Пользовательский поиск

Книга Заложники Света. Содержание - Глава 11 Путь к свободе

Кол-во голосов: 0

Гай вернулся домой под вечер. Примчался, на ходу стягивая забрызганную кровью трабею, бросился в свою комнату и был остановлен властным голосом Тиберия.

– Брат, зайди ко мне!

Преторианец остановился. Оглянулся с мукой на лице.

– Это срочно? Понимаешь, я очень тороплюсь.

– Зайди ко мне.

– Ну, хорошо. Только быстро. У меня очень важное дело. Жизненно важное, я…

Он замолчал, увидев выражение лица Тиберия. Быстро вошел в библиотеку, закрыл дверь.

– Что случилось?

Гратх протянул ему свиток. Всего полчаса назад он решил, что отдаст план Гаю. Не потому, что выполнение приказа давало еще несколько дней, а может и месяцев жизни. Просто он, после долгих мучительных раздумий, осознал до конца – ни к чему турвону придумывать сложный и нелепый план убийства демоноборцев. Он вполне мог казнить Арэлл завтра. Помогать ей бежать, чтобы убить во время побега? Не логично. Хотя демонская логика непостижима.

Увидев, что в бумагах, Гай просиял. Буквально засветился от счастья.

– Спасибо! Я никогда этого не забуду.

Он порывисто обнял брата, потом также внезапно оттолкнул, как будто устыдившись своего порыва, и выбежал из библиотеки, крепко сжимая пергамент в кулаке.

«Может быть, я отправляю его на смерть, – устало подумал трибун. – А может – спасаю. Вот только кого? Его или себя?»

Он устал сомневаться, ждать, надеяться. Пусть все будет так, как будет. Тиберий добрался до своей спальни. Отказался от ванны, отослал рабов и упал в постель. Уже засыпая, слышал, как застучала лошадь подковами по мостовой. Гай помчался спасать свою возлюбленную. «Я бы должен пойти вместе с ним, – подумалось сквозь сон. – Или хотя бы волноваться за него. Не находить себе места, метаться по комнатам и рвать остатки волос на голове». Гратх улыбнулся, тоже во сне, и провалился в полнейшую темноту.

Разбудило трибуна ощущение чужого присутствия в комнате. И шорох.

– Гай, ты?

Он приподнялся, вгляделся в темноту. Пять теней. Одна из них выступила в полосу лунного света, и Тиберий увидел, что человек одет в красную кожаную тунику. Жрецы-убийцы темного храма.

– Великий Некрос не дождался свой жертвы, – произнес один из них, и в его руке блеснула бронза.

Неожиданно Тиберию стало весело. Спокойно.

– А не пошел бы ваш Некрос… – дальше он с удовольствием пояснил, куда именно нужно пойти Повелителю и что там сделать. В подробностях. Подумал мгновение и добавил, имея в виду уже турвона. – Обманул все-таки, подлец!

Схватил меч, лежащий на прикроватном столике, вскочил с ложа. Перед глазами мелькнул призрак Арэлл, бросающейся на жрецов. Бесстрашная самоубийца. Чем он хуже нее?!

Оказалось – хуже. Годы не те. Пора молодости и великих сражений, когда он не отпускал меча от зари и до заката, разом справляясь с четверкой опытных бойцов, уже давно прошли. Сейчас он был менее проворный, сильный и выносливый, чем Арэлл. Да, у него было то, чему никогда не появиться у этих падальщиков – опыт старого солдата. Но опыт – это еще не все.

Говоривший устремился вперед, к народному трибуну, который ожидал своего врага, держа спату острием вниз. Прислужник Некроса напал молча, занес над головой тесак, и спустя мгновение упал на кровать с разрубленным горлом, заливая кровью льняные простыни и покрывала.

– Ну? – С издевкой спросил у четверых оставшихся убийц Гратх.

Теперь его атаковали двое. Судя по всему, близнецы – невысокие, гибкие и проворные. Двигались они гораздо лучше своего товарища, да и опыта в схватках у них, похоже, было побольше. Спальня наполнилась звоном бронзы. Тиберий успешно отразил первую атаку, не дал себя прижать к столу, затем тяжело ранил одного из противников. Спата ударила зазевавшегося жреца по лицу, рассекла кожу, и лишила человека части носа.

Но потом проклятая нога предала Тиберия. Колено словно пронзило острое ледяное копье. Гратх потерял равновесие и упал. Встать он не успел. Тесак второго близнеца вспорол левый бок. Народный трибун не почувствовал боли. Лишь разочарование, что все кончилось так быстро. Он выбросил свой меч вперед и вверх, услышал вскрик, понял, что попал в бедро. На лицо брызнула чужая кровь. Оставив верную спату, народный трибун пальцами вцепился в упавшего противника, раздирая ненавистное лицо, выдавливая глаза. Сейчас он был похож на рэймского боевого волка, из тех, что участвуют в сражениях вместе с солдатами. Он следовал закону волков. Даже умирая – убивать врага, рвать горло.

Двое оставшихся на ногах прислужников наносили ветерану рану за раной, но он не чувствовал их. Перед ним был враг, а все остальное – неважно. Тиберий Гратх, народный трибун Рэйма умер молча, на теле одного из своих убийц.

Этим исполнились сразу две его мечты. – Он погиб в бою, и не отдал душу демонам. Чего еще можно желать?

Глава 11

Путь к свободе

В доме Марка было темно. Спит или прячется. А, может, любящая тетушка связала его по рукам и ногам, положила в теплую кроватку, чтоб не сбежал. А в рот засунула соску, чтобы не плакал.

Атэр колотил в запертую дверь тяжелым медным кольцом до тех пор, пока не послышались шаги и голос привратника не заблеял:

– Кого несет в столь поздний час?

Хореем заговорил, болван, от страха? Или у лучезарной Поппии все рабы научены изъясняться стихами?

– Атэр к лурию Маркосу, – подавляя гневные спазмы в животе выговорил эллан.

– В ночное время дом закрыт для визитеров, – елейно отбрил доморощенный поэт.

– А ну, открывай живо! – заорал Атэр. – А не то заложу всю вашу семейку храмовникам. Как укрывателей жертвы Великого Некроса!

Дверь распахнулась спустя минуту. В проеме появился встрепанный Марк. Схватил эллана за плечо и, втащив внутрь, зашипел прямо в лицо, обдавая несвежим после сна дыханием:

– Ты чего орешь?! Совсем ума лишился?! Какая жертва?! Какие укрыватели?!

– Арэлл в тюрьме. – Когда хотел, Атэр умел быть спокойным, хотя это стоило немалых душевных сил.

– Маркос, дорогой, что за шум? Кто к тебе пришел?

На верхней галерее появилась тощая фигурка, замотанная в тогу. Видимо драгоценная тетушка выползла посмотреть, не убивают ли (еще чего недоброго!) ее обожаемого племянника.

– Тетя, все в порядке. Это мой… друг.

– А что именно ему нужно? – прочирикала старуха, пытаясь разглядеть гостя в темноте вестибюля. Атэр открыл было рот, чтобы с веселой злостью сообщить Поппии, что именно ему нужно, но приятель успел зажать ладонью его губы и выпалил:

– Ничего, тетушка. Он пришел вернуть мне долг.

И прежде чем любопытная старуха спустилась вниз, утащил эллана в свои покои. Вытолкал из постели черноволосую девицу. Та, сонно позевывая и волоча за собой по полу хитон, удалилась. У самого выхода обернулась, подмигнула молодому гостю. Тот в ответ послал нагой красотке воздушный поцелуй.

Марк захлопнул дверь.

– Арэлл в тюрьме. – Напомнил ему Атэр.

– Да, – хозяин дома недовольно скривился. Достал из шкатулки на столе пастилку, суда по запаху – мятную. Сунул в рот. Несколько секунд вдумчиво жевал. – Она осквернила алтарь Некроса.

– Я знаю, что она сделала! – Сдержаться и не заорать было очень сложно. Но он сдержался. К концу фразы. Поэтому первые два слова прозвучали несколько громче, чем рассчитывал. – Знаю. Мы должны спасти ее.

Марк едва не подавился.

– Ты в уме?! Как ты собираешься это сделать?! Ее держат в каменном мешке под…

– А мне плевать!

– Послушай, она сделала глупость! Ей не нужно было…

Что нужно и чего нет, по его мнению, делать Арэлл, произнесено не было, потому что пальцы Атэра стали светиться синим светом. Жутковатое зрелище. Особенно для рэймлянина, привыкшего до нервного поноса бояться магии.

– Мне все равно, сколько жертвенников она осквернила! Мне плевать, кого она зарубила. Жреца, демона, сунула в задницу Некросу раскаленную спицу для вязания. Мы вытащим ее.

89
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru