Поколдовывает понемногу. Если, скажем, неурожай или тяжелые роды, все к ней бегут за помощью — у нее есть волшебное ожерелье… Моего братца обожает без памяти. Он ведь красавчик, девичья присуха… вроде тебя, Ахти. А меня и сестер она никогда не любила. По-моему, просто боится нас, ха!

Снежный перевал остался позади, как и оба Клыка. Древняя тропа шла под уклон, извиваясь в скалах. Это было то самое каменистое, поросшее черным еловым лесом ущелье, куда Рауни когда-то колдовством отправил душу Ильмо. Только черепа под ногами больше не попадались — чем дальше от входа в логово, тем их становилось меньше. Теперь-то Ильмо знал, что сын Лоухи перенес его прямо к входу в пещеру Карху. Если бы тогда медведь оказался дома, едва ли Ильмо успел бы разрушить чары и вернуться в явь…

Деревья росли только в узких ущельях, надежно укрытых от ветра. Стоило горам немного расступиться, как ельники исчезли, сменившись голым камнем и рощицами мелких многоствольных березок, которые выглядели так, словно горный ветер завязал их узлом.

— Еще несколько дней, и мы войдем в пределы Внутренней Похъёлы, — сказал Йокахайнен. — Что мы будем делать дальше — когда встретим тунов?

Ему долго никто не отвечал. Хотя они обсуждали это много раз, еще сидя на горе у Вяйно, но ничего толкового так и не придумали. А сам Вяйнемейнен ничего не предложил.

— Едва ли мы сможем идти и дальше незамеченными, — продолжал саами. — Опасность наткнуться на тунов по эту сторону гор увеличивается во много раз. Надо что-то придумать… какую-то байку — хотя бы что им сказать при встрече. Как объяснить свое появление в Похъёле, куда людям путь закрыт, — чтобы туны не сразу оторвали нам головы!

— А что вы все на меня смотрите? Будем действовать по обстоятельствам, — неохотно сказал Ильмо. — Ничего умнее я придумать не могу.

— А меня совсем другое заботит — что мы будем делать с нашей девицей? — спросил Аке. — Не тащить же ее с собой в Похъёлу!

— Ну, с гор-то мы спустимся вместе, — надменно ответила Асгерд, которая шагала рядом с ним. — Так и быть, пригляжу за вами. А дальше каждый пойдет своей дорогой. Мне тоже обуза не нужна.

— Баба с возу… — язвительно отозвался Аке.

Ильмо покачал головой: он вполне понял нрав Асгерд — и видел, что упрямую деву не переспоришь. Йокахайнен тоже не особенно огорчился. Зато Ахти сразу же впал в отчаяние. Он догнал девушку и пошел с ней рядом, уговаривая остаться с ними, пугая опасностями одинокого пути по чуждой, жестокой земле. Асгерд только посмеивалась.

За прошедшие дни Ахти совершенно потерял голову. Видно, недаром к его рождению был как-то причастен Лемпи, бог любви. И недаром тот же Лемпи считался демоном в свите Калмы. Только демон мог сыграть с парнем такую злую шутку. Ахти не сводил глаз со спасенной девицы, постоянно отирался около нее, пользовался каждым случаем, чтобы поговорить с ней или чем-то подсобить. Ильмо впервые увидел, как быстро и безоглядно влюбляется его друг, и только молча сочувствовал. Ибо Асгерд, хоть и держалась с Ахти дружелюбно и не изводила его колючими насмешками, как спесивого Аке, но при этом явно оставалась к нему равнодушной.

Как-то, перекинувшись парой фраз с Асгерд, Ахти внезапно покраснел и быстро ушел далеко вперед. Ильмо догнал его и заговорил без обиняков:

— Да что с тобой такое творится? Ты на себя не похож! Можно подумать, ты в первый раз влюбился…

— «В первый раз!» Глянь на эту деву: будто не оттаяла по сей день. Холодом от нее так и веет. Ты не думай, что я о себе много мню. Но мать давно сказала, что на мне благословение Лемпи — не знать неразделенной любви. А эта Асгерд… Я ведь спас ее — так могла бы хоть проявить благодарность! Нет, это явно не просто так. Уж не в Аке ли дело? То-то этот варг на нее все поглядывает…

— Вот только слежки нам не хватало! Оставь ты ее в покое!

— Не могу, — горько ответил Ахти, — и тут же завертел головой, высматривая златовласую найдёну.

Глава 11

Нет прощения предателю

Несколько дней подряд Ахти втихомолку следил за Асгерд, хотя она вроде бы не подавала к слежке никаких поводов. Но вот однажды ночью Ильмо проснулся от того, что кто-то тряс его за плечо и шипел в ухо:

— Тсс! Просыпайся!

— Что?

— Помнишь, что я тебе говорил про Асгерд?

Ильмо перевернулся на другой бок.

— Отстань, Ахти…

— Проснись, и пошли со мной! Я тебе его покажу.

— Кого — Аке?

— Если бы!

Вскоре они взбирались на скалистый гребень. Небо было светло от звезд, но в ущельях лежали черные тени. В одной из этих теней и затаились друзья.

— А теперь потихоньку высунься и посмотри туда!

— Ну, если только это все твои выдумки…

Ильмо выглянул.

— Ого! — пробормотал он.

Шагах в ста от них, на соседнем гребне, четко виднелись две фигуры, освещенные луной. Обе опознавались легко и безошибочно — Асгерд и Хиттавайнен.

Оборотень так и следовал за ними, хотя его роль проводника вроде как закончилась. Догонял их по ночам, днем где-то отсыпался. Изредка он показывался им, если надо было выбирать дорогу, — но чаще оставлял знаки из сломанных веток или заметных камней. Встречались они нечасто, и это никого не огорчало. Ильмо каждый раз благодарил оборотня за помощь, а сам с некоторой тревогой ждал ближайшего полнолуния. До него оставалось уже недолго.

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru