Пользовательский поиск

Книга За далью волн. Содержание - Глава 54

Кол-во голосов: 0

Глава 54

Марк Бланделл стоял на дне огромного, вырытого экскаватором раскопа. «Моли Тебя, Господи, — мысленно заклинал он, — пусть Питер не забудет о своем обещании и закопает эту треклятую записку!» Уже два дня экспедиция вела раскопки к северу от Ллин Динаса — озера Динас, начиная от центра треугольника, очерченного Марком Бланделлом пятнадцать веков назад. За два дня ровным счетом ничего не обнаружили.

Раундхейвен нервничал. Марк вызвал его на раскопки, в ярких красках описав собственное путешествие в прошлое и пообещав, что непременно предоставит неопровержимое доказательство того, что темпоральный тороид действительно работает. Теперь, если в ближайшее время не удастся найти ничего существенного, заместитель министра уедет и вернется к своим делам, и плевать он хотел на всякую там дружбу.

Пока не удалось обнаружить даже следов великой битвы, которая наверняка должна была произойти между ютами и бриттами на следующий день после того, как погиб Марк. До сих пор археологи нашли только монетку в два денария с профилем Тиберия и надписью «IMPERATOR TIBERIUS CLAVDIUS PRINCEPS» на одной стороне, а на другой — ;«ANNO DOMINI XXVII».

«Надо будет попробовать поговорить с Селли, когда к ней начнут пускать посетителей», — решил Бланделл. Когда она пришла в сознание в лаборатории Уиллкса, у нее был сильнейший шок. Она дико смотрела на Бланделла и Уиллкса и все повторяла: «Вас нет! Вас всех не должно быть!» Но Купер и прибывшие с ним двое сержантов быстренько увезли ее. Если и был суд, то наверняка закрытый, тайный, потому что Бланделл об этом ничего не слышал, и в свидетели его не позвали.

Правда, его попросили сказать несколько слов на похоронах Питера Смита. Он на самом деле произнес всего несколько слов, поскольку понимал, что большая часть того, что ему известно о Питере, представляет собой «государственную тайну».

На панихиду явилось несколько десятков военных в гражданской одежде, но познакомиться ни с одним из них Марку не удалось — они упорно не называли своих имен. Марк скрипел зубами, проклиная принятую в рядах СВВ секретность.

Бланделл закрыл глаза, и в тысячный раз за последние два дня помолился. На сей раз Господь наконец услышал его молитвы.

Один из аспирантов-археологов из Кардиффа испустил радостный вопль и объявил, что что-то нашел. Марк побежал по раскопу, споткнулся, упал, растянул лодыжку.

Не обращая внимания на боль, он на одной ноге допрыгал до взбудораженных студентов, которые упоенно расчищали землю руками и щеточками.

Но еще до того, как Марк добрался до группы археологов, сердце у него екнуло. Что бы они там ни раскопали, это явно был не глиняный кувшин с горлышком, залитым воском, наподобие тех, в каких лежали свитки, найденные на дне Мертвого моря.

Это были остатки деревянной шкатулки. Бланделл дохромал до студентов и склонился над находкой. Археологом он не был, но сразу понял, что шкатулка немыслимо древняя. Некогда ее сколотили из прочнейшего дерева, но теперь она представляла собой отдельные полусгнившие куски и проржавевший железный каркас.

Студенты поспешно расчистили крышку коробки.

Явно римская, — заявил один из них и указал на латинские буквы на петлях: «FV III» значилось там.

— Флавий Пласидий Валентиниан, — еле слышно выдохнул Марк. — Валентиниан Третий. Это то самое, чего я ждал. Это должно быть оно!

Студент, нашедший шкатулку, склонился еще ниже и самым старательным образом осмотрел находку.

— Но что бы в ней ни хранилось, сэр, — сказал он, все давным-давно истлело. — Он посмотрел на Марка. — Мне очень жаль, сэр, но там ничего нет, кроме древней пыли. — И он сокрушенно пожал плечами.

Марк шагнул назад и поморщился от боли. «Он не виноват», — подумал он, гадая, долго ли не простит брата Смита за то, что тот забыл о его просьбе положить записку в глиняный кувшин. Что бы Смит ни закопал, за пятнадцать веков все истлело, сгнило, было съедено червями.

— Мне очень жаль, Марк, — проговорил Раундхейвен, заглянув в раскоп через плечо физика. — Я столько времени угрохал на этот ваш проект с путешествиями во времени, а толку чуть. Я понимаю, как много это значит для тебя, но.., у полковника Купера и так уже куча неприятностей с полицией.

Боюсь, мне придется выдернуть вилку из розетки. — Раундхейвен крепко сжал плечо Марка. — Заезжай ко мне домой через пару-тройку дней. Отца прихвати. Утешить мне тебя особо нечем, но хороший ужин обещаю. Уиллксу можешь все сам сказать? Официальное уведомление он получит перед следующим заседанием Королевской Академии, но мне бы хотелось, чтобы сначала он все узнал от тебя.

— Конечно, — автоматически отозвался Марк, и голос его прозвучал бесчувственно, отстраненно.

Раундхейвен кивнул, отвернулся и зашагал к вертолету. Марк присел около древней шкатулки.

— Мы встретились на ступени, Питер, — произнес он с комом в горле. — И расстались в квадрате. Но если мне суждено увидеться с тобой на небесах, Смит, ты станешь падшим ангелом, даю тебе слово.

Марк Бланделл встал, в последний раз окинул взглядом место, где впервые в жизни умер, и, прихрамывая, побрел к своей машине, гадая, как же ему с такой болью удастся нажать на педаль.

ПОЛНЫЙ, БЕСПОВОРОТНЫЙ, ЧЕСТНЫЙ-ПРЕЧЕСТНЫЙ КОНЕЦ.

131
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru