Пользовательский поиск

Книга Земля оборотней. Содержание - Глава 9 Величайшее сокровище Карху

Кол-во голосов: 0

— Да, окружили, — согласился нойда. — Но сотни ли?

— Ты о чем?

— А вот о чем…

Йокахайнен сделал быстрое движение рукой, одновременно пропев на похъёльском наречии короткое заклинание, и под сводом пещеры вспыхнул свет — да такой яркий и всепроникающий, словно загорелся сам воздух. Белый сполох ослепил всех. Нападающие замерли, потом заметались и шарахнулись к дальним стенкам пещеры.

— Йо! — взвыл Ахти. — Так и ослепнуть можно!

— Когда проморгаетесь, взгляните по сторонам, — самодовольно сказал саами.

Аке оторвал от глаз ладонь, прищурился… и опустил секиру.

— Где они? — с изумлением спросил он.

— Это были призраки. А вон там, видите — не призраки.

— Хо-хо! — воскликнул Ахти, глядя на удиравших в тень альвов. — Так это совсем другое дело!

И они с Аке ринулись в погоню. Конечно, пещерных жителей еще оставалось пара-тройка дюжин, но что это для двух бойцов, которые жаждут подвигов и сокровищ?

Последними из лаза выбрались Ильмо и Калли.

— Ну что, ты угадал? — спросил Ильмо нойду. — Это были призраки?

— Конечно. Только я одного не могу понять — как им это удалось? Вызвать из Хорна даже пару призраков — непростая задача, а здесь их были сотни…

— Что ж, — сказал Ильмо. — Пошли, посмотрим, куда сбежали живые.

Глава 9

Величайшее сокровище Карху

Огромная пещера казалась ажурной, будто соты, — все ее стены, от пола до потолка, были облеплены чем-то похожим на ласточкины гнезда. Купола, своды, круглые гнезда, соединенные висячими мостками и аркадами, — настоящий подземный город. Одни жилища были крошечные — заберешься внутрь, ноги останутся снаружи; другие просторны, как длинные дома варгов. Возле некоторых домов, прямо на стенах, а то и на сводах, Ильмо заметил слабо светящиеся косматые заросли не то мха, не то грибов. Никакого иного освещения в пещере не было, но во многих домах мерцал тусклый красный отблеск жаровен.

Посреди пещеры, на ровной площадке, столпилась кучка подземных жителей. Их было не больше трех десятков. Косматые коротышки низко кланялись, что-то бормоча на неизвестном языке. Впрочем, и без перевода было ясно — сдаются и просят милости.

— Что они там бормочут? — спросил Аке, появляясь из темноты. — Нойда, что это за язык?

Йокахайнен наморщил лоб, вслушиваясь в полузнакомые слова и фразы.

— Это искаженный похъёльский. Понять можно. Думаю, просто очень древнее наречие…

Толпа косматых жителей раздалась в стороны, пропуская вперед странную пару: длинноволосого подростка и загадочный меховой шар, увенчанный безглазой звериной головой. Ильмо сначала показалось, что это молодой медведь с поводырем. Но тут «медведь» поклонился, откинул на спину звериную голову, оказавшуюся капюшоном, и что-то сказал.

— Он говорит, что его зовут Брокк, он верховный жрец, — перевел Йокахайнен. — А этот, который как парень, — Хлёкк, его жена.

Ильмо усмехнулся:

— Спроси, как называется их племя?

— Они называют себя «народом карху».

— Что это значит?

— А хийси его знает…

Теперь, когда пещерные жители стояли спокойно, их можно было рассмотреть в подробностях. Это были сутулые карлики с бледными лицами, косматыми бурыми волосами и белыми выпуклостями на месте глаз. Слепота им ничуть не мешала — вероятно, ее заменял слух, а может, нюх или иные свойства, например умение тонко чувствовать тепло, как у тунов.

Верховный жрец, почтительно кланяясь, пригласил их следовать за ним. Вскоре он привел их в просторную нишу, огороженную низкой каменной стеной. Дальняя часть ниши была завешена пологом, перед ним рдели угли в металлической жаровне. Гостей усадили на косматые медвежьи шкуры вокруг жаровни. Калли с любопытством заглянул в очаг и восхищенно прошептал:

— Гляньте, они жгут камни!

— Глупости, — сказал Йокахайнен.

— Но правда, — вступился за мальчишку Ильмо, — откуда здесь дерево? Почему бы под землей не быть горючим камням?

По знаку Хлёкк пещерные жители поднесли им угощение. Посуда была металлическая, изготовленная весьма искусно, — Аке, рассмотрев чеканное блюдо, призадумался. А вот то, что лежало на этих блюдах, доверия не внушало.

— Фу, — скривился Калли, вытянув с блюда пальцами какие-то скользкие зеленоватые нити. — Похоже на тухлые водоросли.

— Это вареные грибы, — сказал Йокахайнен, обнюхивая пищу. — Закрой глаза и ешь спокойно. А вот что у меня за слизистые комья…

— Слизни и есть, — ухмыляясь, предположил Аке. — Смотри, чтобы с тарелки не убежали.

Ему-то досталось нечто более привычное — рыба. Правда, сырая и неочищенная.

Тут вкусно запахло мясным супом с грибами, и все оживились. В пещеру внесли большой котел на гнутых ножках, над которым поднимался пар.

— Ух, горяченькое! — потер руки Аке.

— Откуда ты знаешь, из чьего мяса оно сварено? — с сомнении спросил Ильмо. — И кстати, где Ахти?

Аке неожиданно расхохотался:

— Ищет свой волшебный меч.

Тут как раз появился Ахти и молча сел рядом. Вид у него был раздосадованный.

— Нашел? — спросил Аке, опуская ложку в котел.

— Да, — буркнул Ахти. — Под ногами валялся. Видно, с этим мечом мне воинской славы искать нечего. Представь, — повернулся он к Ильмо, — догоняю карлика, замахиваюсь, и тут меч вылетает у меня из руки и падает где-то в темноте. Только не говорите мне, что я его плохо держал!

Калли захихикал:

— Наверно, испу… в смысле, разгневался очень, вот ладони и вспотели!

— Калли! — одернул его Ильмо, видя, что в нынешнем расположении духа Ахти лучше не задевать. Но Ахти только рукой махнул и принялся за еду.

Котел быстро пустел. Пещерные жители понемногу осмелели. Кажется, их снова стало больше. Они подходили и подходили и садились неподалеку. Со всех сторон в сумраке маячили их бледные безглазые лица. Но сидевшие у огня путешественники этого не видели.

— Так вот они какие, черные альвы, — сказал Аке, насытившись. — Да, я представлял их совсем не такими…

— Вспомнил! — неожиданно сказал Ахти. — У заневских словен есть легенда о народе, который ушел под землю вслед за своими изгнанными богами. Звался он «чудь белоглазая»…

— А я говорю, это альвы, — возразил Аке, вытирая рукавом жир с бородки. — Все признаки совпадают: низкорослы, коренасты, бородаты… А белоглазой чудью словене называют не какой-то таинственный подземный народ, а вессов, ингров и вас, карьяла.

— Разве альвы слепы? — не сдавался Ахти. — Разве они ходят в медвежьих шкурах?

— Что тебя удивляет? Это же похъёльские альвы. Если бы тебя поселить в Похъёле, еще неизвестно, в кого бы ты превратился. Не в такого ли?

Аке указал черенком ложки на Хиттавайнена, который бесшумно появился из темноты и теперь смирно сидел в уголке, сонно прикрыв глаза. От еды оборотень отказался. Ильмо заподозрил, что он успел закусить под шумок парой альвов.

— А ты что думаешь, Йо? — спросил Ильмо. — Эй, что с тобой?!

Йокахайнен застыл на месте, уронив ложку. Его лицо вдруг заблестело от пота.

— Тебе плохо?

— Его отравили! — воскликнул Ахти, вскакивая на ноги, и тут же согнулся, схватившись за живот. — Ой… И меня тоже…

— Нет, — отозвался Йокахайнен. — Тихо…

— Что происходит?!

— Колдовство!

Никто ничего не понял, но на всякий случай все тут же схватились за оружие. Ильмо почувствовал, как у него по рукам и спине одна за другой покатились холодные волны. Нойда был прав — в этот самый миг в пещере происходило некое волшебное действо. Но, кажется, оно было направлено не против них…

А тем временем похъёльских альвов вокруг стало больше чуть ли не втрое. Причем если одни сидели вокруг жаровни и негромко между собой переговаривались, то прочие молча стояли у них за спинами, но к огню не приближаясь, как будто нарочно прятались в тень…

Йокахайнен неожиданно вскочил на ноги и схватил за плечо ближайшего из стоящих пещерных жителей. Но его рука прошла сквозь тело.

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru