Пользовательский поиск

Книга Земля оборотней. Содержание - Глава 6 Пустая избушка

Кол-во голосов: 0

— Зря стараешься, Аке, он тебя даже не слушает, — холодно сказал Ахти, поворачиваясь спиной к холопу.

— Я до него еще доберусь, — прошипел Калли, неохотно убирая нож.

— Начинается. Вот она, близость Похъёлы, — тихо сказал Йокахайнен.

Аке озабоченно посмотрел на него.

— Ишь, крысеныш! Видал я таких — не пырнул бы он Ахти в спину. А то вот еще ночью прирежет!

— Он так никогда не сделает, — вступился за него Ильмо. — Правда, Калли?

— Да я его, хвастуна, и днем запросто одолею!

Лицо Аке вдруг просветлело — ему в голову пришла неплохая мысль.

— Предлагаю вам сразиться, — сказал он. — Нет, никаких ножей и прочего. Помнишь, Ахти, как мы веселились на Лосином острове, устраивая поединки на подвешенном бревне?

Ахти скорчил гримасу.

— Поединок? С рабом?

— Ага, струсил! — обрадовался Калли. — Так я и знал, что ты меня боишься!

Место для поединка нашли поблизости, в лощине, заваленной буреломом и заросшей высоким рыжим папоротником. Аке выбрал подходящий, достаточно устойчивый сосновый ствол, упавший поперек оврага. Ахти и Калли, держа в руках длинные суковатые шесты, найденные в том же буреломе и освобожденные от мелких веток, забрались на него с разных концов.

— Кто первый свалился — тот проиграл, — объявил Аке. — Ниже пояса не бить.

— А по ногам можно? — спросил Калли, неумело крутанув палку.

— Тебе — можно, — сказал Ахти и бросился на него, как коршун на цыпленка.

Вмиг он обрушил на Калли мощный прямой удар, намереваясь сразу снести мальчишку со ствола в колючее нагромождение сухих веток. Но палка просвистела у Калли над головой. Холоп быстро пригнулся и с криком прыгнул вперед, нанося встречный удар по ногам. Ахти не успел отскочить. Удар попал по голени, но вышел слишком слабым, чтобы скинуть врага, — только раззадорил его. На Калли посыпался град ударов. Еще пару раз он удачно увернулся, а потом принял удар на свою палку и тут же ее лишился, а заодно крепко получил по рукам. Подросток невольно вскрикнул от боли, его движения замедлились, и Ахти этим немедленно воспользовался. Калли пропустил хлещущий удар по плечу, потерял равновесие и соскользнул со ствола. Ахти тут же остановился, опустив палку.

— Возиться… — презрительно произнес он. — Холоп и есть холоп. А туда же, биться лезет!

Неожиданно он вскинул руки и зашатался. Оказывается, Калли, падая, ухватился за ствол и повис на нем снизу, обхватив руками и ногами. Он продержался ровно столько, чтобы схватить противника за ногу и вцепиться в нее, как пиявка. Еще мгновение, и они оба рухнули в бурелом: Ахти с проклятиями, Калли с торжествующим хохотом.

Аке громко захлопал в ладоши:

— Я думал, у нас в отряде два воина, а оказывается — три!

— А я? — обиделся Ильмо.

— Ты охотник, — примиряющее сказал варг. — С людьми биться — совсем другое искусство…

Вскоре противники вылезли, красные, запыхавшиеся и исцарапанные с головы до ног. Калли сиял.

— Ничья, — объявил Аке.

Ахти подумал и добродушно хлопнул Калли по плечу:

— Молодец, сопля!

Калли хмыкнул, но смолчал — уж очень был доволен.

Средство, предложенное варгом, оказалось на удивление удачным: целый день прошел, а Ахти и Калли ни разу не поругались. На вечернем привале Аке внимательно следил за противниками, но Ахти был весел и болтлив — впрочем, как всегда, — а от вечной угрюмости Калли и следа не осталось. Аке поздравил себя с успехом и затеял разговор о далеком и приятном — о своей невесте.

— Вот разберусь с проклятием, вернусь домой — и женюсь наконец на милой Храфнхильд. Уже третий год она меня дожидается…

Ильмо вздохнул.

— Что, тоже девчонку свою вспомнил? Небось она не стала бы тебя ждать три года?

— Не стала бы, — согласился Ильмо. — Со мной бы убежала. Айникки вообще-то и собиралась с нами в Похъёлу. И пошла бы, если бы не заболела…

— Распустил ты ее совсем, — неодобрительно сказал Аке. — Воин странствует и сражается — дева ждет. Такова доля, богами установленная. Может, ты, Ахти, нам что-нибудь поведаешь про свою невесту?

— Про которую из них? — невинно спросил Ахти.

И принялся рассказывать куда более увлекательную, чем у Аке, историю своего последнего сватовства. Как, спасаясь от мстителей из рода Суванто (где, вот незадача, тоже соблазнил девицу), попал в запретную березовую рощу, где как раз совершались женские таинства во славу Ильматар. Там-то Ахти и встретил статную ясноглазую деву, дочь главы рода Саво. Конечно, его мгновенно сразила любовь. Дева тоже не осталась равнодушной к красавцу-беглецу…

— Я прожил в землях Саво почти полгода, — рассказывал Ахти. — На правах зятя. Мог бы, в сущности, там и остаться. Они ведь меня, преследуемого, приняли как родного, защитили от мести… Так ведь дернуло меня отвезти невесту домой! Матери показать решил…

Ильмо и Аке весело переглянулись.

— И что — мать? — спросил Йокахайнен, не знавший истории, которая давно уже стала любимой байкой у всех северных карьяла.

— Сказала: дева слишком избалованная, мнит о себе много, вези обратно. Ну, и главное — то проклятие о «смерти от злой жены»… Я, пытаясь его избежать, уже столько раз чуть жизни не лишился…

— Неужели так просто взял и отвез обратно?

Ахти грустно махнул рукой.

— Пришлось. Пригожих девиц много, матушка — одна. Так что, вы думаете, устроил глава рода Саво? Так разозлился, что поначалу чуть войну не объявил всему нашему роду! Потом, однако, успокоился и объявил, что род тут ни при чем, но, если я еще раз объявлюсь в его землях — голову с плеч снесет. И чем я ему не угодил? Невеста моя, говорят, сына родила, а я его и не видел ни разу…

— У тебя уже есть дети? — удивился Ильмо.

— Где-то наверняка есть, как у всех нас, — сказал Аке. — А ты, Калли? Жениться не собираешься?

— Всё зло от баб! — мрачно сказал Калли под общий хохот. — Ну их всех в болото!

— А ты, Йокахайнен? Что ты все молчишь? У тебя есть невеста?

— Была, — сухо сказал Йокахайнен.

— И куда делась?

— Я ее убил.

Хохот умолк. Все недоверчиво посмотрели на саами.

— По приказу Рауни, — неохотно пояснил он. — Он учил меня убивать людей колдовством, вот и выбрал мне ее… поупражняться.

Над полянкой повисло долгое молчание.

— М-да, — сказал наконец Ахти. — А отказаться не мог?

— Если б я тогда отказался, я бы сейчас здесь не сидел.

После этого общий разговор увял. Аке и Ахти принялись вспоминать чужие земли, где им довелось побывать, а Калли завалился спать.

Ильмо подсел к Йокахайнену.

— Вижу, ты неспокоен, — тихо сказал он. — Что там с узелками? Снова что-то чуешь, да?

Нойда кивнул:

— Опасность. Кто-то нарушил сеть. Мне кажется, за нами следят.

Глава 6

Пустая избушка

Еще целый день и ночь прошли без происшествий, только склоны горы становились все круче и круче. Местами путешественники уже не шли, а карабкались, цепляясь за кустарник и пробираясь через каменные осыпи. А утром третьего дня Ильмо вдруг обнаружил широкую тропу — впрочем совсем запущенную. Она-то и привела к той сосне.

Старая раскидистая сосна росла на песчаном холме у входа в длинную широкую долину, грибом возвышаясь над молодой порослью. Огромные ветви вольготно раскинулись, затеняя небо. Сухие ветки, сломанные ветром, так и висели, застряв в кроне, словно желтоватые кости. Корни, вцепившиеся в землю, казались скрюченной пястью какого-то древнего великана. От дерева, несмотря на его почтенный возраст, веяло мощью. И жутью. Ибо нижние, обломанные ветки сосны были украшены насаженными на них человеческими черепами. Наверху, локтях в десяти над головой, в ветвях белели части скелетов.

— И как это они туда попали? — глубокомысленно произнес Ахти, рассматривая страшноватое дерево. — Как будто их кто-то туда забрасывал…

— Тролли повеселились тут, что ли? — пробормотал Аке, беспокойно вертя головой.

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru