Пользовательский поиск

Книга За далью волн. Содержание - Глава 31

Кол-во голосов: 0

Глава 31

«Он не может быть Питером, — думал Марк Бланделл, глядя на короля Меровия. — Он слишком явно принадлежит этому миру. Здесь его хорошо знают, от этого никуда не деться».

Римская трирема качнулась, черпнула кормой воды и боком налетела на следующую волну. Марк упал на колени. Большинство изнемогающих в сражении воинов лежали на палубе ничком и пытались ухватиться за что угодно — за мачту, поручень, канат. Матросы носились по палубе босиком, нигде не задерживаясь надолго, и, видимо, поэтому не теряли равновесия. Капитан Нав то и дело выкрикивал зычным голосом команды — привыкал управлять новым для него судном.

На носу стоял Меровий, завернувшись в плащ, и следил за приближением ютской галеры. Гребцов у ютов было больше, и потому они выигрывали в скорости. Через несколько минут должна была состояться неизбежная встреча.

Король стоял, вытянувшись во весь рост, — мрачный, словно Зигфрид. На губах его застыла едва заметная сардоническая усмешка. Марк поежился, но отвернуться не смог. Меровий казался ему выше ростом и холоднее камня.

Ледяной ветер трепал паруса. Они ускользали из рук матросов, пытавшихся расправить их, как положено. Трирема снова замедлила ход. Горько-соленые волны хлестали через борт.

Марк нахлебался воды, закашлялся и еще крепче уцепился за какую-то палубную надстройку.

— Скорее, — произнес Меровий негромко, но голос его перекрыл шум волн и скрип такелажа. — Скорее.

Капитан что-то прокричал, но ветер заглушил его слова. Впрочем, команда и так знала, что делать. Часть матросов сгрудилась возле руля, гребцы налегли на весла, и вскоре судно лучше развернулось по ветру. Паруса среагировали на это подобно крыльям аэроплана, и «Святая кровь» (именно так было заново названо судно) помчалась вперед.

Но юты не отставали. Парусов на их корабле было больше и гребцов достаточно. И это притом, что ютские гребцы не добирались до судна вплавь четверть мили, не сражались на берегу.

Вражеский корабль был уже так близок, что можно было разглядеть воинов на палубе. Того и гляди они могли открыть пальбу по «Святой крови».

Меровий протянул руку и легко коснулся рукава капитана Нава. Капитан наклонился к Меровию, тот что-то прошептал ему. Когда Нав выпрямился, лицо его было белее снега. Он сглотнул подступивший к горлу ком и сказал:

— Слушаюсь, господин.

— Но не сейчас, — уточнил король. Он поднял руку — так, словно в следующий миг был готов махнуть флажком наподобие стартера.

Матросы застыли по местам в ожидании приказа. Пока молчал капитан Нав, никто не имел права и пальцем пошевелить. Юты приближались под углом в сорок градусов.

Первое ядро, пущенное из ютской катапульты, пролетело мимо, не задев носа «Святой крови», но ютский артиллерист был из тех, кто умеет учиться на собственных ошибках. Следующим выстрелом он угодил в верхний парус и частично повредил мачту. Будь выстрел поточнее, грот-мачта рухнула бы, и тогда «Святая кровь» потеряла бы ход в одно мгновение.

Меровий, не спуская глаз с ютов, поднял руку еще выше. Опустил голову, уставился себе под ноги.., и решительно опустил руку.

— Повернуть против ветра! — проорал капитан Нав. Кормчие развернули рулевое весло влево, а корабль крутануло вправо.

— Теперь гребите во всю мочь, подонки! — распорядился Нав.

Если бы ютский капитан удержал прежний курс или развернул судно противоположным бортом к «Святой крови», то корабли неминуемо разошлись бы в разные стороны, и к тому времени, когда ютская галера повернула бы на сто восемьдесят градусов, «Святая кровь» была бы от нее уже на расстоянии мили, не меньше.

Но если бы капитан ютов слишком резко развернулся против ветра, его тяжелая галера перевернулась бы вверх дном.

Единственное, что ему оставалось, — это совершить плавный, широкий разворот против ветра и надеяться, что при этом он окажется прямо перед «Святой кровью».

Однако при таком положении дел и мгновения играли немаловажную роль.

Ютский капитан соображал неплохо. На маневр бриттов он отреагировал почти мгновенно. И все же где было его гигантской галере сравниться в маневренности с маленькой легкой триремой!

А «Святая кровь» была легкой, ее лавирование было продумано, а команда доведена до отчаяния и движима отчаянием. Марку хотелось закрыть глаза, но какая-то сила заставляла его смотреть на происходящее.

Суда снова мчались наперерез друг дружке, но теперь атакующее положение занимала «Святая кровь».

— Ну, живее! — подгонял гребцов капитан Нав. — Еще чуть-чуть, еще поднажмите.., вот так!

«Святая кровь» взлетела на гребень волны, подпрыгнула, упала в котловину, взлетела на новую волну и содрогнулась. Обитый металлом острый таран, словно в масло, вошел в корму ютской галеры.

Трирему сильно качнуло против ветра, палубу залило волной. От удара многих вышвырнуло за борт, в бушующее море. Марк стиснул зубы. Ему стало дурно от жуткого скрежета металла и треска ломающегося дерева. Руки его не выдержали, отцепились и его покатило по палубе, словно бильярдный шар.

Марк ударился о грот-мачту, обхватил ее и удержался на палубе. В ушах у него все еще звенело, но в глазах мало-помалу прояснялось.

«Святая кровь» и ютская галера наконец распрощались. Что поразительно — трирема почти не пострадала, нанеся при этом ютскому кораблю ощутимые повреждения.

Да, ютам повезло куда меньше. Корму их судна словно ножом срезало. Судно сильно накренилось. Марк с восторгом и ужасом наблюдал за тем, как галера издала предсмертный стон, легла набок и медленно перевернулась вверх дном.

Однако радостных воплей не воспоследовало. «Святая кровь» расправила паруса, ощетинилась веслами. Сикамбрийцы и бритты молча смотрели за тем, как один за другим тонут увешанные тяжелыми доспехами юты.

Некоторым удавалось ухватиться за обломки судна. Они молча, в страхе смотрели на короля Меровия. Похоже, ждали неминуемого суда и смерти.

— Спустить шлюпку, — распорядился король. — Подобрать наших людей, упавших за борт.

— Слушаюсь, господин, — кивнул Пав. — А с этими как прикажешь быть?

77
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru